12:24 , 03 июля 2018

Петр Стегний: Нет ни одной ситуации, где мы спровоцировали бы конфронтацию

Фрагмент передачи «Разбор полета»

Станислав Крючков: А как это общее дело было сформулировано? Супер-цель советской дипломатии в это время на Ближнем Востоке как тогда определялась?

Петр Стегний: Только борьба за мир и против «происков империализма»  — я, конечно, огрубляю и пытаюсь сказать покороче. Потому что во всех ситуациях, где нужно было выбирать между жесткой конфронтацией и  налаживанием полит-диалога, мы всегда выбирали только диалог. Вы мне не можете привести ни одной ситуации, где мы  спровоцировали бы  конфронтацию с кем-то.

Но тут возникает Афганистан, 1979 г. Мы  в наши последние демократические времена сделали такой внутримидовский центр изучения истории российской дипломатии – музей дипломатии. В бывшем кабинете Потоличева, на  5 этаже высотки на Смоленской. И там, в том числе, есть и  протокол обсуждения вопроса о вводе войск в  Афганистан.

Помню, мы его нашли – там 23 страницы, 22 страницы все выступают против, — как-то приглушен был Устинов и сам Брежнев не высказывались. А на 23-й странице голосование – и  все «за». Почему «за»? Аргумент был такой: если не мы, то  американцы войдут. А если американцы войдут, то снова «Першинги», снова ракеты в  опасной близости от наших границ. Снова та же ситуация, которая привела к  кубинскому кризису, потому что там взорвали ситуацию не какие-то отдаленные действия американцев, а  американские ракеты среднего радиуса действия в Турции, которые доставали до Москвы, до всех наших жизненных центров.

Вот своеобразие этой ситуации оно, в общем, плохо понято. И переходя в современные времена, мы как-то оставляем часть несомненных фактов за  скобками, а  этого, наверное, не надо бы  делать, потому что жизнь наша все рвано нас разворачивает примерно к тем же словам Александра Третьего о том, кто наши единственные союзники.

Читать эфир полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире