ozharovskiy

Андрей Ожаровский

31 октября 2014

F

Позавчера на совещании у президента обсуждали проблемы Калининградской области, но  про «Балтийскую» АЭС если там и вспоминали, то ничего хорошего не говорили. Ни Сергея Кириенко, ни других представителей Росатома на совещании не было, что подтверждает отсутствие перспектив у  брошенной атомной стройки на реке Неман.

29 октября в Ново-Огарёво президент России Владимир Путин провёл совещание с членами Правительства, посвящённое социально-экономическому развитию Калининградской области. По официальным данным в числе участников совещания не было ни главы Росатома Сергея Кириенко, ни  кого либо из атомщиков.

В опубликованном на  сайте Кремля фрагменте стенограммы совещания нет упоминаний об АЭС. В  новостных сообщениях, появившихся по  его итогам — тоже. Наверное, отношение в правительстве к этой калининградско-балтийской АЭС, как к покойнику: про неё надо говорить либо хорошо, либо ничего. Поскольку невозможно сказать ничего хорошего про авантюру со строительством в  энергоизбыточном российском эксклаве дорогой и опасной атомной станции по  неопробованному проекту — промолчали.

Я помню те времена, когда этот проект ещё не был заброшен — после любого мало-мальски важного совещания по сооружению АЭС атомные пропагандисты трубили и бубнили: «АЭС-прогресс!», «АЭС не даст замёрзнуть!», «АЭС — единственная надежда области!». Сейчас этого хора не слыхать, может и к лучшему.

Тем не менее, перед совещанием у президента информагентства упоминали АЭС как один из обсуждаемых вопросов. Всё же большая, хоть и заброшенная в мае 2013 года стройка. Например, РИА Новости уделило довольно много внимания прошлому атомному проекту: «По информации Балтийской атомной станции, сейчас строительно-монтажные работы активно не ведутся, но поддерживается готовность площадки к немедленному возобновлению работ в полном объеме. (…) Предполагалось, что в проект АЭС до  2020 года будет вложено 256,5 миллиарда рублей. На сегодняшний день на строительство Балтийской атомной электростанции потрачено около 20-25% от стоимости возведения объекта».

Выходит, сейчас в  буквальном смысле на стройплощадке несостоявшейся АЭС в землю закопано от  51,3 до 64,125 млрд. руб — около миллиарда Евро. Если бы это были деньги частных инвесторов, неосмотрительно вложившихся в ненужный и разорительный проект, было бы не так обидно. Ну — рискнули и проиграли. Больше не будут вкладываться в АЭС.

Но это деньги наши, государственные, ведь именно государственная корпорация «Росатом» АЭС строила, госбюджет проект финансировал. И даже  такой эпический провал не гарантирует от продолжения подобных авантюр в других местах страны. «Эффективные менеджеры» Росатома снова готовы рискнуть государственными деньгами и добивается начала строительства второй Курской и  второй Смоленской АЭС, хотя в этих областях сооружение парогазовых установок, подобных тем ПГУ-450, что установлены на Калининградской ТЭЦ-2, также могли бы и сэкономить деньги, и  обеспечить регионы дешёвой электрической и тепловой энергией, и избавить от риска радиационных аварий и катастроф. 

Вообще-то непредвзятым экспертам с самого начала было ясно, что АЭС такой гигантской мощности в  Калининградской области не нужна ни  области, ни стране. Проект был выгоден либо самому Росатому либо его подрядчикам, которые до определённой стадии на  государственные деньги что-то там делали, не достроили и бросили, получив прибыль, а может и сверхприбыль — известно, на «недострое» и приписки и  другие коррупционные схемы реализовать проще.

Ещё одна тема: многолетние безуспешные поиски частных инвесторов. Пишет РИА Новости: «Впервые в отечественной атомной энергетике в проекте предложено участвовать частным инвесторам, в том числе иностранным. Они могут получить долю до 49%». Но агентство забыло сообщить, что хотя навязчивые предложение вложиться в АЭС со стороны Росатома были, никаких «частных инвесторов, в том числе иностранных» не нашлось. Надо пояснить, что крах проекта произошёл до всяких санкций, в мае 2013 года. Просто это понятная тенденция, на прибыльные проекты инвесторы находятся, а на проекты, которые даже при государственной поддержке вряд ли окупятся — инвесторов не найти.

Вобщем, жаль, что вовремя не послушали экологов и всё же  закопали на ненужной атомной стройке около миллиарда Евро. Но, с другой стороны, могли там закопать куда больше…

Атомный проект похоронен. Сейчас в Калининградской области говорят о других энергетических объектах «В мае 2013 г было заявлено о  строительстве в регионе 4 ТЭС на газе и  угле в г Калининграде, г Гусеве, г Советске и г Светлом общей мощностью 1 ГВт и  регазификационный СПГ-терминал на 2,7 млрд м3 / год», — пишет neftegaz.ru.

Надеюсь, от электростанций на польском угле откажутся, и, может, по  примеру соседней Клайпеды в Калининградской области действительно построят терминал сжиженного природного газа. Нефть и газ сейчас дешевле, чем были 5 лет назад, когда принималось решение строить АЭС. Может и инвесторов на этот проект найти будет проще…

Оригинал.

Сегодня президент России Владимир Путин подписал Федеральный закон, предусматривающий почти полное списание задолженности Кубы по старым кредитам. Совершенно понятно, что Куба не собиралась возвращать эти кредиты, так что списание долгов было неизбежно.

«Россия пошла на беспрецедентный шаг: мы списали 90% задолженности Кубы по кредитам, предоставленным в советское время. Общая сумма долга огромна – более 35 миллиардов долларов», — сказал Путин в интервью латиноамериканскому агентству «Пренса Латина» и российскому агентству ИТАР-ТАСС.

Некоторая часть в списанной кубинской задолженности относится и к атомной электростанции, которую 1983 по 1992 СССР строил на Кубе. Строили там двухблочную АЭС Хурагуа с реакторами ВВЭР-440. По первоначальному плану станция должна быть введена в эксплуатацию в 1993, но так и осталась недостроенной. При этом готовность первого энергоблока была около 90%, второго — более 20%. Остаётся вопрос, сколько это стоило? По примерным оценкам — несколько миллиардов долларов. И связанный с ним вопрос, какова доля расходов на эту АЭС в списанных сегодня 31,5 миллиардах долларов кубинского долга?

Нельзя сказать, что списание безнадёжных долгов — это что-то исключительное. Ранее по подобной схеме было списано 90% долга Северной Кореи в размере 11 миллиардов долларов США. Списание старых долгов — обычная практика.

Давайте рассмотрим, как эта практика соотносится с планами Росатома по строительству АЭС за рубежом. Например, сейчас в стадии строительства находятся два реактора Белорусской АЭС. Росатом утверждает, что первый энергоблок готов уже на 10%. Для финансирования этого проекта Республике Беларусь был предоставлен государственный экспортный кредит в размере «до 10 миллиардов долларов США» (межправительственное соглашение от 25.11.2011). В соглашении говорится: «Погашение Белорусской Стороной кредита начинается через 6 месяцев с даты ввода в эксплуатацию атомной электростанции, но не позднее 1 апреля 2021 г., и осуществляется 30 равными долями каждые 6 месяцев».

Теперь вопрос, какова вероятность того, что если АЭС будет достроена, ну или после 1 апреля 2021 года Белорусская Сторона действительно начнёт расплачиваться за атомную станцию? Это не первоапрельская шутка? Мне кажется, что по сложившейся традиции, долг погашен не будет, и по примеру Кубы и Северной Кореи, Республика Беларусь так или иначе доведёт дело до списания 90% и этого долга.

По вопросу АЭС есть ещё один вопрос. Современные атомные электростанции  неконкурентоспособны, строить их можно только за счёт государственных кредитов и-или иных способов прямого и непрямого субсидирования.
Привлечь коммерческие кредиты на сооружение АЭС невозможно именно из-за провальных экономических показателей. Хорошее доказательство тому — ситуация с сооружаемой в Калининградской области Балтийской АЭС. Более пяти лет Росатом пытался привлечь негосударственное финансирование проекта. Впервые в российской истории иностранным инвесторам обещали до 49% акций АЭС. Не удалось. Строить АЭС начали за деньги российского государства, в 2013 году стройка была приостановлена. Не нашлось финансистов, промышленников, предпринимателей, банкиров – тех, кто, рассмотрев финансовую сторону проекта, счёл бы его прибыльным и решил бы вложить в него деньги.

Так что и белорусская АЭС, и другие проекты Росатома по строительству атомных станций за рубежом, как и ранее, будут финансироваться из госбюджета — напрямую, или через госкредиты, которые потом опять же будут списаны.

Единственный способ избежать бездарной траты десятков миллиардов долларов на атомные стройки — последовать примеру Балтийской АЭС и прекратить поддерживать безрассудные проекты Росатома. Если этого не сделать, окажется, что мы продолжаем порочную советскую традицию строить АЭС в долг, а потом списывать эти долги. Но если во времена СССР за этим стояло идеологическое оправдание — помогаем странам-строителям коммунизма — то сейчас всё это выглядит как тупая растрата денег налогоплательщиков, результат деятельности атомных лоббистов…

Скорее всего, так и произойдёт. В сегодняшнем в интервью латиноамериканскому агентству «Пренса Латина» и российскому агентству ИТАР-ТАСС В. Путин дважды упомянул атомную энергетику как одну из областей сотрудничества со странами Латинской Америки. Возможно, нам придётся снова раздавать кредиты, потом их списывать… Так и до возобновления строительства АЭС на Кубе договориться можно…

Оригинал.

Сегодня исполнилось 60 лет с момента пуска «первой в мире» Обнинской АЭС. Реактор станции остановлен в 2002 году, сейчас АЭС преобразована в Отраслевой мемориальный комплекс «Первая в мире атомная электростанция».

У этого музейного комплекса есть сайт (http://www.aes1.ru/), там много интересного, но вот вопросы, ответов на которые там не найти. Если читатели блога обладают информацией по поднятым вопросам — прошу поделиться.

Вопрос первый — сколько произведено?

Казалось бы, назначение АЭС — производить электроэнергию. Основной итог работы любой электростанции — сколько электрической (и тепловой, в случае ТЭЦ) энергии станция произвела. Таких данных про Обнинскую АЭС нет. Есть воспоминания сотрудников, которые говорят, что электроэнергию станция вырабатывала лишь несколько лет — из 48, пока она числилась в строю. Остальное время на реакторе проводились эксперименты, а тепловая энергия, выработанная станцией, подавалась на нужды предприятия и города. «То ли АЭС даёт энергию, то ли АЭС берёт энергию», — шутили в Обнинске.

Собственно из-за этого факта на Западе часто первой в мире коммерческой АЭС считают американскую Шиппингпорт, введённую в строй в 1958 году. Про первую американскую АЭС данные о выработке электроэнергии есть, в про первую советскую — нет…

Вопрос второй — а что там сейчас?

После остановки реактора в 2002 году должен был начаться этап жизни АЭС под названием «вывод из эксплуатации». Для этого должен быть разработан проект, который должен был пройти общественное обсуждение и получить положительное заключение Государственной экологической экспертизы.
Ничего подобного не происходит. По крайней мере в открытых источниках данных о наличии проекта вывода АЭС из эксплуатации найти не удалось. Топливо из реактора удалено, какие-то работы по его разборке и консервации произведены, но с радиоактивным графитом не понятно, что делать (а реактор там графитовый, предшественник чернобыльского РБМК).

Станция превращена в отраслевой музей — вопрос о том, может ли радиационно-опасный объект быть музеем, остаётся открытым.

Вопрос третий — сколько стоит?

Работа реактора Обнинской АЭС была остановлена в 2002 г. именно из-за нерентабельности. «Станция была остановлена исключительно по экономическим соображениям, поскольку поддержание её в безопасном состоянии с каждым годом становилось все дороже и дороже», - сообщает сайт ГНЦ РФ – ФЭИ, в ведении которого в настоящее время находится АЭС.

Как и любая экспериментальная установка, Обнинская станция не смогла стать экономически эффективной. Вот фрагменты доклада, представленного Д. И. Блохинцевым и Н. А. Николаевым на Международной конференции ООН по мирному использованию атомной энергии, состоявшейся в Женеве 8-20 августа 1955 года.

Даже при весьма своеобразном ценообразовании в СССР, сделать конкурентоспособной  атомную электроэнергию первой АЭС не удалось.

Отметим, что в документе 1955 года весьма странным видится ссылка на «опыт эксплуатации», составлявший к тому времени около года. В то время у атомной энергетики впереди ещё были такие сводящие на нет атомный оптимизм события, как аварии на АЭС Три Майл Айленд, на Чернобыльской АЭС и АЭС Фукусима-1. Тогда казалось, что стоимость атомного электричества можно снизить, увеличив мощность АЭС и удешевив строительство АЭС, в первую очередь за счёт упрощения конструкции реакторов и систем безопасности.

И если первое сделать удалось, например, прямым развитием реактора АМ-1 стали уран-графитовые канальные реакторы РБМК-1000, то вторая задача выполнена не была. После серии радиационных аварий и катастроф требования к системам безопасности современных АЭС возрастают, растёт и стоимость их сооружения. И даже сейчас, как и 60 лет назад полная стоимость атомного электричества заметно превышает стоимость электроэнергии станций, работающих на природном газе. См. например, Доклад «Об экономике российской ядерной электроэнергетики»: «Электричество ядерных электростанций уже сейчас стоит дороже потребителю, чем то, что вырабатывают газовые станции. … Государство предоставляет отрасли практически бесплатный капитал, несет непокрытые страховыми премиями атомные риски, в значительной степени участвует в прямом финансировании ядерного топливного цикла».

Сейчас будущее атомной энергетики уже не кажется столь безоблачным, как это представлялось в 1954 году. Мало кто верит эмоциям, продолжает твердить «АЭС-прогресс». Но в любом случае, Обнинская АЭС остаётся памятником той эпохе, эпохе гонки вооружений, холодной войны и горячего оптимизма по отношению к атомной энергетике.

Прошедшей эпохе…

Подробнее. 

Радиоактивные отходы в космос отправить не удастся — сегодняшняя авария ракеты-носителя «Протон-М» тому хорошее подтверждение.

Среди неспециалистов бытует мнение, что один из способов избавиться от ядерных и радиоактивных отходов это «запустить их в космос». Иногда такое мнение высказывают и участники общественных слушаний, мол, не проблема эти отходы — в космос отправим. Представители Росатома это мнение в открытую не поддерживают, но и они говорят о запуске в космос ядерных реакторов, о ракетах на ядерной тяге и т. п.

В космос радиоактивные отходы отправить не удастся, одну из причин этого наглядно иллюстрирует очередная авария ракеты-носителя «Протон-М», случившаяся сегодня.

РИА Новости передаёт слова руководителя Роскосмоса Олега Остапенко: «Подтверждается информация о том, что ракета-носитель, разгонный блок и спутник полностью сгорели в плотных слоях атмосферы. Произошло это над территорией Китая. С учетом высоты орбиты произошедшего можно с уверенностью говорить о том, что до Земли ничего не долетело». То есть и сверхядовитое топливо (гептил) и компоненты самой ракеты и спутника сгорели и опасности не не несут, хорошо, если это действительно так.

Представим, что «Протон-М» несёт в космос партию радиоактивных отходов или спутник с ядерной энергетической установкой. Даже если опасные радионуклиды сгорят в верхних слоях атмосферы, они опасными быть не перестанут. Изменится лишь химическая форма, но не ядерные свойства вещества. Альфа и бета распад кобальта, стронция, цезия, плутония от сгорания не ускорятся и не замедлятся. Количество радионуклидов, значит и их опасность, не уменьшится. То есть, при аварийном запуске ракеты, несущей радиоактивный груз, может произойти распыление в атмосфере радионуклидов, сравнимое по опасности с катастрофой на АЭС. Один «Протон-М» мог бы нести около трёх тонн радионуклидов.

Сколь бы ни была хорошо ракета-носитель, от двух до пяти пусков из сотни будет аварийным, с разрушением ракеты и её нагрузки. «Протоны» падают регулярно. В 1999 году было два падения ракеты на территорию Карагандинской области Казахстана, следующее падение было в 2007 году, в 2010 году три спутника были отправлены не на орбиту, а в Тихий океан, 2 июля 2013 года произошла памятная авария с падением ракеты близ космодрома Байконур, сегодня, 16 мая 2014 года, третья ступень ракеты и спутник сгорели над Китаем.
Очевидно, что при массовом запуске радиоактивных отходов в космос любая их перечисленных аварий привела бы к радиационной катастрофе, заражению огромных территорий, что неприемлемо.

Ещё одна причина невозможности отправлять отходы атомной промышленности в космос — чисто техническая и экономическая: ракет не хватит для этого. Полезная нагрузка того же «Протона» — от 23 т (груз доставляется на низкую орбиту) до 3,25 тонн для геостационарной орбиты. Это слишком мало по сравнению с количеством радиоактивных отходов, накопленным на АЭС страны. К примеру, на одной Смоленской АЭС три реактора за почти  почти 30 лет наработали 129604,3 тонны средне и низко активных отходов, как это следует из данных, официально обнародованных в прошлом году на слушаниях в Рославле. Чтобы вывести эти отходы на орбиту понадобилось бы 39 878 пусков «Протонов».

Смоленская АЭС произвела 129604,3 тонны радиоактивных отходов.

Итак, только одна из российских АЭС произвела почти 130 тысяч тонн отходов, для запуска которых в космос нужно почти 40 тысяч «Протонов», а это совершенно нереально. Но отходы надо не размещать на орбите, а отправлять дальше, к Солнцу, то есть ракет потребовалось бы ещё больше…

Понятно, что в реальности радиоактивные отходы в космос отправить не удастся — и по соображениям безопасности, и по экономическим соображениям. Значит, придётся с опасными радионуклидами что-то делать на Земле — хранить, закапывать, закачивать в подземные водоносные слои, выливать в реки и океаны, — в общем, продолжать то, что атомная промышленность России и других стран и так делает…

Оригинал.

 

«Недоверие и неприятие атомной энергетики во многом определяется памятью о Чернобыле. Только когда умрут все, кто помнит Чернобыль, на чьей памяти произошла эта катастрофа, только тогда атомная энергетика сможет нормально развиваться», — такое мнение высказал один из участников Форума Росатома, прошедшего в Москве в начале апреля.

Не важно, кто именно так рельефно описывал одну из проблем атомной энергетики. Действительно, в обществе нет доверия к атомной промышленности и атомных экспертам. И это недоверие вполне обосновано.  Ведь именно про взорвавшийся 26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС реактор РБМК-1000 представители атомной промышленности говорили, что он столь безопасен, что подобные реакторы можно строить хоть на Красной площади в Москве. У тех, кто знает про это, нет и не будет доверия к заявлениям о том, что новые реакторы совершено безопасны.

Атомщики и сейчас постоянно повторяют, что они верят в безопасность своих реакторов. «Это одна из самых надежных АЭС в мире», — говорится про действующую Смоленскую АЭС с реакторами РБМК-1000 в официальном документе ОАО «Концерн Росэнергоатом» В (ОВОС Смоленской АЭС-2, Раздел 4.6.4.1.1).
Любой умеющий думать и рассуждать гражданин в состоянии понять, что подобные утверждения — это просто частный случай рекламы. Атомная промышленность рекламирует свои изделия как надёжные, но для общества важны не заявления, а факты. Факты состоят в том, что радиационные катастрофы происходят намного чаще, чем нам обещают атомщики — не раз в миллион лет, а с потрясающей регулярностью — 1957 — Кыштым, СССР и Виндскейл, Великобритания; 1979 — Три Майл Айленд, США; 1986 — Чернобыль, СССР; 2011 — Фукусима, Япония.
Факты в том, что ущерб от радиационных катастроф трудно поддаётся оценке, но он  превышает выгоду от использования атомной энергии. Поэтому здравомыслящие люди и не считают, что корпоративные интересы госкорпорации «Росатом» совпадают с интересами большинства населения. Если новая радиационная авария произойдёт на одной из АЭС России, это поставит под угрозу будущее нашей страны.

К сожалению, ряд действий Госкорпорации «Росатом» направлен на повышение вероятности повторения Чернобыля.

Во-первых, в России продолжается эксплуатация одиннадцати реакторов чернобыльского типа, РБМК-1000. Эти реакторы работают на Ленинградской, Курской и Смоленской АЭС. Значительные средства направлены на поддержание этих реакторов в работоспособном состоянии, на ремонт, модернизацию. Но, по сути, это те же графитовые одноконтурные кипящие реакторы, авария на которых может буквально повторить чернобыльский сценарий: пространственная неравномерность плотности энерговыделения, нарушение охлаждения, перегрев и разрушение части технологических каналов, паровой взрыв и графитовый пожар на 10-12 дней…

Во-вторых, Росатом продолжает широкомасштабные эксперименты по эксплуатации реакторов ВВЭР на мощности, превышающей проектную на 4-7%. Эти эксперименты проходят на Кольской, Калининской, Ростовской и Балаковской АЭС. Одним из основных элементов безопасности реакторов ВВЭР является корпус, элемент отсутствующий у реакторов РБМК. При повышении сверх установленной проектом тепловой мощности реактора растут нагрузки на корпус и трубопроводы, снижаются заложенные проектировщиками резервы безопасности, что ведёт к росту вероятности аварий.

В-третьих, своего рода экспериментом является массовое строительство новых, никогда не опробованных на практике реакторов ВВЭР-1200. Такие реакторы в стадии активного строительства находятся на Второй Новоронежской и Второй Ленинградской АЭС, а также на АЭС, которую Росатом сооружает в Беларуси. До недавнего времени ВВЭР-1200 строили на Балтийской АЭС в Калининградской области, но сейчас строительство остановлено. Возможно уже в этом году первый из серии ВВЭР-1200 войдёт в строй на Второй Нововоронежской АЭС. И только после этого можно будет на практике убедиться, насколько удачны (или не удачны) инженерные решения и новшества в конструкции этих АЭС. Гарантировать, что все элементы новой АЭС будут работать надёжно до пуска в эксплуатацию первого энергоблока, невозможно.

Удивительны лоббистские возможности «Росатома», — для Второй Курской, Второй Смоленской и для новой Нижегородской АЭС предложены совершенно невиданные реакторы ВВЭР-ТОИ, прототипом которых (как это указано, например, в ОВОС Курской АЭС-2) являются те самые ВВЭР-1200, которых пока в природе нет. В худшем случае, за бюджетные деньги мы можем получить плохо работающие энергоблоки, а в самом худшем — новую радиационную аварию на одном из серии не опробованных реакторов.

Итак, мы видим, что Госкорпорация «Росатом», пользуясь неоправданной политической поддержкой руководства России, продолжает эксплуатацию опасных реакторов чернобыльского типа, проводит опасные эксперименты на АЭС страны и лоббирует строительство значительного количества новых типов реакторов, работоспособность и безопасность которых на практике не доказана.

Наверное, только память о Чернобыле сдерживает атомную корпорацию от реализации ещё более безумных и разорительных проектов. Поэтому важно не поддаваться на призывы забыть о Чернобыле, важно помнить о катастрофе — ради будущего, ради того, чтобы её повторение не стало возможным.

«Есть две веских причины, по которым нельзя забывать эту трагедию. Во-первых, если мы забудем о Чернобыле, возрастет риск подобных технологических и экологических катастроф в будущем. Во-вторых, более семи миллионов таких же, как мы, людей не могут позволить себе забыть. Они и поныне страдают, страдают каждый день, в результате события, происшедшего в 1986 г. Несомненно, наследие Чернобыля останется с нами и с нашими потомками на много поколений вперед», — сказал в уже далёком 2000 году Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. С тех пор каждый год каждый Генсек ООН заявляет что-то подобное — и так будет продолжаться ещё 30, 60, 100 лет…

Память о Черобыле не умрёт, и ренессанса атомной энергетики не будет!

Оригинал.

В результате «перехода» Крыма из Украины в Россию экологические права крымчан могут быть существенно урезаны, так как на территории полуострова прекратит действовать конвенции ЕЭК ООН «О доступе к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды» (Орхусская конвенция).

Сегодня президент России Владимир Путин провёл рабочую встречу с министром природных ресурсов и экологии Сергеем Донским. Среди других вопросов президент и министр обсудили «экологическую ситуацию в Крыму. Из опубликованной части стенограммы встречи видно, что Сергей Донской затронул два вопроса, связанные с «прошлым экологическим ущербом» и со статусом особо охраняемых природных территорий Крыма.

Вопросы эти важны, но есть ещё одна проблема, связанная с переходом Крыма из юрисдикции Украины в российскую юрисдикцию. Дело в том, что Украина является Стороной Конвенции ЕЭК ООН «О доступе к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды» (т. н. Орхусская конвенция). Россия в данной конвенции не участвует. Таким образом, при введении российских законов, в Крыму действие Орхусской конвенции прекратится.

На данный момент к Орхусской конвенции присоединились 46 стран и Европейский Союз как межгосударственное образование. В конвенции участвуют все страны Европы, кроме Ватикана и Андорры, и все страны бывшего СССР, кроме Узбекистана и России. 

Участники конвенции признают, «что в вопросах, касающихся окружающей среды, совершенствование доступа к информации и участия общественности в процессе принятия решений повышает качество принимаемых решений и процесса их осуществления, способствует улучшению информированности общественности об экологических проблемах, предоставляет общественности возможность выражать свою озабоченность и позволяет государственным органам обеспечивать должный учёт таких интересов». И стремятся «способствовать подотчётности и открытости процесса принятия решений и усилению поддержки общественностью решений в области окружающей среды». (Преамбула конвенции.)

«Каждая Сторона гарантирует права на доступ к информации, на участие общественности в процессе принятия решений и на доступ к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды» (Статья 1 Конвенции).

Таким образом, важнейшие экологические права граждан тех стран, где эта конвенция действует, защищены дополнительно международными обязательствами. Например, в случае непредоставления экологической информации, притеснений экологов, неправосудных решений и т. п., можно обратиться в  Комитет по соблюдению конвенции или в Арбитраж. Это работает и в Беларуси, и в Казахстане, и в Украине — но не в России. 

В июне 2011 года Дмитрий Медведев, занимавший тогда пост президента России, поручил правительству рассмотреть вопрос о присоединении  к Орхусской конвенции. Аргументы в пользу присоединения к конвенции я приводил здесь в блоге полтора года назад. Российская экологическая общественность призывала власти  решить этот вопрос до окончания 2013 года, объявленного в России Годом охраны окружающей среды. Этого не произошло, что не помешало министру Донскому сегодня доложить президенту Путину об успешно проведённом «годе экологии».

Ранее, в ходе выездного заседания правительства России в Симферополе 31 марта премьер-министр Дмитрий Медведев заявил: «В результате присоединения к России ни один житель Крыма, ни один житель Севастополя ничего не должен потерять – может только приобрести».

Очевидно, что с «выпадением» Крыма из сферы действия Орхусской конвенции экологические права жителей Крыма всё же пострадают. Не допустить этого можно обеспечив, наконец, присоединение России к Орхусской конвенции или совсем необычным образом — «разрешив» конвенции продолжить действие в Крыму. Но, похоже, власти более озабочены сейчас другими проблемами… Кого сейчас волнует какие-то «экологически значимые решения?...

Оригинал.

Современные светодиодные лампы позволяют сохранять электроэнергию не только в Час Земли, но и каждый день, экономя при этом заметные суммы денег. Лампочки стоимостью 200-250 рублей позволяют в год экономить по 600 рублей. Я уже купил десяток таких ламп, мой «Час Земли» не закончится сегодня в 21:30, а ваш?

Сегодня вечером, как многие из вас, я буду участвовать в акции «Час Земли», выключу на один час все электроприборы в доме. Акция эта символическая, она должна продемонстрировать готовность участников бережно относиться к ресурсам, прежде всего к электроэнергии. Мне всегда казалось, что это как-то неправильно, вот в 20:30 мы все с гордостью выключаем электроприборы и целый час медитируем на тему, какие мы хорошие и экономные. Но что же происходит в 21:30? Все включают свет и на год забывают про энергосбережение? Перестаём медитировать и начинаем дискредитировать идею энергосбережения? Неужели мы можем правильно себя вести только час в году?

К счастью, сейчас возможность ежедневно бережно относиться и к электроэнергии, и к семейному бюджету просто начав использовать светодиодные лампы, потребляющие в 10 раз меньше энергии, чем лампы накаливания и лишённые проблем люминисцентных ламп.

Светодиодная лампа у меня на кухне.
Пока у меня в доме работают две светодиодные лампочки. Как перегорят обычные — заменю и их. Лампа на кухне работает по 8-10 часов в день, там нет окна. Раньше там была лампа накаливания 60 Ватт (Вт). Расход в сутки: 60Вт*8часов=480Вт*ч. Расход в месяц: 480*30=14,4КВт*ч. Теперь там светодиодная лампа, дающая такой же световой поток (400 люмен), её мощность почти в 10 раз меньше, 6,3 Ватт. То есть теперь каждые сутки я на освещение кухни трачу не 480 Вт*ч, а лишь 50,4 Вт*ч, экономия 480-50=430 Вт*ч.

Я плачу 4 руб 1 коп за 1 КВт*ч электроэнергии. За месяц лампочка в 60 Вт «съедает» 57 руб 74 коп, а её светодиодная сестра — в 10 раз меньше, то есть 5 руб 77 коп. В год работа лампы накаливания обходится почти в 693 руб, а светодиодной лампы — в 69 руб. Итак, за год светодиодная лампа при ежедневной 8-часовой работе экономит 623 рубля. При стоимости светодиодной лампы в 250 рублей (модель Ledare 10 W, 600 lm в IKEA по распродаже, обычная цена — 299 руб) даже в первый год замена лампочки не только окупается, но и даёт заметную экономию. Гарантийный срок работы светодиодной лампы — 4 года, ожидаемый — 25 тысяч часов, то есть 8,5 лет при работе по 8 часов в день.

Всё это теория, на практике есть одна психологическая проблема — недоверие к новому. Я и сам не сразу купил десять дорогих светодиодных лампочек. Сначала я купил одну, на пробу. Попробовал, хорошо ли светит, как ведёт себя при включении и выключении, и вообще, как работает. Важно, что и размеры лампочки, и цоколь — стандартные (Е27 или Е14) — подходит к любой люстре или светильнику. Оказалось светодиодные лампы лишены недостатков компактных люминесцентных ламп (которые ранее назывались «энергосберегающими»): включаются и выключаются мгновенно, без мерцания, да и ртуть они не содержат. Свет белый «тёплый», как у ламп накаливания. Светодиоды не видны как точечные источники или как спираль лампы накаливания — горящая лампочка выглядит как обычная матовая. До неё можно без опасения дотронуться рукой — она почти не греется, ведь основная часть электроэнергии преобразуется в свет, а не в тепло у лампы накаливания.

Вобщем, свои психологические проблемы я решил — и теперь смело купил десяток ламп, подарил тёще, отцу — пусть экономят, пусть и у меня и у них «Час Земли» растянется на годы. Ведь смысл символических акций — переходить от слов к делу, так чего ждать то?

«Проснувшийся» вчера европейский космический зонд «Розетта» даже в далёком космосе успешно использует солнечную энергию. На «Розетте» нет радиоизотопных генераторов или иных устройств, использующих атомную энергию, зонд полностью полагается на солнечные батареи. Опыт «Розетты» опровергает утверждения радикальных атомщиков, что для космических исследований, якобы, обязательно необходимы ядерные установки.

«Розетта станет первым космическим аппаратом, путешествующим за главный пояс астероидов и полагающимся исключительно на солнечные элементы, а не на традиционные радиоизотопные термогенераторы. Новые технологии солнечных элементов, применённые на  двух гигантских солнечных панелях позволит ей функционировать в более 800 миллионах километрах от Солнца, где интенсивность солнечного света составляет лишь 4% от земной. Сотни тысяч специально разработанных не отражающих кремниевых элементов производят до 8700 Ватт во внутренней части Солнечной системы и около 400 Ватт в глубоком космосе», — сообщает сайт Европейского космического агентства (ESA).

По информации ESA межпланетный зонд «Розетта» оборудован солнечными батареями общей длиной 32 метра и шириной один метр. Проблему перегрева зонда при нахождении близ Солнца и переохлаждения вдали от светила была решена путём применения надёжной термоизоляции и, при необходимости, подогрева за счёт солнечной энергии.

Отказ от использования радиоизотопных источников энергии вызван, в первую очередь, наличием надёжной альтернативы, то есть возможностью использования современных солнечных батарей. Другим немаловажным аргументом стало то, что в случае гипотетической аварии на старте ракеты, несущей спутник с ядерным энергетическим устройством,  опасные радиоактивные изотопы могут попасть в атмосферу и заразить значительную территорию или акваторию, а при разрушении спутника с солнечными батареями такой опасности нет.

К слову, ранее радиоизотопные термоэлектрические генераторы (РИТЭГи) в большом масштабе использовались в качестве источника энергии для маяков на Северном морском пути, на Балтике, на Онежском и Ладожском озёрах. С ними связано несколько радиационных аварий, зафиксированы случаи смертельного облучения «охотников за цветными металлами». Сейчас при финансовой и технической помощи из-за рубежа завершается поиск и удаление опасных РИТЭГов и их замена на солнечные источники энергии, которые способны накапливать энергию для работы маяков в течение полярной ночи. См. подробнее «рабочие материалы по РИТЭГам» и  публикации на сайте Беллоны.  

Итак, похоже, солнечная энергетика вытесняет ядерную не только на Земле, но и в космосе. От этого наша жизнь становится менее опасной, это стоит приветствовать.

Оригинал.

Из официального протокола «круглогог стола», посвящённого Калининской АЭС, странным образом исчезла информация об активности и объёмах содержащих радиоактивный тритий отходов АЭС, закачиваемых в подземные водоносные слои.

Вот, что осталось в протоколе, недавно опубликованном  на сайте Администрации муниципального образования «Удомельский район» Тверской области:



А вот как Юрий Дмитриевич Мамонтов на самом деле ответил на мой вопрос в ходе «круглого стола» в Удомле 21 ноября. Ответ я записал на диктофон, вот его расшифровка (подчёркнуто мною):

«Эксплуатация полигона глубинного захоронения осуществляется на основании лицензии на право пользования недрами для захоронения промышленных стоков. Лицензия зарегистрирована в Министерстве природных ресурсов России 23 июля 2010 года. Срок действия – по 1.01 23 года.

В состав сточных вод, разрешённых для захоронения, включены нерадиоактивные промышленные стоки и тритийсодержащие дебалансные воды. В 1996 году проект полигона глубинного захоронения прошел Государственную экологическую экспертизу.

Жидкие радиоактивные отходы, в том числе и по тритию, в скважины полигона глубинного захоронения не закачиваются, так как это действие запрещено законодательством.

С начала эксплуатации в пласт-коллектор было удалено и закачено 1 501 880 кубических метров промстоков. В среднем за месяц на полигоне закачивается около 20 тысяч куб. м.

По данным за октябрь этого года удельная активность цезия-137 составляет 0,7 Беккерель на литр при критерии отнесения к радиоактивным отходам – 1100 Бк/л. Удельная активность трития составляет 152 896 Беккерель на литр при критерии отнесения к жидким радиоактивным отходам по тритию 1 млн Бк/л».

Таким образом, из официального протокола исчезли данные:

  • о том, что на атомной электростанции ежемесячно образуется 20 тысяч тонн жидких отходов, это примерно 333 железнодорожных шестидесятитонных цистерн;
  • о том, что содержащие радиоактивный тритий отходы атомщики закачивают в подземные водоносные горизонты на полигоне глубинного захоронения, предназначенном для не радиоактивных отходов
  • о том, что концентрация трития в этих промышленных стоках АЭС столь высока, что они останутся опасными даже при двадцатикратном разбавлении, что природный фоновый уровень трития в стоках превышен в 15 тысяч раз.

К сожалению, формат «круглых столов» не предполагал возможности обсуждения и выяснения подробностей того, как именно производится закачка отходов, насколько деятельность по закачке трития соответствует условиям лицензии по эксплуатации полигона глубинного захоронения нерадиоактивных отходов АЭС, насколько совместимы одновременная закачка жидких отходов в подземные водоносные горизонты и подпитка водоёмов-охладителей артезианской водой.

Видимо, чтобы такие вопросы не пришли в голову при дальнейшем обсуждении деятельности Калининской АЭС, количественные данные о закачке трития из протоколов были удалены.

Для справки

С 2007 года вместе с промышленными стоками Калининской атомной электростанции в подземные водоносные горизонты осуществляется закачка радиоактивного трития, тяжёлого изотопа водорода с периодом полураспада 12,3 лет. Тритий закачивается в составе так называемой тритиевой воды, в молекуле которого один из атомов обычного водорода заменён тяжёлым бета-активным изотопом. Понятно, что очистить от радиации такую воду невозможно в принципе, ведь радиоактивный изотоп здесь не примесь, а часть молекулы воды, так что ни упаривание, ни фильтрация не помогут.

Тритий, в случае попадания в организм, будет оказывать воздействие на все органы, а не накапливаться в некоторых из них, подобно йоду, цезию или стронцию. Определяют содержание трития в организме по его концентрации в моче или крови.

Подробнее о проблеме закачки трития под землю рассказано в статье на сайте Беллоны, подробнее о произошедшем на «круглых столах» в моём блоге на Беллоне.

Поздно вечером 20 ноября в городе Удомля Тверской области завершился «круглый стол», на котором обсуждались материалы обоснования лицензии эксплуатации энергоблока № 2 Калининской АЭС на мощности 104% от номинальной. Вот текст моего выступления в ходе «круглого стола». Обычно жанр устного выступления предполагает бОльшую эмоциональность, по сравнению с жанром блога или статьи, прошу это учитывать.

Добрый день. Меня зовут Андрей Ожаровский, я представляю организацию Беллона.

В первую очередь хотелось бы выразить сожаление о том, что избранный регламент не позволяет обсудить именно те вопросы, которые действительно нас интересуют. Почему-то был выбран такой стиль, как диалог глухого с глухим: дают высказаться всем, но по сути вопроса, но по конкретным деталям, к сожалению, ни дискуссии, ни диалога, ни самого обсуждения не возможно. Но что поделать…

Я хочу заявить, что я против предложенного эксперимента по эксплуатации реактора на тепловой мощности, превышающей проектную. У меня есть инженерное образование, я понимаю, что на самом деле обоснованности и уверенности в безопасности предложенного эксперимента не существует, несмотря на представленные здесь рассуждения.

Это не только моё личное мнение. Я должен доложить, что в октябре более сорока общественных экологических организаций России приняли общую Позицию по отношению к использованию атомной энергии, в частности, указав, что мы выступаем против экспериментов по повышению тепловой мощности атомных реакторов. Эту Позицию подписала не только Беллона, в этом участвовал Социально-Экологический Союз, Гринпис России, «Экозащита!» и много других организаций. Я прошу учесть это мнение общественности. Здесь я один его высказываю, но такое мнение существует.

Итак, мы считаем, что предложенные действия являются опасным экспериментом. Действительно, разработчики реакторной установки заложили резервы, но повышение тепловой мощности неизбежно приведёт к повышению нагрузок, и, значит, к повышению вероятности происшествий и, возможно, аварий.

Загрязнение цезием-137 в случае аварии на Калининской АЭС.[Если авария на Калининской АЭС случится при погодных условиях, аналогичных тем, что были 28 мая 1995 года, то загрязнению плотностью около 1 млн Бк/кв. м подверглись бы Москва и Подмосковье. В иллюстрации использована карта, смоделированная в австрийском исследовании FlexRISK. Пиксели отражают точность расчётов. В карту мною внесены изменения: обозначено расположение Санкт-Петербурга, Москвы, Твери.]

В случае аварии что произойдёт? Я думаю, вам понятно, что при определённых условиях [загрязнение] долететь может не только до ближайших районов, но может долететь и до Твери, до Москвы, до Санкт-Петербурга. Я ещё раз, как и на общественных слушаниях, призываю вас обратить внимание на данные австрийских исследований под названием FlexRISK, которые подтверждают давно известное, что если тяжёлая запроектная авария проходит, то воздействие возможно не только в пределах десятков километров, но и в пределах сотен километров. Отмахиваться от научных данных здесь неправильно, несолидно. А это говорит о том, что надо готовиться к эвакуации, строить те самые дороги, о которых говорил здесь один из моих предшественников.

Существует установленный законодательством Российской Федерации принцип предосторожности, принцип презумпции потенциальной опасности предложенной деятельности.

Я считаю, что не доказана экологическая безопасность, что не доказано отсутствие последствий того, что здесь предлагается.

Озвучены два принципиально различных так называемых «доказательства» приемлемости действий. Но оба они основаны на ложных предположениях.

Первое, что мы здесь слышим, – что можно повышать нагрузки, не снижая при этом безопасность. Этот тезис не доказан. При повышении нагрузок на корпус реактора, на оборудование первого контура, на те же парогенераторы будет, несомненно, возрастать вероятность аварий, вероятность происшествий и даже серьёзных аварий.

Второй тезис, который мы видим, тоже основан на ложном предположении, что если за период опытно-промышленной эксплуатации с 2012 года ничего серьёзного не произошло, значит, ничего не произойдёт и потом. Пожалуйста, вдумайтесь в этот тезис. Он не доказывает ровно ничего. Мы не наивные мальчики. Мы не считаем, что как только вы что-то там сделаете не так с реактором, он немедленно должен взорваться на второй или третьей секунде. Необязательно. Но предложенная деятельность безусловно является опасной. Она, безусловно, может аукнуться. Необязательно на первый, второй или третий год эксплуатации на повышенной мощности, но когда-нибудь в будущем мы можем об этом очень сильно пожалеть. Поэтому ценность и стоимость принятия решений сейчас достаточно велика, с моей точки зрения.

Очевидно, что здесь мы видим конфликт с корпоративными интересами атомщиков. У Госкорпорации «Росатом», безусловно, есть свои корпоративные интересы. Но по вопросу эксплуатации реакторов на непроектной мощности, на мощности, превышающей проектную, корпоративные интересы атомной корпорации расходятся с интересами большинства населения.

Я убеждён, что приоритет, что основной интерес населения, по отношению к атомной отрасли – это безопасность. Я слышу здесь, что приоритет атомщиков – это выработка атомного электричества. Задаю себе вопрос: «Любой ценой? Любой ли ценой мы должны позволить атомному ведомству производить больше электроэнергии?». Я в этом не уверен.

К тому же замечу, что очень не понятна экономическая сторона вопроса. На мой взгляд не доказана экономическая состоятельность проекта.

Я призываю отказаться от деятельности по продолжению эксплуатации энергоблоков на повышенной мощности.
Я напоминаю, что ранее были планы эксплуатировать реакторы РБМК на мощности, превышающей проектную. И слава богу, концерн «Росэнергоатом» отказался от этого опасного эксперимента. Если это можно было сделать для реакторов РБМК, то это можно сделать и для реакторов ВВЭР.

Спасибо.

Оригинал и видео выступления.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире