15:10 , 18 апреля 2012

Курчатовский институт: мощность дозы гамма-излучения в норме, но аварии не исключены

В понедельник вечером пришлось мне совершить прогулку с радиометром вдоль забора Курчатовского института в Москве: позвонили знакомые и сообщили, что ходят слухи о радиационной аварии. Подтверждаю: мощность дозы в норме. Но аварии, к сожалению, на 100% не исключены.

Что это было?

Что нужно делать, если Вам звонят и сообщают, что есть непроверенная информация (слух) о радиационной аварии? Мне об таком слухе стало известно около семи часов вечера в понедельник, 16 апреля. Конечно, в это время телефоны пресс-службы Курчатовского института и Росатома не отвечали, подтвердить или опровергнуть информацию было некому. Кроме того, известны случаи, когда атомщики информацию о происшествиях предоставляли не своевременно, или вовсе пытались скрыть аварию, поэтому даже официальным сообщениям не всегда надо доверять безоговорочно.

Пришлось полагаться на свои силы. По образованию я физик, по воинской специальности – дозиметрист. Как с приборами обращаться знаю. Спасибо коллегам из Гринпис России, они  оперативно, вечером смогли одолжить довольно толковый радиометр – российский МКС-01СА1М. Вот с этим радиометром в компании корреспондентки одного издания я и совершил прогулку от метро Октябрьское поле к площади Курчатова. Это можно назвать «пешеходная гамма-съёмка». Итог хороший – превышения гамма-фона не обнаружено. Показания моего приборчика совпали с данными светового табло над проходной предприятия – 11,7 микрорентген в час (0,117 микрозиверт в час). Это естественный фон, норма.

Сразу надо сказать, что в тот вечер был почти абсолютный штиль, понять, куда ветер снёс бы облако гипотетического выброса, было сложно. Кроме того, часто в реакторных выбросах содержится йод-131, это бета-радионуклид, обнаружить его с помощью гамма-радиометра не просто. МКС-01 может измерять и бета-активность, но только на поверхности, если выпадение уже произошло. Если же радионуклиды находятся в воздухе, необходимо измерять объёмную активность, а для этого нужны совсем другие приборы.

Но, тем не менее, с некоторой вероятностью можно утверждать, что если бы выброс был, прибор его бы почувствовал… Если бы такие простые приборы были у жителей близлежащих домов и в ТСЖ, то, скорее всего, поводов для слухов было бы меньше.

Реальна ли опасность?

Возникает вопрос, а стоило ли тратить время? Что плохого в принципе могло бы произойти?
Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт» расположен в Москве, вокруг многоэтажные дома, как старые, так и современные, «элитные». В случае радиационной аварии с выбросом радионуклидов пострадать могло значительное количество граждан – тысячи, десятки тысяч…

В Курчатовском институте продолжается работа исследовательских ядерных реакторов. Там находятся реакторы «водяной» ИР-8, «графитовый» ГТ-МГР и ещё 5 реакторов, 14 критических стендов и пр. Всё это совершенно официально относится к категории «ядерно— и радиационно-опасные объекты».
То есть опасность существует. Она реальна. Хотя исследовательские реакторы значительно менее мощные, чем реакторы АЭС, но и на них тоже образуются радиоактивные отходы и  опасные искусственные радионуклиды, которые в случае аварии могут попасть в окружающую среду, а потом и в организм человека.

И такие случаи были. Наиболее серьёзный – трёхнедельный выброс радиоактивного йода-131 с исследовательского ядерного реактора НИИАР в г. Димитровград Ульяновской области. С 25 июля по 16 августа 1997 года из-за разгерметизации тепловыделяющих сборок на исследовательском реакторе МИР-М1 в атмосферу происходил выброс йода-131, причём в некоторые дни объем разрешенного суточного выброса был превышен в 15-20 раз. Подробнее – см. публикации Беллоны.ру

Итак, исследовательские реакторы менее мощные, но не менее опасные, чем реакторы АЭС – ведь внимания к обеспечению их безопасности уделяется меньше. Этому тезису есть подтверждение.
По данным Ростехнадзора в 2008 году на исследовательских ядерных установках (ИЯУ) произошло 24 нарушения в работе, в 2009 – 13. «Анализ нарушений категорий П05, П06, П08 показывает, что они обусловлены, как правило, старением и износом комплектующих изделий, КИП [контрольно-измерительных приборов], ошибками персонала. … Основной причиной нарушений требований НД [нормативных документов] является недостаточный контроль со стороны руководства ИЯУ за своевременным выполнением необходимых изменений, вытекающих из новых требований по обеспечению безопасности ИЯУ», – сообщается в годовом отчёте Ростехнадзора за 2009 год.

Из всего этого можно сделать вывод, что аварии с выходом радионуклидов в окружающую среду на исследовательских ядерных реакторах вполне возможны. Размещение таких опасных объектов на густонаселённой территории Москвы даже в случае незначительной аварии может привести к облучению значительного числа жителей.

Радиоактивно-загрязненные территории и могильники в Москве

Надо сказать о ещё одной угрозе. Деятельность Курчатовского института началась в 1940-х годах, реактор Ф-1 (первый в СССР), запущен 25 декабря 1946 года. Тогда отношение и к радиационной опасности, и к радиоактивным отходам было довольно легкомысленное. Радиоактивные отходы были захоронены прямо на территории института, на берегу Москвы-реки. Могильники сейчас находятся в аварийном состоянии, ежегодно из них вывозятся сотни кубометров отходов. Вот что пишет об этом Ростехнадзор:

«В соответствии с «Концепцией реабилитации радиоактивно-загрязненных объектов участков территории ФГУ РНЦ «Курчатовский институт» завершаются работы по реабилитации территории ФГУ РНЦ «Курчатовский институт», занятой под временные хранилища РАО (г. Москва). Из 11 хранилищ, расположенных на территории временного хранения РАО, изъято более 4500 м3 ТРО суммарной активностью 4,0•1014 Бк. Активность ТРО в основном характеризуется радионуклидами Cs-137 и Sr-90, относящимся к низко— и среднеактивным отходам с фрагментами высокоактивных. По состоянию на конец года [2008] было отправлено в ГУП МосНПО «Радон» порядка 4000 м3 загрязненного грунта и находится в готовности к отправке еще около 560 м3 РАО».

Тут возможен ещё один аварийный сценарий. Вот с этих «радиоактивно-загрязненных объектов участков территории» и одиннадцати временных хранилищ радионуклиды весенними водами вполне могут вымываться в Москву-реку. Тогда цезий и стронций обнаружится ниже по течению, например, близ Кремля, в Коломенском, в Бронницах…

Кроме того, перевозка этих тысяч тонн отходов, как и других, осуществляется по улицам города автомобильным транспортом. Это тоже опасно.

Что делать?

Я считаю, надо вспомнить о программе вывода за пределы Москвы радиационно-опасных объектов, в первую очередь действующих исследовательских ядерных реакторов. Ситуация, когда на территории мегаполиса в Курчатовском институте и в Ядерном университете МИФИ эксплуатируются установки 40х – 60-х годов создаёт неприемлемый риск для населения города.

Опасные объекты должны располагаться в удалённых от городов-миллионников местах, таких мест в стране хватает. Лучше потратить на это средства сейчас, чем эвакуировать жителей и выплачивать компенсации в случае очередного выброса йода с исследовательского реактора.

Оригинал.
 

Комментарии

12

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

steinlager 18 апреля 2012 | 16:49

пока гром не грянет, Путин/Кириленко не пошевелятся


18 апреля 2012 | 16:55

Думаю, у Путина/Кириенко сейчас только что начали просить денег.


phoenix4 18 апреля 2012 | 22:45

«Что нужно делать, если Вам звонят и сообщают, что есть непроверенная информация (слух) о радиационной аварии»?

Посоветуйте купить дозиметр (радиометр).


zamorysh 18 апреля 2012 | 17:03

"Что нужно делать, если Вам звонят и сообщают, что есть непроверенная информация (слух) о радиационной аварии?" Заданный вопрос так и не находит ответа в блоге. Попытаюсь ответитиь сам.

Следите за своим кошельком. Поскольку скорее всего кто-то попытается получить ваши деньги, играя на радиофобии.


ozharovskiy Андрей Ожаровский 18 апреля 2012 | 17:27

Следите за своим здоровьем, ибо неоправданная радиофилия может привести к радиоэйфории... А с радиофобией надо бороться знанием и достоверной информацией, не так ли?


18 апреля 2012 | 17:13

Курчатовский институт -это замечательно, но склон Москвы-реки за Каширским шоссе на территории парка Коломенское -свалка радиоактивных отходов ещё с 40х годов.
Ядерный институт ВНИИХТ сваливал их прямо к Москве-реке десятилетиями без зазрения совести. Уровень радиации там в некоторых местах превышает норму в сотни раз!


nitsahon 18 апреля 2012 | 17:49

в радиусе километра от института живет немало "курчатовской" публики( в том числе и кое-кто из руководства)...вот когда начнется более или менее активный их исход из этих мест - тогда нужно будет срочно бить во все колокола(сигнал скорее всего будет не очень хороший)...


fmsf FMSF 18 апреля 2012 | 19:56

Обидно становится за человека, открыто демонстрирующего свой непрофессионализм. В данном случае это обстоит именно так.

«По образованию я физик, по воинской специальности – дозиметрист» - говорит Ожаровский. «…в реакторных выбросах содержится йод-131, это бета-радионуклид, обнаружить его с помощью гамма-радиометра не просто…» продолжает автор.

Выходит неважно его готовили и в институте и в армии.

Во-первых, блогер плохо уяснил в процессе учебы, что практически все бета-излучатели, за исключением очень немногих (например, стронций-90), одновременно являются и гамма-излучателями. Для того, чтобы убедиться в этом достаточно заглянуть в учебник или справочник, коих огромное множество.

Во-вторых, дозиметристов в армии учат определять уровень накопления Й йода-131 именно по гамма-излучению. При этом используются самые распространенные радиометры ДП-5.

Особенно обидно за экологическое движение, вынужденное прибегать к услугам таких вот экспертов.
Неужели грамотных-то нет?


ozharovskiy Андрей Ожаровский 18 апреля 2012 | 20:09

Герман, спасибо за критику - но я не виновен! Это же не блог по популярной радиометрии... А о совсем других проблемах!
Да, I-131 можно искать и по гамме - я это не отрицаю! Читай: "обнаружить его с помощью гамма-радиометра не просто". И - о, да! - в армии"армейские" концентрации выпадений йода можно определять, тут-то речь о другом...
Так что обвинение в безграмотности не признаю, к тому ж "услуг" я не оказываю...
Но если есть желание обсудить тонкости использования МКС-01СА1М для определения следовых концентраций I-131 - я готов!


fmsf FMSF 18 апреля 2012 | 20:46

Не обижайся, Андрей!
Я просто хотел отметить, что в комментариях, затрагивающих ядерное ведомство, а курчатник при всей своей псевдонезависимости является частью Росатома, следует быть предельно аккуратным.
А следовые концентрации следует определять методами радиохимии.
А за ядерщиками нужен глаз да глаз.
В ведомстве Кириенко ЧП следует за ЧП. Просто народ запуган и боится говорить. Но это до поры.
Может быть соберусь и напишу.


ozharovskiy Андрей Ожаровский 20 апреля 2012 | 10:03

Спасибо на добром слове! А то я уж почти намеревался обидицца...


kriv_49 19 апреля 2012 | 00:18

Вы правильно мыслите,Андрей.Но,к сожалению либо не мыслят,либо не хотят ничего делать экспертные организации.Ссылаются на то,мол средств не хватает.Отчасти может они и правы,на экспериментальную науку действительно направляют немного средств-вина правительственных структур,но чиновники контролируют потоки средств и препятствуют их направленности по адресу.Речь идет о безопасности и обращаться надо к соответствующим организациям и к депутатам.Оптимизма в этом отношении не много,но ведь что-то делать надо.Вообще-то пора переходить на альтернативные источники энергии(солнечную и ветровую энергию) и отказываться от АЭС,в Европе этот процесс начался.Что касается курчатовского института,то можно и тут выяснить,нужны ли ему старые ядерные реакторы и насколько они безопасны.Вопросы комплексные,серьезные и может уже не требуют отлагательств.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире