Мы стояли у окна и смотрели, как бежит Антон. Антон – психолог центра для детей с ментальными нарушениями «Пространство общения». Когда человек бежит спасать, он движется каким-то особенным образом, который описать трудно, но ни с чем не спутаешь. Антон бежал спасать. Мы были слишком далеко, чтобы увидеть, кого именно он бежит спасать. И слишком далеко, чтобы помочь Антону. Или просто мы растерялись, стояли у окна и смотрели, как Антон бежит. Дело было в зимнем лагере, который «Пространство общения» устраивало для своих детей. Лагерь находился в Тульской области в коттеджной гостинице Велегож-парк. Кроме коттеджей, в которых мы жили, на территории отеля был еще пруд. И вскоре выяснилось, что Леня – один из воспитанников – чуть было не утонул в пруду.

Леня такой. Его ментальные нарушения проявляются в том, что он постоянно бежит куда-то. В то утро Леня вышел из домика, где жил с мамой, а мама чуть задержалась. А педагог, который должен был следить за Леней, на минуту отвлекся на другого ребенка. И этой минуты Лене хватило, чтобы рвануть на пруд, выбежать на тонкий лед и провалиться в холодную воду.

2460596

А накануне вечером Леня играл в комнате с другими детьми, и педагог, следившая за ним, лишь на минуту потеряла Леню из вида. И пока оглядывалась в поисках Лени, тот уже вскочил на подоконник и распахивал окно, чтобы посмотреть, каково там за окном. Дело было на первом этаже. Даже если Леня выпал бы из окна, не случилось бы ничего страшного. Но он и на двадцатом этаже точно так же распахивал бы окно. И мы теперь точно знаем, что ни на секунду нельзя выпускать Леню из виду.

Государственный психоневрологический интернат запер бы Леню с его гиперактивностью. В палате были бы решетки на окнах и не было бы ни одного твердого, острого или как-нибудь еще потенциально опасного предмета. Иными словами, его посадили бы в тюрьму только за то, что обычное детское любопытство у Лени слишком развито и мальчик не умеет своего любопытства контролировать. Разве за это можно сажать в тюрьму?

2460598

В центре «Пространство общения» к Лене, как и к любому другому ребенку, приставлен отдельный педагог. Опыт Лениного утопления в пруду показывает, что один педагог на одного ребенка – это минимум, этого даже бывает маловато. Осталось только объяснить, почему таких детей, как Леня, не следует запирать в палатах с решетками, привязывать к кроватям и накачивать транквилизаторами. А следует кропотливо учить ожиданию, осторожности, общению – тем навыкам, которые обычные дети осваивают сами собой, а дети с ментальными нарушениями – лишь в результате специальных занятий.

2460600

И вот еще что я думаю. Когда мы говорим про человеческую жизнь как про главную ценность на свете – мы привираем немножко. На самом деле, кроме собственно жизни, мы имеем в виду что-то еще. Мы ценим жизни детей, исподтишка думая, что вот они вырастут и полетят в космос, напишут книги, насажают деревьев, настроят домов, нарожают сыновей, защитят Родину, понастроят адронных коллайдеров… К детям из «Пространства общения» все это не относится. Они не полетят в космос. Они не напишут прекрасных книг. Они в большинстве своем не научатся писать даже собственное имя. Они – жизнь в чистом виде. Только человеческая жизнь и больше ничего.

2460602

Поэтому беги, психолог Антон, беги! Спаси его. Вытащи из ледяного пруда эту главную на свете ценность.

Помочь центру «Пространство общения» можно здесь.

Фото Ольги Павловой.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире