oskin

Александр Оськин

19 июня 2018

F

На днях в Домжуре Союз журналистов организовал дискуссию по  теме «Пресса в цифровую эпоху». Тематика, конечно, не новая, но она в известной степени перекликалась с выступлением замминистра Волина на Дальневосточном медиасаммите, на котором он прямо сказал, что пресса это прежде всего бизнес, который должен функционировать по правилам бизнеса, а господдержка СМИ — вовсе не «спасение утопающего».

Я согласен с этим утверждением на 50 процентов. В том смысле, что пресса как бизнес может развиваться, а может и почить в бозе в  зависимости от условий, в которых она находится. Как и любой бизнес: есть условия для развития – он живет, созданы неблагоприятные условия – дело закрывается. Поэтому в нашем случае роль государства и тем более профильного министерства – создать для печатной отрасли благоприятные условия для развития, а не для скоропостижной смерти.

За круглым столом в Домжуре 16 июня приводились интересные цифры. В начале нулевых годов в стране было зарегистрировано 96 тысяч газет и  журналов, в настоящее время их осталось 52 тысячи. Подписка на прессу в тот же  период составляла один миллиард экземпляров в год, в настоящее время – почти в  два раза меньше. Количество киосков прессы упало с 42 тысяч до 17 тысяч. В большой сети супермаркетов печатная продукция присутствует менее чем в 20% торговых точек. А сеть «Магнит», к примеру, собирается полностью исключить прессу из 1200 магазинов на юге России.

Вот такая печальная картина дня. И я считаю, что кризис медиаотрасли носит исключительно рукотворный характер. У нас у всех на слуху, к  примеру, ценообразование на бензин, и уже объявлено, какими мерами правительство будет влиять на снижение цен на топливо. Так вот, на  полиграфическую бумагу цены за прошлый и нынешний год растут значительно быстрее цен на бензин. А причина всё та же – ценный товар уплывает за границу, а в стране образуется дефицит на бумагу. Отсюда и рост цен. И никто, повторяю, никто в нашем правительстве не собирается ввести заградительные таможенные барьеры в виде экспортных сборов на полиграфическую бумагу.

Я мог бы привести подобные примеры по каждой проблеме, имеющейся в медиаотрасли. Но поскольку об этом много уже написано, скажу о  главном. Курс на развитие цифровых технологий стратегически очень важен, а  нежелание создать условия для развития бизнеса в печатной медиаотрасли близоруко и антинародно.

Новое руководство Союза журналистов России настроено на активный диалог с властью в целях спасения нашей отрасли, об этом говорилось за круглым столом в Домжуре. Хочется надеяться, что ожидаемые меры поддержки печатных СМИ будут носить не точечный и выборочный характер, а массовый. Это как в оранжерее или на огороде – нельзя подкармливать отдельные кустики, а надо удобрять и поливать всех подряд. Тогда и урожай будет хорошим. 

Пришла беда откуда не  ждали. На этот раз от всеми любимого «Магнита». 22 мая в газете «Коммерсант» появилась статья, в которой излагались обстоятельства изгнания прессы из сетей «Магнита» в ряде регионов РФ. Статья знаковая и в чём-то даже сенсационная. В ней напрямую говорится, что курс менеджмента сети «Магнит» в части прессы противоречит курсу руководства страны, в подтверждение чему в статью даже  сделана врезка с цитатой по данному поводу президента Путина В.В. с его портретом.  

Суть проблемы в том, что «Магнит» разослал дистрибуторам прессы в нескольких регионах, в том числе в  Астрахани, Волгограде, Кабардино-Балкарии, Липецке, Челябинске и др. требование до конца мая демонтировать торговое оборудование с газетами и журналами в магазинах сети. В самом «Магните» заявляют, что речь идет только о сокращении присутствия прессы в отдельных магазинах из-за отсутствия спроса на неё или неэффективности продаж. Издатели же, в свою очередь, утверждают, что в связи с резким сокращением количества киосков прессы в стране – с 42 тысяч до 17 тысяч – сети ритейла стали главным каналом дистрибуции печатной продукции. Стоит отметить, что и до настоящего времени «Магнит» вводил дискриминационные меры в отношении прессы, но выражалось это в  сокращении торговых площадей и ассортимента и в увеличении бонусов с продаж. Теперь же руководство этого ритейлера приняло решение о полном выводе прессы из  магазинов сети.

Кстати, в продолжение публикации в «Коммерсанте» 23 мая вышла статья на сайте «Астраханские новости», в которой уже более подробно излагаются обстоятельства запрета присутствия прессы в сети «Магнит» в данном регионе.

Возникает резонный вопрос: почему сеть «Магнит» вопреки здравому смыслу стала изгонять прессу из  своих магазинов? Ведь при грамотном управлении данной товарной группой она дает до трех процентов в общем обороте магазина. У меня есть гипотеза на эту тему. Дело в том, что условия реализации газет, журналов и книг в сети «Магнит» являются весьма своеобразными. Расчеты за проданную печатную продукцию здесь осуществляются более чем за 60 банковских дней. За скоропортящийся товар, например, молоко или хлеб, расчеты производятся через 30 календарных дней. Это оплата за скоропортящийся товар. А газеты, еженедельники и ежемесячники, по  мнению менеджеров «Магнита», – товар, который можно продавать несколько месяцев.

Кроме того, поставщики, скажем, масла и колбасы не обязаны сами изготавливать торговое оборудование, а поставщики прессы – должны. Плюс всякого рода бонусы, условия списания и т.д.

Словом, обременений много. Но самое главное, поставщики прессы не хотят молчать и покрывать странную позицию менеджеров «Магнита», как, скажем, это делают поставщики чулочной продукции. Думаю, что именно опасения в утечке информации о ситуации в  «Магните» и стали основной причиной изгнания прессы из магазинов. Зачем им эта головная боль, в то время, когда поставщики всех остальных товаров покорно безмолвствуют?!

На мой взгляд, давно уже пора, чтобы ФАС и другие компетентные органы разобрались с технологиями работы в «Магните», чтобы понять, в какой степени их деятельность соответствует законодательству. Тем более, что, к примеру, в «Ашане» отношение к прессе совсем другое. Думаю, что было бы полезно сравнить работу наших сетей с товаром с работой европейских супермаркетов, где пресса и книги находятся на привилегированном положении.

Изгнание прессы из сети магазинов «Магнит» не только противоречит курсу руководства страны в  информационной политике и информационной безопасности, это ещё и просто неприлично. Я бы даже сказал, что и недостойно!  

Опубликованы результаты исследования «Левада-центра» об основных источниках информации, которыми пользуются граждане страны. Здесь много интересного, но прямо скажем, ожидаемого. Это касается основных источников информации взрослого населения и  молодежи. Старшие люди тяготеют к голубому экрану, молодежь – к социальным сетям и интернет-СМИ.

Как написал «Коммерсант», результаты опроса свидетельствуют: основным источником информации 85% россиян считают телевидение, 27% – интернет-СМИ, 21% – социальные сети, 15% – радио, 13% – печатные СМИ. При этом телевидение называет заслуживающим доверие источником информации 51% респондентов, по 19% доверяют рассказам друзей и соседей, а также интернет-изданиям, социальным сетям – 15%.

Самые популярные политические передачи – это «Вечер с Владимиром Соловьевым» (34%), «Вести недели» (29%) и «Итоги недели» (18%), однако смотрят их чаще люди старшего возраста. Молодежь предпочитает интернет, хотя, по данным экспертов «Левада-центра», в качестве основного источника новостей для молодых людей Сеть обошла телевидение всего полтора года назад.

Я, признаюсь, стараюсь пользоваться различными источниками информации и сравнивать как фактуру, которая в них представлена, так и интерпретации событий в стране и  мире. Если есть время, я с удовольствием сравниваю вечерние новости по РТР и  Первому каналу. Они в основном дублируют друг друга, конечно, но есть нюансы. Новости РТР в 20.00 позволяют себе некие вольности, а программа «Время» академична и строга в изложении политики партии и правительства. Соловьев – блистательно скандален, отсюда и его рекордные рейтинги.

У  Солженицына я в свое время вычитал замечательную фразу: «Не верь, не бойся, не  проси». Это пока, конечно, не про всех нас, но вот в части «верить – не верить» надо, безусловно, сравнивать информацию, представленную по нескольким каналам. Это занятие увлекательное и крайне полезное.

Напомню, что за рубежом популярна теория «пяти экранов». Она заключается в том, что современный человек призван получать информацию по пяти каналам: это телеэкран, радио, карманное мобильное устройство, планшет или персональный компьютер, газета или журнал. Пробежаться по всем этим ресурсам не так уж и сложно. В США, к примеру, по последним исследованиям, о которых писало сетевое издание «Вести.Экономика», люди тратят на медиапотребление свыше 12 часов в сутки, сюда входит вся совокупность существующих информационных ресурсов. Думаю, что и в России молодые люди, освоившие все технологии современного интернета, потребляют информацию не меньшее количеств часов в день.

Но  тут наступает «момент истины»: чему верить в этом гигантском информационном потоке? Решение простое – всё познается в сравнении, хотя, конечно, есть просто важный элемент веры или, по-другому говоря, внутренней убежденности. Если кто-то верит, что Земля плоская, то ему хоть кол на голове теши, он будет стоять на своем. А если человек образованный и восприимчивый к новой информации, то он сможет самостоятельно определять истину методом сравнения и анализа. Вот именно для этого нужны пять экранов.

При этом совершенно ясно, что в социальных сетях фейковых новостей выше крыши. В печатных СМИ, где работают профессиональные журналисты, достоверных материалов значительно больше. Хотя, безусловно, принципиальное значение имеет репутация соответствующего канала и  журналиста. Понятно, что многое покупается и продается, но репутация дороже денег – так было всегда.   

На днях дьякон Кураев высказал верную мысль, что интернет – это скамеечка у подъезда, на которой собираются разные люди и беседуют о самом разном, включая непристойное. К производителям скамеечек претензий нет…

Действительно, интернет – это коммуникационная среда и в этой части весьма полезная. Но в содержательном аспекте Сеть нельзя фетишизировать, это не панацея от всех наших болезней, в том числе информационных. Я бы даже назвал интернет вредной агрессивной средой, в которой без соответствующей подготовки и образования находиться просто опасно.

Апологеты «цифры» уже несколько лет ставят крест на  бумажной прессе и предрекают самое скорое уничтожение всей печатной продукции на планете Земля. Но реальная жизнь, цифры и факты опровергают все сентенции «похоронной команды» в отношении газет и журналов.

В сетевом издании «Экспресс газета – Online» недавно была опубликована статья Я.Филиппова, в которой он, в частности пишет, что весь мир заполонили гаджеты, но сегодня складывается такая ситуация, когда «многие люди, насытившись зомбоящиком и мусором из Всемирной паутины, возвращаются к чтению газет. Люди устали от оглупляющей виртуальности. Человечество наигралось в  мыльные пузыри технологий, и ему захотелось чего-то настоящего, осязаемого — старой доброй классики».    

Образно на эту тему высказалась колумнист Daily Mail Сью Пирт, которую цитирует автор: «Для меня момент, когда я начинаю читать свежую газету, сравним, пожалуй, с тем моментом в театре, когда оркестр начинает играть еще до того, как подняли занавес. Ты никогда не знаешь наверняка, что тебя ждет внутри, но  ты уверен, что через твое сознание пройдет множество идей и мнений, о которых ты никогда не думал. Это позволяет вам отвлечься от себя — собственных мыслей, мнений и проблем».

Одно из важнейших преимуществ «бумаги» перед «цифрой» — это более высокая ответственность журналистов печатных изданий за качество подготовленных к публикации материалов. А в интернете авторам статей, как правило, молодым людям, присущи «клиповое сознание, поверхностные знания и  отсутствие жизненного опыта», они не могут «сформулировать ни одной внятной мысли. Все, на что они способны, — это переписывать друг у друга новости».

В EG.ru отмечается, что последнее время тиражи печатных СМИ в Европе и Америке неуклонно растут: в 2017 году тираж газеты New York Times увеличился в 10 раз, The Wall Street Journal — в три, а Los Angeles Times — более чем в полтора раза.

В EG.ru отмечается, что последнее время тиражи печатных СМИ в Европе и Америке неуклонно растут: в 2017 году тираж газеты New York Times увеличился в 10 раз, The Wall Street Journal — в три, а Los Angeles Times — более чем в полтора раза.Даже в одной из самых «продвинутых» технологически стране, Японии, бумажные газеты выходят многомиллионными тиражами. По данным Всемирной ассоциацииWAN-IFRA сегодня 40 процентов взрослого населения на Земле ежедневно читают бумажные газеты. А всё потому, что люди хотят читать качественные материалы с  проверенными фактами и с аналитикой, которые им не может дать вечно спешащий интернет. 

The Guardian по этому поводу писала, что «доля дохода от  цифрового контента на общем рынке газетной, книжной и журнальной индустрий в  более чем 50 англоязычных странах мира в 2020 году составит всего 24 процента.Поэтому траты потребителей и рекламодателей, несмотря на  разговоры об упадке бумажных СМИ, будут сконцентрированы на печатной прессе».

Парадоксальную мысль высказал автор статьи в «Экспресс газете – Online»: «Люди все больше склоняются к тому, что Всемирная паутина — это помойка непроверенной информации, где в основном обитают откровенные идиоты, с которыми бесполезно спорить и тем более читать их рассуждения. Там все свалено в кучу. А читатель хочет, чтобы ему отбирали все самое интересное».

В этой связи интересны данные соцопроса ВЦИОМ, о которых написала Lenta.ru. Около половины россиян (46 процентов) в течение года сознательно отказывались от использования интернета на сутки и более, еще 66 процентов оказывались без доступа к сети не по своей воле, но при этом 88 процентов из них «не испытывали какого-то дискомфорта», а семь процентов «оказались рады временному отключению интернета». Около 77 процентов респондентов хоте ли бы периодически отдыхать от  виртуальной жизни, и около 47 процентов (большинство – молодые люди) предпочли бы отдых там, где интернет недоступен.

В России все еще много газет и журналов. По данным Роскомнадзора, на 1 января 2018 года в стране зарегистрировано 52 629 печатных СМИ – это, конечно, много. Я, например, вижу в этом перепроизводство печатных СМИ, загромождающих рынок. Безусловно, слабые издания будут закрывать. Отрадно, что ежемесячно в  России регистрируются десятки новых газет и журналов, то есть наблюдается здоровый процесс отмирания отживших свое «побегов» и появление «молодняка». Но важно понять, что и старые, и новые редакции должны научиться использовать в своей работе цифровые технологии и все возможности интернета. Сайты газет и журналов ни в коем случае не должны дублировать печатные версии. Строго говоря, «бумага» должна работать на «цифру», а «цифра» на «бумагу».

Безусловно, экспансия интернета в нашей жизни пойдет на убыль, и он займет свое место в обществе, полезное, но не вседовлеющее. Роль коммуникационной среды, конечно, будет возрастать, но между электронными и  печатными СМИ, безусловно, наступит баланс на основе взаимоподдержки и  взаимодополнения. Т.е. скамеечек во дворе дома может появиться и две, и пять, но они никак не могут влиять на содержание дворовых дискуссий и никогда не  смогут заменить лекционные залы, школьные парты и студенческие скамьи.   

Когда человеку или системе плохо, этот человек или та же система начинает подводить под свое неудовлетворительное состояние определенную философскую базу, и  история знает массу подобных случаев. Горе-теоретики могут найти философское ообснование под любую ситуацию, независимо от того, она со знаком плюс или минус или близка к нулю.

Меня, признаюсь, рассмешила публикация в журнале «Журналист» под названием «Мультимедиа – идеология вчерашнего дня» (автор — медиаэксперт А. Мирошниченко), где описывается деятельность некоторых западных СМИ, которые делают попытку объявить мультимедийный подход в работе современных СМИ как устаревший – ему взамен предложена так называемая «редакционная экосистема».

В  период зарождения интернета, пишет автор, в СМИ превалировал редакционный принцип Print First, когда материалы готовились для печатной версии издания, а  затем выкладывались в Сеть. Затем распространилась концепция Digital First, согласно которой материалы первоначально готовились для сайта, в которой не было никакой бизнес-модели, и в результате «былой печатный рубль сжался до нынешней цифровой копейки». Тем более, утверждает автор, бизнеса для СМИ нет и в Mobile First.  Поэтому стала вызревать новая идеология. «Идея заключается в том, чтобы перевернуть зависимость и не ограничивать видение контента его будущим воплощением в том или ином носителе, в том или ином формате». Эта философия связана с появлением термина «кросс-медиа» – идеологии, описываемой как «редакционная экосистема, которая позволяет редакции не отдавать контент в разные каналы, а, наоборот, собирать читателей под бренд СМИ».

Из  публикации автора следует, что редакции оказались не в состоянии справиться с  мультимедийностью в своей работе именно потому, что при продвижении контента по  другим каналам и на других носителях они теряли контроль за доходностью или, грубо говоря, продажами своего контента. Признаюсь, мне очень понравилась фраза автора о том, что в данном случае бумажный рубль превращался в цифровую копейку. Метафора замечательная. Но прямо скажем, что редакции, которые теряли контроль за продвижением своего контента по цифровым каналам, просто оказались не в состоянии обеспечить комплексный контроль над собственной экономикой. Надо понимать, что кроме овладения цифровой технологией распространения своего контента надо еще осваивать не менее сложную технологию его эффективных продаж в  рамках реализации концепции «360 градусов».

Возвращаясь к бумажной прессе, замечу, что какую бы гениальную газету вы ни выпустили, если вы не обладаете технологиями продвижения издания на рынке во всех возможных форматах – киоски, павильоны, ручники, подписка и др. – ваше издание обречено уйти в макулатуру непосредственно с типографского склада. А каждый из каналов продвижения – это другая технология и другая форма контроля за получением дохода. И когда издатель переходит к цифре, он должен понимать, что жить станет труднее, потому что не обеспечив контроля за продвижением своего цифрового товара он рискует остаться банкротом.

Российские издатели имеют положительный опыт работы на принципах мультимедийности. Издательские дома «Комсомольская правда», «Вечерняя Москва», «Коммерсантъ» и  др. добились хороших результатов в этой сфере. Описанный в статье опыт – это всего лишь одно из направлений в поиске зарубежных СМИ на медиарынке. И на Западе есть достаточное количество издателей, которые используют мультимедийные технологии и имеют хорошие доходы. Полагаю, что мультимедийность – это навсегда, а эко-комплекс – это, как и глобальное потепление, всего лишь одна из  концепций, и не очень убедительная.  


На избирательный участок мы пришли всей семьей – общим количеством 10 человек. Право голоса имели пять человек, включая старшего внука, которому недавно исполнилось 18 лет. И что самое интересное, все пятеро голосовали за  разных кандидатов. Я бы назвал это жизнерадостным плюрализмом в одной отдельно взятой семье.

Младший внук Ярослав, который в этом году пойдет в первый класс, сильно расстроился из-за того, что нельзя проголосовать за Дональда Трампа. Почему-то он был уверен, что такая возможность у него будет – видимо, ребенку нужно проводить меньше времени у телевизора. Как тут не вспомнить старый плакат-шутку: «Избрали президента США, изберем и президента России».

По итогам выборов позабавила позиция Жириновского, обратившего весь свой гнев на избирателей, которые отдали много голосов Грудинину. Жириновский назвал это голосованием за борщ, поскольку совхоз им. Ленина, которым руководит Грудинин, выращивает всё для борща. Может быть, борщ обещает быть качественным?!

Огорчила свара между Навальным и Собчак, уж больно некрасиво всё это выглядело!

Добавлю некоторые детали. На нашем избирательном участке пирожки были невкусными и дорогими, зато значки были бесплатными. Музыка звучала всеядная. Порадовала погода,всё было по Пушкину: «Мороз и солнце; день чудесный!». 

 

Курить, как известно, вредно. Вредно также употреблять жирное мясо, алкоголь, сахар, сладкую газировку, мучные изделия и т.д. Однако я что-то не замечал, чтобы в наших аэропортах вводились запреты на употребление сала или мяса даже в Великий пост. Вегетарианцы, конечно, возмущаются в душе, когда наблюдают пожирание мясных изделий, но вежливо терпят.

В случае же ограничения табакокурения у нас до последнего времени творился полный беспредел. С подачи чиновников Минздрава права граждан РФ, склонных к курению, ущемлялись и, более того, они представлялись гражданами второго сорта, неполноценными людьми и подвергались унижениям. Люди роптали, общественные организации направляли протесты в правительство, в Совет по правам человека при президенте и др. Более того, на нескольких публичных форумах в Москве в прошлом году антитабачная концепция Минздрава подвергалась уничижительной критике за, мягко говоря, ошибочную аналитику и неточные цифры, а главное, за абсолютный непрофессионализм в указанной сфере.

Всем здравомыслящим людям было совершенно понятно, что борьбу с табакокурением, как и с алкоголизмом и обжорством, надо вести методами просвещения и убеждения, повышением культуры, а не унизительным запретами и ущемлением прав человека.

И вот свершилось. В аэропорту «Шереметьево» принято решение создать места для курения с тем, чтобы облегчить страдания курильщиков от длительного воздержания. И это гуманно. Добавлю, что во многих странах права курильщиков уважают, для них отводятся специальные хорошо вентилируемые зоны, и  это никому не мешает.

В аэропорту города Прага мы с курящим приятелем нашли ресторанчик с пепельницами на столах, и мой коллега с наслаждением потягивал сигарету, попивая знаменитое чешское пиво. А мне как некурящему человеку запах хорошего сигаретного дыма был, признаюсь, даже приятен, а чешское пиво от этого соседства казалось даже вкуснее.

Полагаю, что почин аэропорта «Шереметьево» надо распространить по всей стране и пойти далее — создать зоны для курения в ресторанах, кафе и других общественных местах. Более того, надо вернуть в киоски и павильоны прессы продажу сигарет как трафикообразующего товара, который позволит увеличить продаваемые тиражи газет и журналов и укрепить экономику объектов прессы.

Напомню, что в Италии в киосках прессы сигареты можно купить поштучно, что, безусловно, снижает употребление табачных изделий, но  привлекает покупателей в торговый объект.

Надо, наконец, обуздать ретивость чиновников Минздрава, которые превосходят все границы здравого смысла в борьбе с табакокурением. Их  действия мне напоминают известную фразу Бармалея в фильме «Айболит-66»: «Я вас согну в бараний рог, но сделаю счастливыми». В наше время такая античеловеческая позиция неуместна.

И последнее. Инициатива аэропорта «Шереметьево» прозвучала аккурат в канун президентских выборов, и  слава богу! Вот я и подумал: может, президентские выборы проводить почаще, чтобы инициатив в пользу человека стало больше?

Мне трудно представить, чтобы конфликт двух кандидатов в президенты в прямом телеэфире с матом и обливанием водой появился бы у нас в ресурсах какой-нибудь газеты именно как видеосюжет. В отечественных СМИ процесс интеграции бумаги и цифры идет очень трудно. А вот в Камбодже, к примеру, рванули далеко вперед и в отличие от многих бумажных СМИ успешно применили цифровые технологии, вызвавшие интерес у читателей.

Журнал «Журналист» сообщил, что виде-редактор камбоджийской Phnom Penh Post, узнав, что в Уганде и в Сенегале ведущие телешоу читают новости в форме рэпа, решил использовать эту идею в своем издании. Первый клип с рэп-новостями на кхмерском языке вызвал большой интерес у публики, хотя были и негативные комментарии — мол, чуждая культура разрушает камбоджийские скрепы. Тем не менее, созданное в продолжение эксперимента новостное рэп-шоу посмотрели уже более двух миллионов человек. К сожалению, выпуск рэп-шоу пришлось прекратить, поскольку рекламодатели не хотели давать рекламу в таком спорном формате.

Кстати, нетрадиционные форматы применяют и американские издания. Например, Washington Post использовала жанр комедийного скетча для критики Дональда Трампа. В газете считают, что подобные видеоклипы привлекают аудиторию и могут стать «новой точкой входа на сайт для читателей из социальных сетей».

Эти примеры как нельзя лучше определяют основной вектор развития газет и журналов, который связан прежде всего с интеграцией с цифровыми технологиями и использованием новых каналов продвижения контента.

Достаточно посмотреть на современные ведущие телеканалы, чтобы понять, что нужно публике, какие передачи имеют самые высокие рейтинги. Сегодня необходимо не просто создать уникальный контент, его еще надо облечь в соответствующую форму, добавить информационную «приправу» в стиле современной «кухни», а потом, самое главное, найти эффективный канал доступа к потребителю. На  поверхности выглядит просто, но реализовать эту концепцию чрезвычайно трудно. Камбоджийская газета или Washington Post предложили своему потребителю авторские информационные «блюда», и народ пошел за ними.

Я часто слышу стенания отечественных издателей о том, что интерес к чтению падает, издания покупаются все хуже и хуже, участились примеры закрытия газет и журналов в регионах страны. Но я хотел бы нашим коллегам задать несколько простых вопросов. Используете ли вы в своих публикациях механизм дополненной реальности? Создаете ли вы для своей интернет-версии контент, отличный от печатной версии? Организуете ли вы из числа своих читателей фокус-группы для оценки своего издания и выяснения актуальной проблематики на перспективу? Используете ли вы обратную связь с читателями в формате клуба в социальных сетях или реального клуба с периодическими встречами? Осуществляете ли вы  распространение контента по подписке и в розницу более чем по двум каналам, используя концепцию «360 градусов»? Если главный редактор или издатель отвечает на эти вопросы положительно, издание будет жить. Если отрицательно, надо искать другую работу.

Уже в этом году появился ряд сообщений о закрытии изданий, к примеру, в Калининградской области. Это особенно печально, потому что Калининградская область была в числе лидеров в стране по количеству киосков прессы на тысячу жителей. И здесь особенно очевидно, что закрытие изданий напрямую не связано с данным каналом распространения, а происходит исключительно оттого, что потребитель информации через прессу перестал поддерживать своим рублем данный информационный продукт. И этот фактор сегодня очень важен.

Потребитель на рынке голосует рублем, и поэтому надо идти за ним и его меняющимся спросом. С ним необходимо вести диалог, используя элементы игры и всякого рода информационных «вкусняшек». Словом, от информационного «общепита» следует переходить к индивидуальной «кухне», и тогда народ пойдет за вами. Лучшие зарубежные СМИ это ярко доказывают.

У нас в стране уже много лет идет неравная борьба с чиновниками за расширение ассортимента товаров и услуг в  киосках прессы. Надо признать, что отечественная медиаотрасль здесь терпит поражение за поражением – в части наших торговых объектов почему-то не действует принцип свободы торговли. Чиновники в регионах постоянно формируют так называемый «разрешенный ассортимент товаров» для объектов прессы, и это является своеобразным инструментом для создания привилегий для крупного ретейла. Поэтому вводятся запреты то на один, то на другой товар, что вынуждает покупателей тратить дорогое время и не менее дорогой бензин на поездки в гипер— и супермаркеты. Понятно, что эти меры чиновников небескорыстны и, видимо, вознаграждаются со стороны крупноформатных торговцев.

Всё это печальное настоящее, которое не пробьёшь позитивными примерами из Липецка, Риги, Варшавы или Белграда, где в  киосках прессы продается все, что нужно человеку в качестве товаров импульсного спроса.

Но вот сегодня пришла новость из  Австралии, где в 1200 газетных киосках стала продаваться криптовалюта.  Как сообщил интернет-журнал Inc.Russia со  ссылкой на 9Finance, «запущенный австралийской криптовалютной биржей Bitcoin.com.au сервис позволяет жителям Австралии покупать криптовалюты за  обычные деньги в киосках с прессой». С 1 марта эта услуга стала доступной в киосках прессы, где за обычные деньги можно приобрести биткоины и Ethereum. Когда в  2016 году криптовалютная биржа Bitcoin.com.au начала работать в Австралии, главной проблемой стало недоверие покупателей. Как отмечал исполнительный директор биржи Руперт Хэкетт, главной проблемой стало недоверие покупателей: «Когда вы продаете что-то цифровое, трудно завоевать доверие со стороны потребителей, потому что вы не предлагаете ничего осязаемого». Но появившаяся возможность приобрести криптовалюту там же, где продается пресса, напитки и канцтовары, позволяет инвестировать в биткоины без страха.  

Положительный опыт Австралии в части внедрения нового товара в киосках прессы хорошо бы повсеместно внедрить и на территории нашей страны, тем более, что криптовалюта уже шагает по России. Правда, не всегда безболезненно. Как писали недавно в СМИ, осенью прошлого года в Москве ограбили мужчину, пытавшегося продать биткоины на 15 миллионов рублей. В результате он лишился и криптовалюты, и обычных денег.

Но трудности россиян только закаляют. Биткоины становятся привлекательным товаром и, безусловно, будут пользоваться спросом. Хочется надеяться, что наши чиновники разрешат киоскам и павильонам прессы торговать биткоинами, тем более что в гипер— и супермаркетах криптовалюта в ассортимент товаров не входит.    

В Великобритании женщина во власти – это добрая традиция. Уже не говоря про королеву Елизавету, находящуюся на троне рекордное время – 66 лет, в истории оставила яркий след премьер-министр Маргарет Тэтчер, которая железной рукой успешно правила страной и значительной частью планеты Земля. Крепким характером обладает и Тереза Мэй, которая любому мужчине даст сто очков вперед, например, в теме брексита и разруливании этой сложнейшей процедуры. Но меня откровенно порадовала последняя информация про Терезу Мэй, которая совершенно неожиданно обратилась к проблеме поддержки в своей стране печатных СМИ и прежде всего региональных изданий.

В материале медиаэксперта А.Мирошниченко, опубликованном в журнале «Журналист», сообщалось, что, выступая недавно в  Манчестере, Тереза Мэй высказала озабоченность уязвимостью общества для фейк-ньюс из-за исчезновения газет и в связи с такой опасностью «поручила правительственным ведомствам подготовить доклад об устойчивых финансовых моделях для прессы на национальном, региональном и местном уровнях». В докладе должно быть отражено взаимодействие изданий с интернетом и, в частности, будет рассмотрено, получают ли СМИ, являющиеся поставщиками качественного контента в интернет, справедливую долю цифровой рекламы, будет изучено, «как их контент аккумулируется и распространяется социальными сетями». Предполагается исследовать коммерческие механизмы распространения некачественных новостей и  кликбейтов с точки зрения их использования для СМИ, а также «роль правительства в поддержании разнообразного и процветающего медиа-ландшафта» и необходимость его вмешательства в рыночные процессы в сфере производства печатных СМИ. Автор статьи делает вывод, что Великобритания, похоже, ищет способ сохранить прессу, особо беспокоясь о местных изданиях.

Значительным контрастом с позицией Терезы Мэй является мнение по данному вопросу российского премьера Дмитрия Медведева, который, как мне представляется, давно поставил крест на бумажной прессе и  делает исключительную ставку на интернет и всякого рода планшеты. В Англии озаботились опасностью распространения фейковых новостей в интернете, у нас эту опасность недооценивают. Российские региональные СМИ испытывают серьезные проблемы, но реальной помощи они не получают. Более того, в апреле 2017 года президент Путин на медиафоруме в Санкт-Петербурге впрямую высказался в поддержку региональных СМИ, но никаких действий со стороны правительственных кругов не  последовало. Подписка в стране разрушается, розничные продажи постепенно ликвидируются из-за уничтожения киосковых сетей прессы, полиграфическая бумага непрерывно растет в цене, печатное слово делается всё более недоступным.

Очень хотелось бы, чтобы российское правительство обратило внимание на положительный опыт Великобритании по  поддержке печатной прессы и попыталось поддержать отечественные печатные СМИ, особенно в регионах.

Напомню, что в России зарегистрировано 54 тысячи газет и журналов, преобладающее число которых выходит в регионах. Нужно выработать эффективные механизмы их поддержки, но, похоже, именно этим нынешний состав кабинета министров заниматься не хочет. Остается только надеяться, что новый состав правительства, который будет сформирован после президентских выборов, все-таки обратит внимание на  отечественную прессу, и, может, тогда опыт британского премьера Терезы Мэй будет принят во внимание.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире