11:28 , 15 марта 2019

Максим Шевченко: В данном случае о кровной мести речи быть не может

Передача «Особое мнение»

Евгений Бунтман: История с Тумсо Абдурахмановым, которому объявил кровную месть спикер парламента Чечни господин Даудов. Как это воспринимать?

[…]

Максим Шевченко, журналист: Этот вопрос касается меня косвенно, поскольку оскорбил память Ахмат Хаджи Кадырова в диалоге именно со мной, когда у нас с ним была дискуссия в стриме в Инстаграме, и в диалоге со мной Тумсо стал говорить неподобающим, оскорбительным образом об Ахмат Хаджи Кадырове. Я ему сказал несколько раз, что «так, мне кажется, нельзя говорить по контексту…».

Е.Бунтман: К вам, кстати, никаких претензий не было ни с чьей стороны?

М.Шевченко: Я не знаю. Если кто-то имеет ко мне претензии, всегда можно предъявить. Я их готов выслушать. Я не бегаю ни от каких претензий и всегда их готов выслушивать, если они только разумные, а не психопатические. Поэтому я могу подтвердить, что Тумсо говорил неподобающим, оскорбительным образом о человеке, который был убит террористами. Там есть разные версии, кто его убил, но в целом никто не доказал никаких иных версий, что его убили террористы, которые считаются террористами, как в Российской Федерации, так и в Евросоюзе, где Тумсо Абдурахманов сейчас находится.

В ответ на это, естественно, многие деятели современной Чеченской республики, для которых Ахмат Хаджи был не просто политическим лидером, а духовным учителем — напомню, что он был религиозный деятель, муфтий, который вел свой народ через ад и первой и второй чеченских война сначала как чисто религиозный лидер, потом как политический лидер, и на этом посту он был убит, — естественно люди это восприняли достаточно болезненно.

На мой взгляд, в данном случае ни о какой кровной мести как убийстве потенциальном речи быть не может. На самом деле мы все, думаю, журналисты, за прошедшее время со всеми знакомыми чеченцами много раз обсуждали эту фразу. И вы обсуждали, и я обсуждал.

Мне сказали чеченцы — пусть меня простят чеченцы, которые слушают и ингуши, для которых это родной язык — слово «чир» — которая употребляется как «кровная месть». Но нельзя нормы русского языка переносить на чеченский, как мне объясняли вайнахи. Контекст. Всё зависит от контекста. Он на самом деле сказал это слово. Но потом он сказал: «Убивать тебя никто не собирается». Поэтому уже не кровная месть.

Он сказал, что «ты оскорбил меня». А «чир» объявляется или за убийство, если есть кровь или какое—то тяжелое оскорбление, тяжелейшее оскорбление, допустим, оскорбили мать или отца… Тумсо оскорбил отца Рамзана. И как я понимаю, — еще раз говорю, я русский, я не чеченец, все-таки… — то есть он сразу говорит: «Ты нас оскорбил, — то есть кровная месть, — но убивать тебя никто не собирается». То есть при случае тебе накостыляют за это оскорбление, но убивать тебя никто не собирается. То есть это не кровная месть, которая как бы из книг, из новеллы Проспера Мериме о женщине, которая тренировала собаку, чтобы она вырвала горло у убийцы ее сына, помните? Вот не надо таких романтических представлений.

Да, это было сказано в сердцах, это было сказано под наплывом эмоций, но и оскорбление Ахмат Хаджи было серьезное. В ответ Рамзан потом высказался о Тумсо и его семье, но это было уже после того, как Тумсо оскорбил его отца.

Поэтому я считаю, что в этой ситуации надо просто… И мне, кстати, звонили многие чеченцы, не только кадыровские, но и те, которые сочувствуют, скажем, их оппонентам. В чеченской среде, как я понимаю, вообще, говорить перед третьим человеком, не чеченцем говорить о погибшем чеченце, даже если он твой политический противник или религиозный оппонент в оскорбительном тоне — это не принято. Это дело между чеченцами.

И вот, на мой взгляд, как я понимаю — я вот советовался с людьми — Тумсо Абдурахманов нарушил принципы внутреннего этикета, существующего в чеченском народе. А судить чеченский народ, прошедший ад двух войн, потерявший несколько сотен тысяч человек — кто-то говорит — 150, кто-то говорит — 300 тысяч — это официальная версия, которая сейчас произносится, и мы видели, что там происходило, Женя — и поэтому я лично точно не берусь, как им указывать, как они должны между собой выстраивать отношения по поводу того, что происходило… Ахмат Кадыров был убит в 4-м году, 15 лет назад. Как вчера это для многих. Это рана, которая саднит.

Тумсо тоже происходит из хорошего рода. Его предки, мне сказали, это были абреки, которые были убиты почти все — его дед, прадед, они были убиты в бою с империей — или с Российской или с Советской империей. Но, в общем, так или иначе, это их внутренние дела. Я это комментирую просто, потому что я оказался как бы в этом замешан, потому что в разговоре со мной НРЗБ со стороны Тумсо по отношению к Ахмат Хаджи, которого, кстати говоря, я тоже лично знал… мне кажется, что Тумсо пошел просто по простейшему пути оскорблений.

Хотя даже многие ичкерийцы более сложно относятся к личности Ахмат Хаджи Кадырова, понимая, что пути народа, тем более, народа, выходящего из ада, в котором находились чеченцы, когда Ахмат Хаджи принял тогда такое решение — перейти на сторону федералов фактически. Эти пути, как говорится, не измеряются человеческой жизнью и короткими человеческими мозгами даже самого умного человека.

Думаю, что нам трудно понять до конца, и точно это не категория «предатель — не предатель», всё гораздо сложнее.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире