13:48 , 19 июня 2018

Сергей Станкевич: Ельцин сдал и меня, и Собчака, и Старовойтову без какой-либо пользы для себя

Фрагмент передачи «Разбор полета»

С.Крючков – Вы можете сказать, что вы разочаровались на сегодня в Ельцине?

Сергей Станкевич, политик, историк – Нет. Я, естественно, пересматривал свое отношение к нему в процессе работы. Но если раньше у нас были не только политические, но и человеческие отношение, то позднее, конечно, человеческие отношения исчезли, поскольку Борис Николаевич Ельцин, к сожалению, сдал и меня и Собчака и Галю Старовойтову и многих других своих соратников, с которым он начинал. Сдал без какой-либо серьезной пользы даже для себя и без какой-нибудь необходимости исторической или политической.

Но я не считаю возможным какие-то счеты сводить. Я никогда не говорю о нем ничего плохого публично и сегодня не буду. Но чисто такое человеческое, эмоциональное отношение ушло. А все-таки я отдаю ему должное как историческому деятелю, как политической фигуре важнейшей, ключевой в этих революционных событиях 90-х годов.

С.Крючков – Если говорить, что сдал, это произошло по-человечески с его стороны, или под влиянием некоего окружения, на ваш взгляд?

С.Станкевич – Несомненно, под влиянием окружения. Тут была такая смена команд. Когда Борис Николаевич шел к власти, он опирался на одну команду, на одну группу. А вот когда он уже пришел к власти и, тем более, когда он в ней укоренился, обосновался, когда основные конфликты, связанные с попыткой отторжения его – знаете, такая реакция отторжения в государственном организме – когда все эти кризисы отторжения были пройдены, особенно острый кризис 93-го года, сразу после 93-го года я ушел из Кремля, ушел сознательно, после всех этих событий в Москве, после трехдневной гражданской войны – я так это называю. Но оставался как бы в команде.

Но Борис Николаевич начал менять команду, из которой уходили соратники и приходили функционеры. Функционеры приходили разными путями и с разными целями, но, в общем, нередко цели эти были далеки от интересов государства и демократии.

Самое главное, что вокруг него образовалась группа силовиков, которая считала, что вообще зачем все эти интеллигенты, все эти хлюпики, все эти советники: «Если что нужно, обращайся – мы посоветуем». И как бы эти ребята и возобладали. И они же, кстати, к сожалению, когда Борис Николаевич уже без советников работал – я последний, кстати, ушел, до меня Галя Старовойтова уходила – так вот эти самые советники довели его сначала до первой чеченской войны в 94-м году, а потом до критических, очень опасных для судеб страны выборов 96-го года, когда вообще возникла идея отложить их на два года, объявив чрезвычайное положение со ссылкой на ситуацию на Кавказе и вообще подождать переизбираться.

Вот такая трансформация произошла. И еще раз хочу сказать, что никаких обид не пытаюсь излагать и обосновывать как-то и не хотел бы, вообще, дальше этой темы касаться.

В конце концов, никто не обещал легкой жизни в политике, особенно в революционное время. И идя туда, ты должен понимать все риски, с этим связанные. Поэтому чего уж теперь сожалеть.

Но факт остается фактом: очень многие возможности в 90-е годы были упущены из-за того, что Борис Николаевич не вовремя, на мой взгляд, изменил свое окружение, в том числе, экспертно-аналитическую среду, что очень важно для каждого государственного деятеля. Много было упущено. И все основные ошибки, которые были связаны с ельцинским периодом, были совершены как раз во второй его срок.

Читать эфир полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире