08:51 , 19 апреля 2018

Антон Красовский: Ксения Анатольевна считала, что я ее крепостной

Передача «A-Team»

А.Красовский: К Ксении Анатольевне у меня прекрасное отношение, с одной стороны у нее была скидка, с другой стороны, другую скидку она себе сама организовала.

А.Нарышкин: Что вы имеете в виду?

А.Красовский: Ну так вот она решила так сделать. Она решила сама так немножко подскинуть.

А.Осин: То есть, она нагрела вас на деньги?

А.Красовский: Ну, да.

А.Осин: Тогда плюс, имеется в виду, финансовый она получила от сотрудничества с вами? Вы это имели в виду?

А.Красовский: Я не знаю, куда она дела деньги. Может, она их на благотворительность перечислила.

А.Осин: Это другой вопрос. Когда вы сказали, что она получила плюс от сотрудничества с вами, вы имели в виду…

А.Красовский: Я считаю, что Ксения Анатольевна за эти четыре с половиной месяца кампании как медиа-фигура, как публичная фигура, как общественно-политическая фигура довольно много приобрела. И мне кажется, без ложной доли скромности, сделала она это, в том числе, и моими усилиями. Вот что я имел в виду.

А.Нарышкин: Но при этом Антон Красовский немного обижен?

А.Красовский: Немножко – да.

А.Нарышкин: Как это можно в деньгах выразить, вашу обиду?

А.Красовский: Сумма? Я вам не скажу. Это много.

А.Нарышкин: Насколько это много? Миллион рублей?

А.Красовский: Больше.

А.Соломин: Подождите, если это нарушение контракта, то дальше нужно в суд…

А.Красовский: Вы же понимаете, вы думаете, у меня был контракт с Ксенией Анатольевной?

А.Соломин: Я предполагаю, что вы наемный работник, что вы заключили договор.

А.Красовский: Это уже надо будет обратиться в какие-то наши деловые отношения с Ксенией Анатольевной. Это вот давайте мы…

А.Соломин: Хорошо, я по-другому спрошу. О другом спрошу. А вы единственный, кто оказался обманутым?

А.Красовский: Скажем так, это не обман. Это наказание.

А.Соломин: Наказание? За что?

А.Красовский: Конечно. Потому что я подонок и мразь, меня надо было наказать.

А.Соломин: Что вы сделали такого?

А.Красовский: Я считал, что я – не наемный работник, я помогаю Ксении Анатольевне как консультант. А Ксения Анатольевна считала, что я абсолютно полный наемный работник, ее крепостной.

А.Соломин: То есть, вы отказались делать что-то такое…

А.Красовский: Я просто всегда отказываюсь быть крепостным. Я живу в 2018, а не в 1815.

А.Соломин: Поводом для вашей ссоры стало какое-то событие, связанное с Ксенией… Собчак должна была куда-то пойти и куда-то она пойти не хотела.

А.Красовский: Вы что, с Ксенией Собчак не может быть так, чтобы я хотел, чтобы она куда-то пошла, а она не хотела.

А.Соломин: Интересно просто, где этот конфликт произошел.

А.Красовский: Он происходил все время, а потом он вылился в то, что мы расстались таким вот не очень…

А.Осин: Она не следовала вашим советам? Или что?

А.Красовский: Все она следовала моим советам. Это была чисто личная история, еще раз вам говорю. Люди ссорятся по каким-то… Еще раз говорю: человек считает, что ему принадлежит все вокруг. А я так не считаю. У Ксении Анатольевны есть только вертикальные связи в жизни, а у меня только горизонтальные, поэтому это крест, который мы поставили на наши отношения.

А.Соломин: У вас же были с ней горизонтальные связи?

А.Красовский: Никогда у нас не было с Ксенией Анатольевной не было горизонтальных связей, в этом парадокс, в этом проблема. Я всегда считал, что они такими были, а на самом деле их не было никогда. С Ксенией Анатольевной не бывает никаких горизонтальных связей, с Ксенией Анатольевной бывают связи либо вертикальные, где она либо начальник, либо подчиненный. Все остальное – это так или иначе связи с ее подружками, которые меняются в зависимости от того, у какой подружки появляется новый джип.

Читать полностью



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире