15:01 , 19 января 2019

Дмитрий Быков: Как можно было там увидеть реабилитацию фашизма?

Программа «Один» с Дмитрием Быковым

Дмитрий Быков: Принцип очень простой. Мне приписывают слова, которые я произношу как цитату, как описание мировоззрения русских коллаборационистов Второй мировой войны. Темой «Дилетантских чтений» была гражданская война в России. Я исходил из того, что, по сути дела, гражданская война в России в холодное или в горячее время не прекращалась. И когда я говорю о том, что в 40-е годы в России тоже продолжался сюжет Гражданской войны, во всяком случае, один из ее сюжетов, я имею в виду вполне конкретную ситуацию: когда часть Белого движения (например, Шкуро, Краснов, часть казачества) пошли с Гитлером, потому что им казалось «против большевиков – да с кем угодно». Вот как Черчилль говорил: «Против Гитлера – хоть с Сатаной», так некоторым казалось, что против большевиков сами мы бессильны, а вот с немцами их раздавят. Об этом пишет Осипова в своем «Дневнике коллаборантки» (она находилась под Ленинградом все это время). Об этом писала масса деятелей Белого движения.

Деникин, который как раз с Гитлером не пошел, специальное обращение выпустил к тем белым, которые поддерживали Гитлера. Эта ситуация была, русский коллаборационизм был. То, что эта ситуация имела характер достаточно массовый – самый высокий процент коллаборационистов выдал Советский Союз, – ситуация трагическая и, конечно, катастрофическая. Конечно, о ней надо говорить. Но когда я описываю логику коллаборантов, приписывать ее мне совершенно бессмысленно. Ведь это я цитирую слова белых генералов о том, что Гитлер освобождает Россию от большевистского ига. Казалось бы, всю жизнь я говорю о том, что советский проект был модернистским, он этим и отличался от страшного, шовинистического, националистического, архаического, фашистского проекта. Он выиграл, потому что это был проект модернистский, потому что это был голос будущего против прошлого. И об этом же я говорю на «Дилентантских чтениях». Кто хочет услышать – слышит это. Как можно было там увидеть реабилитацию фашизма?

Вы понимаете, что, когда я цитирую коллаборантов, я не могу держать в руках кавычки. То, что я предположил выход биографии Власова после новой перестройки, – естественно, что все зоны замалчивания, которые сегодня табуированы, будут детабуироваться в начале новой гласности. Это не значит, что я собираюсь писать книгу о Власове. Но мне было бы интересно написать такую книгу, чтобы исследовать мотивы русской коллаборации. Понять объективно, а не апологетически, почему это происходило. Почему вообще ситуация русской гражданской войны продолжалась весь XX век, в том или ином виде. И совершенно не нужно мне приписывать возвышения Власова, потому что никакого возвышения его с моей стороны быть не может. Может быть анализ, может быть желание объяснить эту ситуацию, понять ее и расставить здесь все точки над i.

Идейных коллаборантов было очень мало, большинство было озабочено спасением своей жизни. Но вообще то, что в белой эмиграции огромное число людей, включая, между прочим, людей весьма неглупых и талантливых, видели в Гитлере надежду для борьбы с большевизмом – это очевидный факт. Об этом не пишет только ленивый. Почему сегодня нельзя об этом говорить? И, разумеется, никакого оправдания нацизма здесь нет. Когда я говорю, что многие коллаборанты были разочарованы тотальным антисемитизмом Гитлера, – это опять-таки цитата из дневников той же Осиповой. Это совершенно не мое мнение, и уж приписывать мне какую-то апологию нацизма, освобождающего Россию… Я как раз считаю, что большевизм был в то время спасительной альтернативой. И, более того, именно благодаря большевизму, а не русскому национализму была выиграна война. Потому что люди себя ощущали гражданами государства будущего. И от имени этого будущего они вступили в поединок с совершенно архаической силой. Я столько об этом говорил, что можно было бы уже понять.

Читать эфир целиком >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире