partofair

Кусок эфира

23 ноября 2017

F

Передача «Родительское собрание». Тема: «Крылья сложили палатки…»: что происходит с детским туризмом?

А. Кузнецов: В том, что в воспитании ребенка в любой его форме есть обязательно труд и ответственность родителя – выясни, проверь, узнай, посмотри своими глазами, предложи свои услуги сходить в поход с этим инструктором там помощником его и так далее, если ты так волнуешься. Конечно, проще всего сказать это, ну, мы теперь сами – да, – в своей палатке и на своей лодке.

В. Русов: Ради Бога.

А. Кузнецов: А то, что ребенок с другими детьми не будет, о чем Вы говорили…

В. Русов: Да.

А. Кузнецов: … в самом начале…

В. Русов: Я здесь – да, – вот хочу сказать, что часто ведь получается так, вот ребенок говорит, вот они с родителями ходят и прочее. Но опять с родителями. Родитель решает многие проблемы за ребенка. Когда ребенок оказывается один, он даже не знает, майка у него есть запасная в рюкзаке или нет, у него там белье есть запасное или нет. Ведь они вот часто этого не знают даже, потому что родители… вот мама дала. Иди помойся. Иди переоденься. Иди причешись. Когда он оказывается в походе, конечно, понятно, что за всем этим следит руководитель. Понятно, что, так сказать, контроль за этим идет. А как без этого? Но ситуация идет опять… И ребенок должен сам этому учиться. Вот это очень важно. Вот часто ведь родители спрашивают: «А можно мне вот пойти с вами в поход?» Да в принципе ничего страшного нет. Можно. Но зачем? Дайте возможность ребенку побыть без вас. Вот дайте возможность ему вот эту свободу почувствовать. И учтите, он почувствует свободу под контролем руководителя, специалиста, а не какого-то там человека или друга, который, в общем, может завести его совсем не туда, куда надо.

Читать эфир полностью >>>

Передача «В Круге Света». Тема: Об экономике и  не  только.

Светлана Сорокина: А бизнесмены предупредили президента, что нагрузка неизбежно приведет к сокращению инвестиций, росту цен на средства производства и на конечную продукцию практически по всем отраслям.

Михаил Дмитриев, президент партнерства «Новый экономический рост»: Эти их конкретные примеры, они ни на что не повлияют. И более того, уж если мы говорим о нашей экономике, то инвестиции и вообще экономический рост в третьем квартале резко притормозились без всяких налогов и сборов. И явно причины, которые то немножко ускоряют рост и оживляют экономику, то ее довольно сильно тормозят, они не связаны напрямую с этими налоговыми решениями. Есть гораздо более серьезные проблемы, которые не позволяют нашей экономике разогнаться до потенциала, ну хотя бы до 2% устойчивого роста в год.

Юрий Кобаладзе: А вот вы говорите: «ускоряют». Не «ускоряются» и «замедляются», а «ускоряют» и «замедляют». Что, это искусственно делается?

Михаил Дмитриев: Нет, конечно. Это связано с тем, что экономика едва-едва начинает оживать после довольно тяжелой рецессии, и два первых квартала этого года бы ли в общем-то очень неплохими. Но в третьем квартале опять произошел какой-то сбой, но он явно не связан с налогами или какими-то нехорошими действиями государства, просто в целом экономика крайне неустойчива и реагирует на любой чих, и сейчас просто огромное количество показателей пошло вниз. Особенно неприятно, что, например, резко затормозился рост импорта машинооборудования, а машинооборудование, их импорт свидетельствует всегда о том, что начинаются инвестпроекты, потому что они нужны, когда что-то новое создается. Вот он бешено рос в первом полугодии и вдруг резко затормозился буквально там в 10 раз и даже больше в последнее время.

Светлана Сорокина: А как вы это себе объясняете?

Михаил Дмитриев: Честно говоря, пока вот только-только аналитики начинают подводить итоги третьего квартала, это очень свежие данные, даже разбивки ВВП по отраслевой структуре нет. Поэтому люди строят разные догадки. Но, в любом случае, это говорит о том, что то, что называется драйверами роста, в первом полугодии в нашей экономике были не очень убедительными: ну, например, сильно росли запасы. Запасы – сегодня они растут, завтра они снижаются. Вот их довели до определенного уровня в расчете на новый спрос, и полгода хватило, чтобы это сделать. А куда дальше продукцию накапливать и девать, непонятно. Поэтому промышленное производство, например, упало в третьем квартале.

Юрий Кобаладзе: А какие еще вот есть? Вот промышленное производство упало, что еще?

Михаил Дмитриев: Прибыль упала в целом по экономике. Она выросла в сырьевых секторах, потому что сырьевая конъюнктура, в принципе, неплохая, но в других секторах она упала, в том числе, видимо, из-за реального удорожания рубля, которое сейчас происходит. Рубль, в общем-то, весьма крепко стоит, и для тех, кто работает на внутреннем рынке, это не самая лучшая ситуация. Например, по машинооборудованию за год произошло очень резкое смещение в пользу импортных машинооборудования. У нас до этого в прошлом году выпуск отечественных машинооборудования по объемам в рублях превышал импорт иностранных, а в этом году импорт иностранных превысил весь объем российских машинооборудования, так что…

Читать эфир полностью >>>

Передача «Арсенал»

Игорь Романенко, экс-заместитель начальника Генштаба ВСУ, генерал-лейтенант запаса: Страны Запада и США не поставляют в Украину летального оружия. Однозначно оружие не летальное. Военная техника, поставляемая в Украину с начала военных действий в Донбассе, носит оборонительных характер. Это оптика, локационные станции, автомобильная техника, бронетехника, разведывательные системы и прочее. Украине для урегулирования конфликта приходится «рассчитывать на собственные силы».

Длительное время политика украинских властей в отношении поддержания обороноспособности страны носила популистский характер. В действительности на протяжении последних 20 лет финансовое обеспечение военного сектора не превышало 1% от ВВП, что привело к уменьшению боевого потенциала Украины. Кроме того, на состояние вооруженных сил страны также повлияло пророссийски настроенное руководство силовых структур.
Последние лет пять так складывались, что у руководства силовых структур были люди явные российские апологеты, которые обучались в российских вузах, которые были гражданами России, в том числе два последних министра обороны Украины, что очень существенно сказалось на том, в каком состоянии мы подошли к 2014 году.
Боевые потенциалы России и Украины несопоставимы. Россия имеет существенные преимущества в оснащении вооруженных сил бронетехникой, ракетным оружием и авиацией.

«Вставание с колен» военно-промышленного комплекса касается в первую очередь Украины. После начала войны, нам в сжатые сроки пришлось фактически во многом по-новому создать свой военно-промышленный комплекс и в ускоренном порядке менять ситуацию с вооружением и техникой.
В настоящий момент Украина ведет разработки и осуществляет поставки новых противотанковых ракетных комплексов, бронетехники, беспилотных авиационных комплексов, транспортных и военно-транспортных самолетов.

Украинский флот в достаточно сложном [состоянии] после известных событий — аннексии Крыма. Большинство кораблей, вообще те вооружения, которые были в Крыму, несмотря на известное видео с докладом Шойгу своему главнокомандующему, что эти вооружения, техника переданы Украине установленным порядком, на самом деле, ни корабли в большинстве своем, ни авиация, ни зенитно-ракетные комплексы, то есть все серьезное более менее оружие, все осталось в Крыму. А, скажем, бронированная часть и техника, которая поставлялась, на 50 и более процентов были выведены из строя, двигатели и все прочее.

Восстановление украинского флота требует «больших затрат». Руководство вооруженных сил Украины заявляет о необходимости в первую очередь заняться разработкой кораблей и судов, обеспечивающих прибрежную охрану, а также разработкой так называемого «москитного флота» — малых подводных лодок. Вынуждены к этому подходить в связи тем, что, как уже известно по известным событиям, даже от того флота, устарелого советского, мало что осталось.

Порядка 90% сложной техники, находящейся на вооружении у формирований в самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республиках, была поставлена из России. Доказательства этому — масса техники, не советской, а уже российской, то есть в Украине она никогда не была, не было поставок со стороны России в Украину и так далее. Техника, которая даже советская, отчасти модернизированная, это тоже техника в основном из России.
Эти данные подтверждают свидетельства участников боевых операций в зоне конфликта.
Представления о том, что сторонники ЛНР и ДНР используют технику, похищенную у украинской армии иллюзорны. Украинское вооружение составляет лишь 10% от общего объема.

Процент местного населения среди так называемых «ополченцев» не превышает 40%. По личному составу — 60% к 40%, то есть 40% местных. Но я имею в виду, 60 — это не только регулярные части, которое там находятся, они там во втором эшелоне. В тылу сейчас, это 13-15 тысяч, а это наемники, которые, собственно, из России пришли, через военкоматы призваны, заведены туда и которые там воюют. И 40% местных жителей, бывших украинских [граждан], которые сейчас находятся на оккупированной территории.

Смотреть и слушать эфир полностью >>>

Передача «Разбор полета»

Станислав Крючков: Давайте перебросимся в кампанию 96-го года, когда вы вошли в ядро избирательной кампании Ельцина, так называемую аналитическую группу под рулем Анатолия Чубайса.

Андрей Ежов: Решение в этом случае, оно тоже было не скажу спонтанным, но долго не раздумывали и провала не боялись? Ну действительно, риск какой-то совершенно, по-моему, страшный.

С.Крючков: С 5% поднять рейтинг…

Игорь Малашенко: Само решение имело оттенок неизбежности, я бы сказал – мне придется этим заняться. Потому что если этим будут заниматься другие люди – Барсуковы, Коржаковы и так далее, – то все это кончится плохо, потому что они не только неспособны выиграть выборы, но они в сущности наверное этого и не хотели. И тогда выборы отменяются, и Ельцин становится полновластным, но нелегитимным правителем. То есть он становится заложником своего окружения.

Поэтому я понимал, что я должен присоединиться к команде, которая выиграет эти выборы. Моя логика была абсолютно проста. В стране по всем опросам несовершенным, по ощущению чего угодно – в конце концов, 91-й год надо было вспомнить – сложилось некоммунистическое большинство. Я не говорю антикоммунистическое, такого не было, его и сейчас нет. Просто некоммунистическое: просто не хотим больше быть коммунистами вот и всё. Поэтому на этой базе собрать большинство, которое поддержит Ельцина, мне не казалось сверхъестественно трудной задачей.

А что касается этих 5%, вы понимаете, там липы было много в этих 5%. Потому что, когда мы пришли, нам клали опросы на стол, которые были просто откровенной липой, откровенным враньем. Там клейма просто негде было ставить. Там цифры просто не стыковались.

А.Ежов: На нынешнюю социологию похоже?

И.Малашенко: На нынешнюю социологию? Вы знаете, я вообще не очень интересуюсь социологией. Потому что, когда мы говорим об общественном мнении, меня интересует общественное мнение, а не те инструменты, которыми его пытаются измерить. Нет, ими надо пользоваться, приходится… Мы сейчас опять начинаем… Но надо твердо просто помнить, что это две абсолютно разные вещи. Поэтому зачем мне сейчас погружаться в вопросы общественного мнения, к тому же когда мы знаем, что они допускают ошибки, сами знаете, в каких невероятно критических ситуациях. Брекзит, Трамп, далее – везде.

Читать эфир полностью >>>

Программа «Один»

Д. Быков: Проблема же совершенно, на мой взгляд, не в этой плоскости лежит. Конечно, ужасно, когда дети поют: «Дядя Вова, мы с тобой». Но вообще вовлечение ребенка в политику — это процесс нормальный, это было всегда, потому что политика (давайте назовем вещи своими именами) — это концентрированное выражение национальной психологии, это концентрированное выражение морали национальной. И аполитичен ребенок не может быть так же, как не могут аполитичны быть разговоры в семье за столом. Ну, об этом должны думать, об этом должны говорить.

Вот говорят: «А вот Навальный вовлекает школоту». Да это не Навальный вовлекает школоту — вот в чем все дело-то. Не нужно делать вид, что Навальный воздействует прицельно именно на школьников. Это еще глупее, чем думать, что возможно генетическое оружие только против русских. Школьники, мне кажется, для самого Навального в достаточной степени сюрприз. То, что выросло поколение небезразличных школьников, которые хотят делать свою жизнь, которые идут активно в политику, вообще выходят на улицу, потому что не хотят мириться с тем, что уже давно накрыло родителей, — это такой знак эпохи, да, поэтому дети будут политизироваться неизбежно. Это один из вызовов нашего времени, с которым приходится мириться. Дети выросли умные. Это, по-моему, совершенно очевидно. И с этими умными детьми придется как-то жить. А разговоры: «Ах, вот вы ребенка тянете в политику!»…

Другое дело, что, понимаете, в наше время в школе был политклуб, который назывался «Прометей», и там происходили живые дискуссии. В конце восьмидесятых в школе в порядке развития демократии выбирали директора и оценивали детским голосованием учителей. Это не всегда хорошо. Но у Корчака ведь это тоже было, у него тоже была демократия. Крапивин совершенно правильно сказал, что Корчак осознанно очень часто шел на конфликт с детьми, потому что он дал им право быть свободными, он не навязывал им собственных взглядов. И поэтому, естественным образом, на пятнадцатом году, что ли, существования школы он столкнулся с бунтом и вынужден был уйти (потом вернулся). Ну, это естественная вещь, потому что если вы растите демократов, рано или поздно они потребуют переизбрать вас.
Я считаю, что демократия в школе должна начинаться вот с этого — тогда у вас школота не пойдет на улицы. Понимаете, в чем дело? Потому что, если в школе будет навык и опыт демократического регулирования, если они смогут голосовать за учителей и иногда переизбрать директора, который что-то совершил не так, — вот это и есть на самом деле гарантия их душевного здоровья. Вот в чем дело.

А то, что сделала Кувычко — ну, это, конечно, просто такой способ прогнуться за счет детей. Конечно, это омерзительно. Я думаю, что это ни к какой карьерной вспышке, ни к какому карьерному скачку в ее жизни не приведет, а скорее — к большому позору (что мы уже и наблюдаем). Досадно другое — досадно, что эта женщина по своему роду занятий адвокат и что у нее настолько нет хотя бы элементарных юридических тормозов в понимании того, что она, простите, разжигает (да еще с помощью детей) самую нормальную рознь — рознь и поколенческую, и международную. Вот об этом следовало бы задуматься.

Читать эфир полностью >>>

Передача «Дилетанты»

Н.СВЕЧИН: Моя книга называлась «Дознание в Риге». Действие в ней происходит, естественно, в Риге в конце 19-го века. Рига тогда была очень интересным городом, она была уникальна, она была немецким городом с сильным немецким влиянием, там было 3 силы, которые смешались, и они боролись между собой, немцы, российская администрация и коренное латышское население. Вот в этом столкновении сил мне показалось интересным показать, как развивался город…

В.ДЫМАРСКИЙ: Любовник…эээ… Треугольник нелюбовный.

Н.СВЕЧИН: Да. Это было не совсем такое сотрудничество, не совсем… Все относились друг к другу достаточно сложно, но тем не менее город красивый, красивый, блестящий, он развивался и там была еще одна тема. Рига была самым индустриальным, развитым городом России, туда отдавались все наши новейшие оборонные заказы, а там в это время, извините, сидели немецкие шпионы, и все чертежи всех наших новых вооружений немедленно отсылались в германский генштаб. Вот одна из тем, которая легла в основу. Но там несколько таких линий намешано. Мне показалось, что, в общем-то, я смог, честно описал Ригу и рижане, я видел Ригу, я общался с читателями, они НРЗБ, а мэр Риги сказал Венедиктову, что он не нашел в книге ни одной исторической ошибки, что для меня…

В.ДЫМАРСКИЙ: Нил Ушаков?

Н.СВЕЧИН: Да. Ушаков. Что, так сказать, для меня составляет отдельную тему для гордости.

В.ДЫМАРСКИЙ: Николай, еще один такой вопрос. Сам сюжет выдуман или на основе некой реальной истории?

Н.СВЕЧИН: Нет, я не беру чужих историй. Мне всегда интереснее придумывать самому, я беру реалии, и часто у меня там действуют люди, которые тогда жили и существовали, но главная сюжетная линия выдумана. Вот фактов много, но главный замысел оригинальный, авторский, взять какую-то тему…

Читать полностью эфир >>>

Передача «Ганапольское. Итоги без Евгения Киселева»

М.Ганапольский Когда закрывали НТВ, то к Путину пошла делегация журналистов, среди них была Светлана Сорокина. Мы на «Эхе» тревожно ожидали, что из этого получится. Делегация вернулась, мы кинулись к Сорокиной: ну что? Она махнула рукой, сказала: бесполезно. Меня удивило, что она вот так говорит, казалось, что это скоропалительный вывод, ведь она рассказала, что Путин слушал, кивал головой. Но последующие события показали, что она была права: все было бесполезно, канал был уничтожен.

Прошло много лет, и сейчас в интернете выложены фрагменты различных заседаний и совещаний по правам человека, где присутствует Путин. В этих фрагментах весьма уважаемые люди «режут правду» в лицо Путину. Я видел три таких – говорили Станислав Кучер, Людмила Алексеева, Николай Сванидзе, может, есть еще. Но все эти три разговора выложены, что интересно, на сайте президента. Если помните, слова Путину говорили жесткие, причем обо всем — и о СМИ, об искусстве, об атмосфере ненависти, растущей в обществе.

И тут уместно спросить, как в случае со  Светланой и  НТВ – ну и что, ну и как?  — да ничего, да никак. Как видим, ничего не поменялось.

О презрении Путина к гражданскому обществу известно давно, все красиво написано в Конституции, всевозможных законах, созданы все комиссии, туда даже иногда приходит сам президент. Но жизнь России идет по закону, придуманному Путиным. И мнению общества в нём места нет. Тут могут быть разные причины – может, он  считает, что вокруг него малые дети, непонимающие, по каким законам живёт страна, может, он считает, что свобода и Америка это близнецы-братья, может, в демократических процессах он действительно видит какую-то угрозу – трудно сказать.

Важно другое, что на этих всевозможных комиссиях по правам человека сидит человек, которому общественное мнение по барабану.

Делаю я этот вывод по тому признаку, что он вроде слышит, что ему говорят, но пропускает это мимо ушей, отвечая заученными фразами, причем часто на другую тему. То ест, все эти органы по правам человека не нужны. Но  он их не распускает, чтобы была видимость демократии. И вот эта ложь длится год за годом. И глядя не только на это, но  на все остальное – на сторнирующую экономику, на всевозможные войны, на убывающее и  отъезжающее население, на удушающую пропаганду, что мечется в поиске врага, — я понимаю, что Путин прав в своей самооценке. Помните, он когда-то заметил, что работает как раб на галерах. Про галеры не знаю, но он действительно работает как раб – бездушно и  формально выполняя работу под названием «президент Российской Федерации».

Читать полностью >>>>>>

Передача «Дифирамб»

К. Ларина Напомни тогда, пожалуйста, про этот документ. Этот документ существует, меморандум Парвуса?

В. Хотиненко Он существует, его можно найти в Интернете, кликнуть «меморандум Парвуса» — выскочит и вокруг его информация. Это 20 страниц текста, это 20 страниц инструкций, как устроить революцию и разрушить Российскую империю. Парвус ведь вообще на каждом углу говорил: «Я хочу разбогатеть и разрушить Российскую империю». И это не анекдот, он буквально так… Он Троцкого смущал этим выражением и вообще всех. Вот такой у него был жизненный принцип или лозунг, я даже не знаю. И так или иначе он все это осуществил замечательно. Но считать, что именно он… Ведь его фигура — новая совершенно в нашем пространстве историческом.

К. Ларина Да, не из советского прошлого.

В. Хотиненко Абсолютно.

К. Ларина Мы его не изучали на уроках.

В. Хотиненко И не слышали о нем. Я даже не буду говорить, что «к своему стыду», но я сам о нем услышал, когда мне предложили этот проект. И дальше я уже занялся этим вопросом подробно. Но в общем это все равно фигура другого масштаба, чем Ленин. Он авантюрист, замечательное образование, на пяти языках… Ленин в Шушенском просит присылать ему статьи Парвуса. А дальше все более или менее покрыто мраком, потому что более или менее существует одно свидетельство их встречи… Ну, у меня их больше. Я считаю, что имею право… не на вымысел, а на домысел, скажем так.

Читать эфир полностью >>>

Передача «Человек из  телевизора»

Ксения Ларина: Теперь давай мы перейдем… Хотя, нет, давай мы останемся в пространстве прошлого, потому что я уже сказала, упомянула эту историю про похороны Брежнева, которая многих поразила. Особенно вот в этой линейке, в которой, как ты говоришь, знаковые передачи нам показывают на канале «Культура». И вдруг… По-моему, это впервые такое произошло, когда в качестве такой вишенки на торте нам предлагают ознакомиться подробно с протоколом ритуала прощания с Генеральным секретарем.

Ирина Петровская: На самом деле, не только программы. Просто я тоже слежу за этой линейкой. В частности, например, у них была встреча показана, по-моему, 1985-й год, один из первых выходов Михаила Сергеевича Горбачёва к людям. По-моему, это был Ставропольский, что ли, край. В общем, откуда-то. Тоже это не имело отношения к телевидению как таковому, но они совмещают показ знаковых программ с определенными знаковыми событиями XX века. И здесь если ты это посмотрела, это не сама трансляция в записи, конечно, а это программа «Время». Это уже отчет, изложение того, как проходило это во всех смыслах знаменательное мероприятие. Простите мне мой невольный смех, потому что, конечно, когда ты этого, допустим, не ожидаешь и ты включаешь телевизор, и у тебя ощущение просто какого-то такого даже не путешествия на машине времени, а просто провала.

Ксения Ларина: Как будто ты рухнула туда.

Ирина Петровская: Рухнул, именно. Но согласись, что оторваться невозможно. Зрелище завораживающее.

Читайте эфир полностью >>>

Передача «Телехранитель»
Тема: 20 лет телеканалу «Культура»
Михаил Швыдкой, первый главный редактор телеканала «Культура», ведущий программ «Культурная революция» и «Агора»

Е.Афанасьева: Да. Наделало шума ваше интервью с Гнойным и все. Как сочетается Гнойный и канала «Культура»?

М.Швыдкой: Слава КПСС.

Е.Афанасьева: Слава КПСС.

М.Швыдкой:Слава КПСС. Ну, видите, в чем дело…

Е.Афанасьева: Слава КПСС сочетается с культурой.

М.Швыдкой: Я должен сказать, что завтра, так сказать, проект этот, появляется Сергей Шумаков, и естественно, мы исходим из того, что все, что сегодня вызывает интерес у аудитории, если вы помните, то сейчас в Олимпийском был концерт Оксимирона, который собрал 22 тысячи людей. Вот все, что сегодня является предметом общественного интереса, все должно быть обсуждено НРЗБ. Это может быть фильм на канале «Россия 1», там, скажем, «Демон революции» и все, что за ним стоит, потому что ясно, что мы не обсуждали картину, сколько говорили вообще о соотношении исторической реальности, художественной реальности, поиск истины историком и поиск истины художником, поэтому…

Е.Афанасьева: Но приглашая все-таки историка Евгения Миронова, наверное, не так рискованно, как Славу КПСС, чей самый известный баттл с Оксимироном состоит из мата, наверное, на 50%.

М.Швыдкой: Есть 4 слова, не буду их произносить на «Эхо Москвы», которые произносить, и производные…

Е.Афанасьева:Нет, рискнули вы позвать в прямой эфир, все-таки не монтажная программа.

М.Швыдкой: Ну, вы знаете, канал «Культура» обладает особой магией. Сколько у «Культурной революции» приходил пару раз, ну, скажем, Владимир Вольфович Жириновский…

Е.Афанасьева: Вел себя прилично?

М.Швыдкой: Мы с ним беседовали о Мольере, понимаете? И все. Люди, приходящие на канал «Культура» знают правила игры и это, поймите, ведь реп-баттлами занимаются вполне образованные…

Читать эфир полностью >>>

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире