Аппарат для фотофереза – это магическая вещь, на мой взгляд. Десять лет назад у меня зазвонил телефон и звонкий женский голос в телефоне сказал, что он – Чулпан Хаматова.
-— Мы хотим сделать благотворительный концерт в Современнике и собрать деньги на аппарат для фотофереза. Нам очень нужен сценарий концерта и пресс-релиз. Вы можете со мной встретиться?

Мог ли я встретиться?! С Чулпан Хаматовой?! Вы смеетесь?! Я мог бросить немедленно все на свете и встречаться с Чулпан хоть до конца жизни. К тому же, кроме фанатского восторга, я испытывал еще и сложную гамму чувств, которую можно было бы описать в терминах «фишка пошла!» Чулпан ведь не просто так обращалась ко мне. К тому времени я написал уже статей сто про детей больных раком крови и про то, в частности, как им нужен аппарат для фотофереза.

Тут дело вот в чем. Люди, болеющие раком крови и перенесшие трансплантацию костного мозга, умирают, как правило, не от рака крови собственно, а от осложнений, которые возникают после трансплантации. Одно из самых тяжелых осложнений называется РТПХ – реакция трансплантат против хозяина. Это когда донорский костный мозг считает инородным телом весь организм человека, которому пересажен – и убивает его.

Чтобы остановить РТПХ есть много препаратов, но все они подавляют иммунитет. То есть часто РТПХ можно остановить только ценою того, что пациент ослабнет и заболеет грибковой, например, пневмонией. Замкнутый круг: умрет от РТПХ или умрет от грибков и бактерий.

Но если забрать у пациента кровь, подвергнуть фотоферезу, то есть, грубо говоря, облучить в специальном и очень дорогом высокотехнологичном ящике, а потом перелить пациенту обратно – РТПХ отступит. Тогда десять лет назад кровь детей, перенесших трансплантацию костного мозга, мамы возили в пакетах облучать через полмосквы. А кровь взрослых пациентов никто никуда не возил, и до сих пор не возит. И поэтому, в частности, взрослые пациенты выздоравливают реже, чем дети.

Мы устроили концерт, собрали денег на аппарат для фотофереза детям. И вообще закрутилось – президент Путин пришел интересоваться, новая клиника построилась, фонд Подари жизнь стал собирать бешеные миллионы, выживаемость детей больных раком крови выросла в десять раз. И я был одним из тех людей, которые участвовали в этом чуде.

Только у меня есть довольно глупое свойство. Если со мною случается чудо, то мне потом кажется, будто я могу это чудо повторить. И я даже несколько раз повторял. Побывав однажды одним из людей, которым удалось изменить ситуацию с лечением детей больных раком крови, я потом еще побывал одним из людей, которым удалось изменить ситуацию с лечением мукополисахаридоза, несовершенного остеогенеза, ВИЧ…

Теперь мне кажется, что вот так же, как десять лет назад изменилось лечение рака крови у детей, можно изменить и лечение рака крови у взрослых. Мы опять собираем деньги на аппарат для фотофереза, только теперь не для детей, а для взрослых. Только фонд называется не Подари жизнь, а Фонд борьбы с лейкемией. Мне опять кажется, что с покупки этой магической машины может начаться перемена участи тысяч пациентов. Я опять надеюсь, что вокруг меня произойдет чудо.

Только Чулпан Хаматова больше не позвонит. Не может же она заниматься всей благотворительностью на свете. И никто не позвонит. И вообще на лечение взрослых деньги собирать в тысячу раз сложнее, чем на лечение детей. Взрослых никому не жалко.

Разве что, может быть, вам, читающим эти строки. Помогите нам. Собрать деньги на аппарат для фотофереза взрослым больным раком крови можно здесь.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире