oskin

Александр Оськин

18 октября 2017

F
Газета «Известия» сообщила о новой инициативе Минздрава, направленной на укрепление здоровья нации. Из неё следует, что главной угрозой для населения являются не плохие лекарства и отсталая система здравоохранения, а курильщики, которые позволяют себе курить несмотря на все гонения, инициированные данным ведомством. 
 
«Минздрав поддерживает запрет курения на открытом воздухе на расстоянии менее чем 10 м от входа в подъезды жилых домов, – написали «Известия». – Это следует из проекта положительного отзыва правительства на поправки в антитабачный закон». Соответствующий законопроект с поправками в статью 12 закона «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака», подготовленный в Совете Федерации, был внесен в Госдуму летом этого года.  
 
В этом же материале «Известий» со ссылкой на неназванный источник говорилось и о вопросах, которые возникли к законопроекту у финансово-экономического блока правительства. В частности, там не понимают, как определять 10-метровую запретную зону. А управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский сомневается, что соблюдение запрета будет эффективно контролироваться, поскольку это потребует дополнительных финансовых затрат и значительно увеличит нагрузку на полицейских. 
 
Странная аргументация у противников законопроекта – они не знают, как определить 10-метровую зону. В нашей стране есть богатый опыт в части формирования зон. Предлагаю вокруг каждого подъезда очертить полукруг радиусом 10 метров, поставить по окружности забор из колючей проволоки и гнать всех курильщиков за его пределы. Кроме этого, надо определить 10-метровую зону во всех местах возможного появления курильщиков, как то: магазины, общепит, библиотеки, кинотеатры и даже ночные клубы. Колючая проволока создаст необходимый психологический эффект отчужденности между курящими и некурящими. А у каждого забора поставить надсмотрщика, финансируемого за счет госбюджета. И тогда для Минздрава и Ко. возникнет полный рай в обеспечении размежевания. 
 
А говоря серьезно, абсурдная инициатива Минздрава демонстрирует полную беспомощность чиновников в борьбе за здоровый образ жизни цивилизованным методом, т.е. воспитанием и убеждением, а не запретами. Курящего человека у нас стали унижать и гнать, а это, по меньшей мере, неприлично. А по большей мере – это нарушение Конституции с нормами о правах человека независимо от того, курит он, носит очки или красит волосы. Надо не создавать резервации, а создавать условия для достойной жизни и отдыха. И не назначать людей второго сорта. 
 
Я отношу к таким несправедливым решениям, дискриминирующим людей курящих, ликвидацию в аэропортах и на вокзалах специальных мест для курения, кафе и ресторанов с местами для курящих, запрет на продажу табака в киосках прессы и т.д. 
 
Инициатива Минздрава у меня вызывает только одну реакцию – все это было бы смешно, когда бы ни было так грустно.

До последнего времени преобладали публикации о падении интереса к печатным СМИ, падении тиражей газет и журналов. Тут совершенно неожиданно выходит статья в «Независимой газете» со  ссылкой на исследование Фонда общественного мнения (ФОМ) «Интернет в России: динамика проникновения. Лето 2017 г.»

В статье говорится, что впервые в XXI веке затормозился рост пользователей интернета в в России. Более того, маятник развернулся в обратную сторону, аж на 1% Доля граждан, которые бывают в Сети раз в неделю или каждый день, снизилась до 67% и 60% соответственно. Так ещё зимой 2016-го интернет-аудитория РФ  составляла почти 83 млн, но после начала сокращаться, достигнув текущих показателей.

Причин такого явления может быть множество:

— насыщение рынка и повышение операторами тарифов на доступ к сети Интернет, включая мобильный интернет;

— ужесточение законодательства в сфере телекоммуникаций («закон Яровой», авторизация в Сети с идентификацией личности, борьба с «серыми» SIM-картами и т.д.);

— снижение деловой активности, а  следовательно, закупок оборудования и востребованности услуг связи;

— сужение базы пользователей, владеющих компьютерной грамотностью;

—  отсутствие качественного доступа в сеть в удаленных малых населённых пунктах и на дачах.

Добавлю к сказанному, что в подмосковном поселке, в Щелковском районе, где находится моя дача, к примеру, интернета нет и не предвидится. А это всего 60 километров от Москвы. Думаю, что в России таких населенных пунктов очень много!

А  еще надо вспомнить майское выступление министра Никифорова на коллегии Минсвязи о том, что сеть 4G (LTE) доступна 70% населения страны. Реальная жизнь показывает: стоит только отъехать от крупных городов — ни 4G, ни  3G, хорошо, если голос собеседника удастся расслышать. Теперь нас обещают 5G — самый быстрый интернет, но похоже история снова повторится.

Что говорить о росте числа интернет-пользователей в России, если только в сентябре этого года удалось связать оптоволоконным кабелем Норильск с «большой» землей. Почти 180 тысяч человек были вынуждены десятилетия пользоваться дорогим спутниковым сигналом.

Надо также отметить, что интернет и электронные средства коммуникаций находятся ровно в такой же зависимости от общих экономических процессов, как и рынок печатных изданий. Несмотря на ряд технологических преимуществ, интернет не может в полной мере заменить все остальные формы взаимодействия людей.

Интернет, безусловно, является важной инфраструктурой, выполняющей востребованные функции в обществе: возможность получения справочной информации, коммуникации, интернет-торговли и осуществления платежей, навигация для автомобилей, карты перемещения для туристов и др.

Интернет, безусловно, содержит гигантский объём информации, но  полезность его не всеобъемлющая. А главред МК, к примеру, назвал его «помойкой», где наряду с «жемчужинами» попадается много мусора. В тоже время, редакции печатных изданий, создающих контент, отвечают как перед законом, так и перед обществом, поэтому пресса пользуется доверием читателей.

В  настоящее время в России зарегистрировано 56 тысяч печатных СМИ. Это, безусловно, переизбыток, так сказать, «перепроизводство». В Германии, к  примеру, газет и журналов немногим более 5 тысяч. Видимо, у нас будет продолжаться очищение рынка от излишеств.

Неоднократно уже писал, что информация о смерти печатных СМИ преувеличена. Пресса сохранится в объемах. Пресса останется важным инструментом человеческой цивилизации. Как тут не вспомнить последнюю горькую шутку, почёрпнутую мной в интернете: «Опрос общественного мнения показал, что 100% опрошенных пользуются интернетом и особенно важно, что опрос проводился в сети».

Маятник качнулся. Но главное: хотя маятник и качнулся, «бумага» и «цифра» — сестры навек!

Из публикаций в СМИ стало известно, что Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга подготовил поправки к постановлению городского правительства от 27 сентября 2012 г., регулирующему размещение нестационарных торговых объектов, расположенных на земельных участках, находящихся в государственной собственности. В пояснительной записке авторы поправок указывают, что они разработаны «в целях обеспечения требований антитеррористической защищенности станций метрополитена и безопасного прохода больших масс людей».  
 
Предлагаемые изменения запрещают размещать НТО ближе 100 метров от входа в метрополитен, в то время как указанным постановлением определено вдвое меньшее минимальное расстояние – 50 метров. Более того, если в действующем документе содержится исключение для торговых объектов, реализующих прессу, цветы и театральные билеты – их можно размещать непосредственно у входа в вестибюли метро, то в случае принятия поправок никаких исключений не будет. Владельцы абсолютно всех нестационарных торговых объектов, находящихся в настоящее время в 100-метровой зоне, будут вынуждены демонтировать и перенести свои киоски. А это около 300 киосков и павильонов прессы, реализующих в месяц свыше 1 миллиона экземпляров газет и журналов.    

Поправки, подготовленные Комитетом имущественных отношений, в случае их принятия нанесут ощутимый, весьма болезненный удар по распространителям печатной продукции, для которых расположение торговых объектов в местах высокого людского трафика имеет особенно важное значение, а перенос киосков прессы в сторону от него неизбежно приведет к сокращению продаж в несколько раз, падению рентабельности бизнеса и в результате – к закрытию объектов. В тяжелой ситуации окажется, в частности, компания «Метропресс», бывшая в свое время монополистом в сфере торговли прессой в метро и уже понесшая потери из-за запрета любой торговли в петербургском метрополитене после произошедших на его территории терактов весной 2017 года.  
  
Перенос газетных киосков также будет большим ударом по издателям, чьи доходы от продаж значительно сократятся. Это негативно скажется и на потребителях печатной продукции, привыкших покупать газеты и журналы на удобных для себя местах.     

Представляется, что в данном случае антитеррористическая аргументация при ограничении продаж прессы в метро и на прилегающей территории является чрезмерной.    
 
Ответственные лица в Смольном не задумываются о том, что двойной удар по торговле в метро и на близлежащей территории обрушит систему распространения печатной продукции, складывающуюся в городе годами. Принятие поправок может, по экспертным оценкам, обрушить объемы продаваемых тиражей на 50 процентов. Эту цифру газете «Аргументы и факты Санкт-Петербург» подтвердил генеральный директор ООО «Метропресс» Сергей Маркелов, который отметил: «У станций метро в Петербурге сегодня находится 1300 торговых объектов. Из них 216 это – это пресса. Каждый месяц во всех этих газетных киосках продаётся около 1 миллиона экземпляров печатной продукции. Это самые посещаемые точки, в них реализуется больше 50% всех газет и журналов. Получается, одним росчерком пера мы обвалим рынок печатной продукции ровно вдвое!». Обратил он внимание и на неизбежные увольнения продавцов, грузчиков, сортировщиков, а также на то, что городская казна недополучит налоговых отчислений.    

Самое удивительное в планах чиновников Смольного – это то, что они решили обрушить рынок прессы культурной столицы России аккурат в канун президентских выборов. Хорошо бы понять ретивым деятелям из правительства Санкт-Петербурга, что разрушение каналов распространения газет, журналов и книг обрекает всю печатную продукцию на списание, а горожан и гостей города – на ограничение доступа к печатному слову. Если это сознательные действия навстречу президентским выборам, то это по меньшей мере странно. По-моему, в Кремле этого не поймут. 
Из недр Минфина вышло интересное письмо за подписью заместителя министра А.Ю.Иванова, в котором он изложил финансовую политику ведомства в отношении выделения госсубсидий на подписку газет и журналов.    
 
Главный посыл чиновника звучит как приговор всему институту подписки на печатную периодику: «Субсидирование подписки на печатные СМИ в период 2008-2014 годов не оказало существенного влияния на долю подписных тиражей печатных СМИ в России в общем объеме их тиражей». Так вот, со всей категоричностью я заявляю, что данный тезис не соответствует действительности.      
Согласно данным ФГУП «Почта России» и Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, после введения субсидий изменение подписных тиражей в первом полугодии 2008 года к аналогичному периоду 2007 года составило +2,0%, во втором полугодии +0,3%, в 2009 году соответственно -2,9% и -2,2%, в 2010 году -1,1% и -0,4%. В первую подписную кампанию после отмены субсидий, т.е. во втором полугодии 2014 года это изменение составило уже -20%, а в первом полугодии 2015 года -22%.  Только по официальным данным, за три года падение подписки составляет в среднем 10% в полугодие.   
 
Добавлю к сказанному, что во всем мире госсубсидии на доставку подписных тиражей эффективны, а в России почему-то нет. Кстати, насколько я помню историю вопроса, именно Минфин был инициатором отмены госсубсидий на подписку в целях  экономии бюджетных средств. А все последующие заявления большого отряда чиновников о том, что госсубсидии неэффективны, были всего лишь информационным прикрытием для безрассудного решения.    
  
После отмены госсубсидий «Почта России», компенсируя свои потери, увеличила тарифы на доставку подписных изданий населению на 225%. В результате подписные тиражи по большой группе изданий упали на 30-60%. А помощь, о которой пишет замминистра, выделяемая небольшой части региональных СМИ, – это капля в море и касается не более чем 4% всех газет и журналов России.     
 
Тут можно говорить об известном факте, что явка россиян на избирательные участки субъектов РФ прямо пропорциональна уровню подписки, приходящейся на 1000 жителей. Можно говорить о роли подписки в повышении культуры и просвещения населения, о необходимости укреплять информационную безопасность страны, о том, что помощь подписке оказывается во всех развитых странах, и не только. Но не будем.     
 
Обычно все думают, что финансисты уважают цифры и умеют считать. В данном случае, т.е. в случае с Минфином, это не наблюдается. Но, тем не менее, не могу удержаться от цифрового вопроса. Если после отмены субсидий подписные тиражи в России упали с 1 млрд экземпляров в год до 0,5 млрд, то это от чего? От изменения климата в стране или от плохой игры нашей футбольной сборной? Увы, это следствие неправильной государственной политики финансового ведомства, которое не просто плохо считает, но и не слышит аргументов в поддержку госсубсидий и не видит опыта в этом вопросе всех развитых государств. 

Черногория – страна маленькая с населением всего 630 тысяч человек и столицей Подгорица, где проживает около 150 тысяч человек. В стране много гор и лесов и всего четыре крупных завода, главный из которых винодельческий. Словом, индустриальных гигантов нет, поэтому и экология замечательная. Здесь более 100 пляжей – песочных, галечных и несколько популярных в Европе нудистских.

И что для меня было самое удивительное, здесь с большим уважением относятся к  курильщикам, соблюдают их права.   Курить можно буквально везде, включая общественные и антиобщественные места. Правда, совсем недавно власти запретили курить…в общественном транспорте, что стало небольшой сенсацией для населения.

А население здесь очень доброжелательное и на 70 процентов православное. В стране 2 000 православных церквей, из которых 1 000 не действуют, потому что находятся в  гористой, труднодоступной местности.

Напомню, что почти 500 лет территория страны находилась под игом Османской империи, но  православие сохранилось, в том числе благодаря уходу населения в горы и  сохранению там своей культуры и обычаев.

В Черногории много замечательных православных храмов, но думаю, что важнейший из них тот, что в монастыре Острог, находящемся высоко в горах. Считается, что это место является третьим по значимости среди православных святынь на планете после Иерусалима и Афона. Именно поэтому в монастырь Острог приезжает в год около одного миллиона православных.

В 2013 году в Подгорице открыли огромный православный храм Воскресения Христова, фундамент которого был заложен в 1992 году. Для внутренней отделки в нем сусальным золотом покрыли 4 000 кв. метров. Отношение некоторых черногорцев к  строительству новодела, деликатно скажем, сдержанное, потому что на его сооружение было потрачено восемь миллионов евро, а Черногория – страна не очень богатая. И  считается, что деньги могли бы быть потрачены на более жизненно важные нужды. Кроме того, в росписи потолка храма присутствует современная тематика, в  частности, при изображении ада использованы образы членов команды Иосипа Броз Тито – коммунистов, место которым, по мнению авторов росписи, только в пекле.

После развала Югославии каждая из входивших в нее республик выживает самостоятельно. Отношение к коммунистическому прошлому здесь примерно такое же, как у нас к  Советскому Союзу. Как тут не вспомнить известное высказывание ВВП: «Кто не  жалеет о распаде СССР, у того нет сердца. А у того, кто хочет его восстановления в прежнем виде, у того нет головы». Очень похожее настроение я  почувствовал у населения Черногории.

Ну а мне храм понравился. Что касается сетований местных жителей на большие затраты на  его строительство, то я подумал, что это на самом деле копейки, у нас бы  потратили раз в двадцать больше.

Главная отрасль черногорской экономики – это туризм, и на местных курортах отдыхает значительная часть населения континентальной Европы, включая россиян. В  туристической индустрии работает много украинцев – дружелюбных парней и  девушек, у которых рабочий день в сезон с 9 утра до 11 вечера.

Особенно мне понравился новый представитель малого бизнеса в Черногории, в прошлом – командир военного корабля, в сухопутной версии полковник, который, выйдя в  отставку, купил небольшой туристический кораблик на 60 человек, назвал его «Елена» и организует ежедневно фиш-пикники — 35 евро за круиз с человека. Его зовут Петер, на своем судне он и капитан, и шоумен, и бармен, и официант. Хорошо говорит по-русски. А вся команда корабля – это три человека, включая повара, который в прошлом у своего командира служил прапорщиком. На морской прогулке кормили вкусной рыбой дорадо, предлагали ром, вина по принципу «всё включено». На корабле было много молодежи из России, которая с энтузиазмом прыгала с верхней палубы в воду, а стоянки были в открытом море на глубине около 100 метров. Вы себе представляете нашего полковника в отставке в таком малом бизнесе? Я – нет.

Отели в  городе Будва, где я жил, очень неплохие. По телевизору можно было посмотреть 80 каналов, включая первый российский и все основные европейские. Кроме того, здесь были три бесплатных эротических канала, в том числе один на русском языке.

Что мне особенно понравилось в Черногории, так это любовь к мясным блюдам и к хорошему вину. И то и другое здесь просто супер. Рыбных блюд и морепродуктов тут тоже с  избытком, но главное – это мясо, и здесь его умеют готовить.

История Черногории непростая и многовековая. К примеру, древняя крепость Будва, по  оценкам археологов, имеет корни, уходящие в прошлое на две с половиной тысячи лет. Её разрушали и войны, и землетрясения, но стоит она крепко и  величественно. Сейчас её окружают многочисленные ресторанчики с очень хорошими местными пивом и вином. На сегодняшний день это тоже неплохая защита для сохранения древности.

Кстати, я как некурящий хотел бы заметить, что курить в Черногории можно практически везде, но курят мало. Вот бы и нашему Минздраву поучиться этой тактике у черногорских коллег.

Депутаты Госдумы, что ни неделя, предлагают новые забавные инициативы, которые на самом деле не столько смешны, сколько печальны. Почему печальны – скажу позднее, а сейчас о сути события.

«Российская газета» опубликовала статью «Рекламная пауза», в которой говорится: «Нам хотят дать возможность смотреть кино, телепередачи и слушать радио без перерывов на рекламу. Правда, только в воскресенье с 6.00 до 24.00. Законопроект, запрещающий прерывать рекламой телепередачи, фильмы и радиопередачи в это время, внесен в Госдуму». Авторы поправок в закон «О рекламе», а ими стали депутаты И.В.Лебедев, В.Е.Деньгин,  Я.Е.Нилов и В.В.Сысоев, объясняют  необходимость запрета тем, что в выходные люди  должны «иметь возможность спокойно смотреть передачи, документальные, художественные фильмы. А когда они периодически прерываются агрессивной рекламой, это уже не отдых. Навязчивые ролики напоминают людям о разных заболеваниях, проблемах, попросту раздражают». Кроме того, депутаты считают, что дети и подростки смотрят телевизор в выходные чаще, чем в будние дни, и у них «может формироваться неправильное представление о жизни».

По этому поводу «РГ» опубликовала мнение маркетолога Романа Алехина, который утверждает, что запрет на рекламу в воскресные дни «не имеет под собой никаких оснований с точки зрения разумности и целесообразности», поскольку кроме радио и телевидения есть много других каналов распространения рекламы – это интернет, наружная реклама, пресса и т.д. Кроме того, полагает маркетолог, ограничения на рекламу не работают, и это видно на примере запрета рекламы пива, когда производители этого напитка стали рекламировать безалкогольное пиво под теми же брендами. Р.Алехин подчеркивает, что инициатива напоминает ему предложение ограничить работу гипермаркетов в выходные дни, что не вписывается в законы рынка, который должен  регулировать себя сам. 

Я бы к сказанному добавил, что депутаты  не докрутили до конца свою идею, я бы сказал, не учли многоконфессиональность россиян. Это у христиан каждое воскресенье – праздник, поэтому и выходной. А у евреев, к примеру, это шабат каждую субботу, у мусульман – пятница. Аргументация депутатов о том, что в выходные дни человек не должен отдыхать, а не подвергаться воздействию рекламы, имеет смысл. В нашей стране только официальных праздников и выходных дней почти треть календарного года. Плюс религиозные праздники всех четырех конфессий. Вот и надо бы депутатам охватить весь этот массив, в который человеку хочется отдохнуть. Вот  это был бы правильный масштаб новой депутатской инициативы! 

Добавлю к этому, что радио и телевидение на рекламе в выходные дни зарабатывают до четверти своих доходов. Очевидно, что реализация депутатской инициативы станет большим ударом по их экономике.

Если говорить серьезно, хочу напомнить господам депутатам, что они в настоящее время рассматривают бюджет на 2018 год, в котором предусматривается сократить расходы на СМИ на 12 млрд рублей. А где их взять? Вот бы и предложили господа депутаты полностью либерализовать рекламу в стране и дать возможность электронным и печатным СМИ зарабатывать на рекламе и тем самым помочь государству рублем. И это был бы правильный государственный подход. К сожалению, сил на такой экономический реализм у депутатов не хватило, и они предложили упрощенный вариант – запретить. 

Очень хотелось бы, чтобы депутаты ГД поменяли отношение к российской экономике в целом и от выработки запретительных мер перешли бы к стимулированию и поддержке всей хозяйственной деятельности, включая медиаиндустрию.
Депутат Госдумы  Милинов в очередной раз поразил общественность своим предложением в Минздрав о запрете медицинского увеличения женской груди. Об этом написала «Комсомолка», «МК» и другие СМИ. Суть депутатской инициативы очень проста: он собирается запретить девушкам накачивать грудь и губы силиконом, а женщинам в возрасте – утягивать морщины.
 
«Комсомольская правда» процитировала высказывание депутата о своей инициативе: «Мы говорим о запрете рекламы этой сомнительной операции, ведь она к медицине никакого отношения не имеет. <…>  Это коверкание человеческого тела. Радуйтесь тому, что дал Господь. <…>  Пластические хирурги – это вредители, их надо пропустить по новому делу о врачах. Те, кто занимается подобным, пойдет в тюрьму как их предшественники в 30-х годах».
 
Кроме женского тела Милонов также предложил ввести госконтроль и за мужским организмом. Более того, в случае увеличения мужских органов делать отметку в паспорте с указанием их новых размеров. При Этом Милонов за введение запрета пластических операций для женщин, но не предлагает запрета в отношении мужчин. 
 
Главный аргумент депутата ГД – то, что от бога, не надо корректировать. Следуя этой логике, надо запретить все хирургические операции. Дескать, что тебе дано, чем заболел – это твое личное дело. Надо запретить стоматологию, офтальмологию, гастроэнтерологию и все другие отрасли медицины, которые корректируют в настоящее время здоровье человека. Как заметил депутат ГД Тумусов на своей странице в Фейсбуке, «я не знаю других эстетических воззрений Виталия Милонова, но вдруг ему не нравится рыжий цвет волос? Обосновать запрет рекламы краски для волос не составит труда, ведь волосам она может нанести вред. Значит — давайте запретим окрашивание волос. Начнем сажать парикмахеров».
 
Данное предложение, как и все предыдущие инициативы Милонова, — это не просто смешно, это позор для всего депутатского корпуса. Я вспоминаю, что в одном из прошлых созывов ГД по залу заседаний нижней палаты бегал депутат Марычев с накладной женской грудью, видимо, приобретенной в секс-шопе или в театральной костюмерной. 
 
Всё это было бы смешно, но немножко стыдно за наш парламент. Я бы предложил членам комиссии ГД по вопросам депутатской этики рассмотреть инициативы своего коллеги Милонова и лишить его депутатских полномочий за профнепригодность. Хоть одним позором на Охотном ряду будет меньше. 
На днях российская англоязычная The Moscow Times заявила о прекращении выхода в свет бумажной версии и переходе исключительно в формат интернет-издания. Коммерсант.ru сообщил: «В заявлении указано, что эти изменения помогут обеспечить будущее еженедельника. Вместе с закрытием бумажной версии из газеты было уволено большинство сотрудников».     

У данного события была своя предыстория. В 2015 году The Moscow Times перестала выходить ежедневно, перейдя на еженедельный формат в связи с убыточностью. А в первых числах июля этого года главный редактор газеты Михаил Фишман объявил, что он вместе с командой дорабатывает последние «пару дней».  
  
Словом, диагноз прост. Издание оказалось нерыночным, нерентабельным и невостребованным читателем.    

А вот совершенно другая картина вокруг лондонского издания The Times, информация о больших успехах которого появилась почти одновременно с эпитафией на бумажную версию российского еженедельника.    
 
Как написал портал «Мы и Жо», лондонская газета The Times «весной 2017 года сообщила, что в 2016 году благодаря новой редакционной политике утроила число проданных цифровых подписок (сравнение первой половины 2016 и соответствующего периода 2015 года)». Газета пошла на эксперимент в формировании контента – она отказалась от публикации срочных новостей и вместо этого стала ежедневно готовить три выпуска – утренний, дневной и вечерний и «реструктурировала коммуникацию с существующими и потенциальными подписчиками». В результате летом 2016 года число платных подписчиков на печатную и цифровую версию The Times составляло 413600.  
  
Очевидный успех лондонской газеты свидетельствует о главном – редакторы и менеджеры издания смогли правильно ответить на вызов времени и перестроиться на марше, меняя свою редакционную политику и распространение контента с учетом возможностей цифровой эпохи.  Надо признать, что необходимость перестройки печатных СМИ и переход на мультиформатную работу на рынке – это крайне необходимая мера, о которой упорно твердят все эксперты медиаиндустрии. Напомню, что создаваемый в редакции контент должен продаваться по всем возможным каналам, и это обеспечивает рост доходности. 
   
Кроме того, нельзя не вспомнить рекомендации прошлогоднего конгресса Дистрипресс, проходившего в Дубае, который четко сформулировал тенденции на рынке печатной продукции, напрямую связанные с изменением потребительского спроса в отношении прессы. На конгрессе приводились примеры печатных СМИ в разных странах на разных континентах, которые смогли добиться успеха в современных условиях. Суть этого реформирования в том, что газеты по содержанию переходят в формат еженедельника, т.е. в них содержится меньше новостей и больше аналитики. Еженедельники переходят в формат ежемесячников, т.е. готовят контент в стиле толстых журналов. И наконец, ежемесячники всё более тяготеют к формату книг, т.е. создают «нетленку». Последнюю тенденцию подтверждает бурное развитие, к примеру, в США, буказанов (книгожурналов), в прошлом году их здесь вышло более 1000 наименований. Надо понимать, что всё это современные рыночные тенденции, но, увы, не все это понимают и принимают.    

Есть еще один очевидный способ сохранить издание на рынке – наполнять его гениальным контентом. Но решить эту задачу, конечно же, крайне трудно.   
  
В любом случае нельзя не порадоваться успеху газеты The Times и посочувствовать коллегам из The Moscow Times. Остается надеяться, что эти примеры помогут российским издателям и журналистам лучше адаптироваться к переменам на рынке прессы.

Новая инициатива законодателей лично у меня вызывает оторопь. В очередной раз зреет подозрение, что у депутатов много свободного времени, и им нечем заняться.

Комитет Госдумы по госстроительству и законодательству одобрил законопроект, предполагающий усиление борьбы с матом и запрещающий нецензурные выражения не только в общественных местах, как это предусмотрено действующим законодательством, но и в семьях. А в связи с тем, что из закона предполагается убрать понятие «брань в общественных местах», надо понимать, что крепкие выражения будут преследоваться везде — от стройки и туалетных комнат до армейских полигонов и глухой тайги.

Как сообщил ТАСС, речь идет о поправках в КоАП, которым сейчас предусмотрена ответственность за «мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества». Из этой формулировки предлагается убрать словосочетание «в общественных местах». Также предложено ужесточить наказание до штрафа до 2 тыс. рублей (сейчас максимальный штраф составляет 1 тыс. рублей), либо до административного ареста на 15 суток, либо до обязательных работ до 40 часов (в случае оказания сопротивления представителю власти штраф возрастает до 3 тыс. рублей, а срок обязательных работ до 50 часов). Также вводится наказание за повторное правонарушение: штраф до 5 тыс. рублей, арест до 15 суток, обязательные работы до 80 часов.

Наши депутаты, видимо, сильно оторвались от народа и не знают, что на Руси, и не только в пролетарской среде, принято даже не ругаться, а разговаривать на матерном языке. Я недавно попал в среду российских строителей. Так вот, их речь на две трети состояла из нецензурных выражений, при этом никто не скандалил, не ругался друг на друга. Молодые люди просто разговаривали, но приличных слов в их речи было очень мало. Возникает вопрос: если ко всей этой массе трудящихся применять предлагаемое наказание, то экономика может остановиться. Надо будет сажать на 15 суток сотни людей. Формально — за мат, реально — за присущую им лексику.

Бороться за культуру и нравственность надо не подобными странными законопроектами, а большой воспитательной работой, улучшением условий жизни, повышением уровня образования населения. К сожалению, законодатели, как принято говорить на отечественных стройках, на всё это «забили». Почему-то их не волнует, что в России осталась всего одна тысяча книжных магазинов — это меньше, чем было в царской России и в 17 раз меньше, чем было в Советском Союзе. Каналы распространения газет, журналов и книг уничтожаются каждый день. Уничтожаются библиотеки, их количество в 2014 году было 44,5 тысячи, на начало 2017 года осталось 42,7 тысячи. Еще три года назад в стране доставлялся в год по подписке 1 млрд. экземпляров газет и журналов, а сейчас всего лишь половина этого объёма.

Мне скажут: пусть рабочие и крестьяне читают интернет. Щас! В интернете, как в мусоросборнике, гигантский объем чернухи и порнухи, и под рукой у строительного рабочего нет какого-то просвещённого редактора, который отбирал бы для него полезную и развивающую информацию.

Совершенно очевидно, что группа депутатов, радеющих за повышение культуры нашего народонаселения, идёт не той дорогой, самой простой и примитивной и абсолютно неэффективной. Не таким путем надо идти. Так говорил товарищ Ленин еще в конце 19 века, хотя об этом историческом факте узнать всё труднее и труднее — у народа всё меньше книг, газет и журналов, да и библиотеки стремительно исчезают. Именно поэтому нашим депутатам надо всё-таки идти другим путём.

Журнал New Times перестал выходить в свой бумажной версии, и это стало знаковым событием не только на медийном рынке, но и во всём обществе. По этому поводу есть содержательная публикация главного редактора New Times Евгении Альбац, есть и многочисленные комментарии в блогосфре. Но я бы отнёс это событие прежде всего к так  называемой  макдональдизации медийной среды, но не только.    
 
Почему издание не набрало желаемых 20 тысяч подписчиков? Почему доходность этого  печатного издания не обеспечила регулярный выход в свет? И почему не хватило финансирования даже на оплату полиграфических услуг? Анализ показывает, что у издания сузилась аудитория читателей и сократились продажи.  

В статье, посвященной массовому потреблению информации в современном обществе, «Независимая газета» писала: «В мире сформировалось и глобальное пространство массового потребления медиапродуктов – заменителей реальности, обладающих такими характеристиками, как удобство, высокая скорость и низкая стоимость потребления, а также привлекательность контента, доступность и распространенность «точек потребления». В статье «НГ» делается ссылка на американского социолога Джорджа Ритцера и его работу  «Макдональдизация общества», написанную в конце XX века, в которой он выявил «глобальный тренд в современном общественном развитии на рационализацию как процесс постоянного увеличения «калькулируемости» и управляемости поведением индивидов и институтов».  
  
В результате этого процесса медиаиндустрия, включая прессу, телевидение, радио, интернет, стала ориентироваться прежде всего на «сбыт» производимых ими продуктов, не заботясь об их качестве, а стремясь обеспечить лишь комфортность потребления. В целом, как подчеркивает автор, «происходит глобальный  переход к цивилизации «человек медийный», в которой массовый спрос на сложные аналитические тексты, требующие размышления и формирования собственного мнения, неуклонно снижается».    

Кроме учёта изменения модели потребления надо иметь в виду, что в нашей стране в настоящее время последовательно разрушается вся система продвижения печатного слова к населению. 
В интервью «Радио Свобода» историк и соредактор журнала «Звезда» Яков Гордин отметил, что «в 2014 году в России была 44 381 библиотека, а в начале января 2017 года их осталось 42 748, то есть за два года число массовых библиотек в стране уменьшилось на 1633». И добавил, что по данным РНБ, Россия ежегодно теряет не менее 700 библиотек, которые просто закрываются, то есть в среднем по две библиотеки в день.   
 
Кроме библиотек уничтожается и сеть книжных магазинов, число которых, как я уже ранее писал, сегодня меньше, чем было в царской России. Киоски прессы также интенсивно сокращаются со средней скоростью 10 объектов в день, и их число на конец года составит всего 20 тысяч, а пять лет назад было 42 тысячи. Резко сокращается и подписка на прессу. Россия – это единственная страна в мире, где с 2014 года государство перестало  поддерживать подписку на газеты и журналы, и автором этой «новации» является Минфин.    

Медийное пространство не выдерживает экономического кризиса, и распространение прессы и книг как социальных продуктов без поддержки государства просто скукоживается. 
И это всё причины глобального характера. Но есть и причины предметные, касательно редакционной политики New Times. Издание действительно не выдержало макдональдизации медийного пространства, но в общепите кроме фастфуда, как известно, есть и кафе средней ценовой категории, и дорогие рестораны. Задача современного издания – правильно выбрать свою ценовую нишу и стать продуктом потребления на уровне средней ценовой категории, высокой или высшей.     

В настоящее время во всём мире все печатные СМИ переходят от рекламоцентричной модели к продажецентричной. То, что реклама падает у очень многих СМИ, означает, что нужно лучше обеспечивать реализацию. Плюс новые цифровые технологии и монетизация контента в интернете, плюс концепция «360 градусов» в продвижении контента. И всем этим надо заниматься на современном уровне, имея современный менеджмент.     

Что касается макдональдизации медийной сферы, то это реальность сегодняшнего дня. И с этим нам жить. Надо встраиваться в новую систему медиапотребления и дифференцировать свой продукт по целевым группам. В монетизации есть свои технологии и секреты, и всему этому надо учиться.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире