19:59 , 26 мая 2018

Ирина Петровская: Изумило высокомерие, которое Познер демонстрировал по отношению к Дудю и Парфенову

Программа «Человек из телевизора».

Ксения Ларина: Владимир Познер в Hard Day's Night на «Дожде» — опять, в который раз. Опять рассказывал про свое боевое прошлое. Скажи мне, пожалуйста: у нас таких аксакалов больше нет? Я понимаю, что пионерам хочется поговорить с ветераном. Это в стилистике жанра, привычно. А других у нас нет?

Ирина Петровская, телекритик, обозреватель «Новой газеты»: Ну а кого других-то? Ведь хочется не только с ветераном поговорить, а с ветераном, который в общем (я сейчас говорю в общем) все-таки сохранил свою репутацию. Кто еще у нас из ветеранов?

Ксения Ларина: Конечно, авторитетный человек, журналист, который многое прошел!

Ирина Петровская: Но тут и происходит ужасное, на мой взгляд. На наших глазах происходит некоторое подмачивание этой репутации, когда идет вот такой разговор с юными, с молодыми, которые хотя, с одной стороны, демонстрируют всяческое уважение, но, с другой стороны, не отказывают себе в удовольствии задать некоторые неприятные для гостя вопросы, в которых он откровенно «не тянет». Он «плывет», если ты заметила. Те мысли, те слова, которые он произносил, допустим, 10 лет назад, сегодня воспринимаются уже как какая-то невероятная архаика. Особенно размышления о том, что такое настоящая журналистика, а что такое блогерство.

Ксения Ларина: «Болтовня».

Ирина Петровская: «Болтовня», как он называет. Меня очень неприятно поразило некое высокомерие, которое Владимир Владимирович демонстрировал по отношению, в общем-то, к своим коллегам. Я имею в виду Юрия Дудя и Леонида Парфенова. Ну Дудя он вообще назвал таким… «Делаете смешные интервью». А про Парфенова он сказал, что будь у Леонида Геннадиевича возможность работать в эфире, которой он лишен, он никогда в жизни не завел бы свой канал и не начал бы делать то, что он сейчас делает в интернете, на ютьюбе — этот свой «Парфенон». Мне кажется, это как раз совершенно несправедливо, потому что Леонид Парфенов многократно говорил, что в контексте того, что делает сегодняшнее телевидение, он вряд ли смог бы (даже, если предположить, при самом благоприятственном для него режиме) существовать.

По Познеру получается, что журналистикой можно заниматься только в официальном СМИ, даже если это все находится под контролем, под цензурой. Тем не менее человек, который работает в СМИ, несет ответственность за свои слова. Человек, который работает в сегодняшних, нынешних, новых технологиях, назвал это «бла-бла-бла» — и никакой ответственности. Слушать это было, честно говоря, не просто смешно, но и очень неприятно.

Ксения Ларина: Еще учитывая, что один из контраргументов, который ребята не вспомнили в этот момент — это все-таки напомнить Владимиру Владимировичу, что мера ответственности в интернете сегодня куда сильнее и выше, чем мера ответственности за «бла-бла-бла» по телевизору. Мы знаем, какое сегодня количество судебных процессов, и сколько людей реально сажают за всякие высказывания именно в интернете, в сети. Поэтому что уж тут говорить про ответственность.

С другой стороны, Ира, хочу его защитить от твоих возмущений.

Ирина Петровская: Это не возмущение, это изумление.

Читать эфир полностью>>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире