14:42 , 28 августа 2018

Елена Серветтаз: У Маккейна не было зацикленности на России. Думаю, его задевала несправедливость

Эфир памяти Джона Маккейна, американского государственного деятеля, политика, сенатора-республиканца

Елена Серветтаз, французский журналист, руководитель проекта «Открытый мир»:

Мы познакомились…по-моему, это был 2013-й год, тогда уже был принят «закон Магнитского». И семья Сергея как раз отправлялась в Сенат, чтобы встретиться с сенаторами, которые этот закон писали, голосовали за него, поддерживали. И я тогда поехала вместе с ними делать репортаж для радио. И, конечно, хотела первым делом поговорить с сенатором Джоном Маккейном. Но случилось так, что где-то, по-моему, за сутки до моего вылета в США случился теракт – это, вы помните, был Бостонский марафон.

И я уже была в аэропорту. И мне позвонил мой главный редактор и сказал, что даже не надейся никогда…видя то, что Маккейн возглавляет военный комитет… Никогда после теракта он не даст интервью. Он будет занят и журналистов будет отпинывать. Но я все равно взяла самолет и полетела в Вашингтон. И Маккейн был человеком слова — он мне обещал это интервью, я ждала его несколько месяцев, – и все-таки встретился со мной тогда.

Мы говорили про Россию, про «закон Магнитского». Меня вообще тогда поразило… Знаете, когда американским политикам…до этого я с ними общалась, нужно было пересказывать историю современной России: митинги, протесты, называть какие-то имена оппозиционеров, объяснять, кто они такие. К нему когда заходишь, то есть он сам… Он в теме. Я вот такого никогда нигде больше не видела.

Он не только интересовался Россией. Тогда уже была история сирийская и он тоже в нее глубоко погружен был. И тогда о российском присутствии в Сирии не говорили. И я помню, что даже люди, его стафферы, в каких-то общих мэйл-переписках…там был у меня один коллега, который занимался Сирией…и спрашивали: «Ну как там? Ну что там? Как чувствуют себя люди? Что там Башар Асад?».

То есть у него было какой-то зацикленности на России. Думаю, что его реально задевала несправедливость. И он понимал, что российский народ заслуживает совершенно другой участи, нежели той, которая у него сейчас. Он реально так чувствовал и так понимал. Я не знаю, знаете ли вы или нет, у Маккейна было несколько детей. У него было 3 ребенка, которые родились с его второй женой, а также у него была удочеренная девочка из Бангладеш.

И вот когда, видимо, российские власти проголосовали за «закон Яковлева», я думаю, что Маккейн как раз очень тоже болезненно эту историю пережил. И, наверное, не понял до конца, почему нужно отыгрываться так на детях. Меня эта история с удочерением очень, кстати, тоже поразила.

Он патриот. Его в начале, конечно, интересовал свой собственный народ, а потом – все другие, кому он мог помочь. Он же голосовал за отмену пыток. Человек, который во Вьетнаме прошел все круги Ада…ему же предлагали быть освобожденным, когда его отец вмешался. Он сказал: «Нет, пока военнопленные американские не будут освобождены, я никуда отсюда не уеду». Он голосовал за отмену пыток. Он голосовал за прозрачность избирательных кампаний, потому что сам когда-то пострадал от этого.

Читать полностью



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире