oskin

Александр Оськин

20 сентября 2018

F

Недавно из ведения Минкульта вывели всю туристическую отрасль и передали ее в Минэкономразвития. Решение назревшее и разумное. За это боролись туристические структуры много лет, потому что было совершенно очевидно, что музеи, архитектурные памятники и др. это одно, а туризм с его гостиницами, ресторанами и проч. – это совсем другое.

Нечто похожее и противоречащее здравому смыслу наблюдается в настоящее время в части прессы и книгоиздания, которые уже десять лет курирует Минсвязь и подчиненное этому ведомству Федеральное агентство Роспечать. Инициатором возврата Роспечати в ведение Минкульта в свое время выступил известный писатель Юрий Поляков. По его мнению, следует из сообщения ТАСС, «в результате передачи Роспечати Минсвязи литература и книжное дело оказались вне единого культурного процесса».

Широкую известность в отрасли получило выступление Полякова на одном из высоких собраний с участием президента Путина, на котором Юрий Михайлович высказался за возврат Роспечати в ведение Минкульта, и Владимир Владимирович его поддержал. Недавно с обращениями к руководителям страны по  данному вопросу выступили профильные комиссии Общественной палаты и Министерства культуры, Союз писателей, группа известных литераторов.

Во всех этих инициативах много очевидной логики и здравого смысла. Минсвязь совсем недавно стала Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. Задач у этого ведомства в цифровую эпоху очень много, а  дела, связанные с творчеством литераторов, журналистов, распространителей печатной продукции, издателей книг и периодики, полиграфистов не совсем вписываются в задачи цифрового технологического развития. Именно поэтому передача Роспечати в ведение Минкульта была бы оправданна, а наша отрасль получила бы значительно большую поддержку и импульс к развитию.

Я бы инициативу писательского сообщества поддержал, а  квалифицированные кадры, которые сегодня есть и которые работают на нашем направлении, обязательно сохранил. Как говорится в известной стратегии Минпромторга, «места меняются, а бизнес остается».

Но это всё о делах сегодняшних. Если же говорить о стратегии развития отечественной медиаиндустрии, то наилучший результат дало бы создание или, точнее, возрождение министерства печати или министерства информации по опыту Белоруссии. Федеральное агентство Роспечать, безусловно, занимается проблемами нашей индустрии, но полномочий этой структуре, конечно же, не хватает. Ранг министерства с соответствующими возможностями позволил бы Роспечати из скромной и полезной структуры превратиться в мощный полноценный инструмент поддержки и развития издателей газет, журналов и книг, полиграфистов, дистрибьюторов прессы и  бумагопроизводителей. Но боюсь, что это решение случится не скоро.  

Социология – вещь коварная, и цифры, которые дают опросы общественного мнения, – что дышло: куда повернешь, туда и вышло. Если правильно задать вопрос в анкете, то на 80 процентов вы получите нужные для вас ответы.

Нечто похожее случилось с опросом общественного мнения в  Карачаево-Черкессии. Здесь через интернет провели опрос примерно тысячи пользователей о том, какие источники информации они предпочитают: интернет, ТВ  и радио или прессу. Результат был вполне ожидаем и предсказуем, т.к. 76% пользователей сайта высказались за интернет, 19% — за ТВ и радио и только 5% — за прессу. Если бы опрос проводили через какую-нибудь газету, то результаты, безусловно, были бы другие. И, конечно, по-другому выглядел бы опрос через радио. Непонятен и замысел авторов опроса, для чего были нужны им ожидаемые результаты.

В настоящее время много и по-разному пишут про фейки в  социальных сетях, про недобросовестных блогеров и некомпетентных ньюсмейкеров на различных интернет-площадках. И уже много раз говорилось о том, что в  профессиональных СМИ, кстати, включая и цифровые ресурсы, новости и аналитика публикуются достоверные. Газеты и журналы создаются ответственными и  профессиональными людьми – именно эту мысль надо было бы пропагандировать на  официальных сайтах Карачаево-Черкессии. Там следовало бы провести опрос на тему «В каких ресурсах потребителям в наибольшей степени попадается недостоверная и  лживая информация?». И всё бы встало на место.

Интересную статью разместила на днях «Российская газета» – о том, сколько времени в  среднем проводит в социальных сетях население различных стран. На первом месте оказались Филиппины – 3,57 часа ежедневно, а на последнем месте Япония – 0,48 часа. Кроме того, здесь же указано на то, что в целом в мире число людей, рассматривающих Facebook как новостную площадку, сократилось с 42% в 2016 году до 36% в 2017-м.

На мой взгляд, повальное и всеобщее погружение в социальные сети должно смениться трезвым отношением к этим ресурсам, как к безусловно полезному, но не абсолютному и единственному источнику информации. И каждый информационный ресурс должен занять свое сбалансированное место у потребителя.

Возвращаясь к Карачаево-Черкессии и проведенному там опросу, я бы добавил, что он проведен непрофессионально, с негативными последствиями. А это еще раз говорит в пользу ответственных и профессиональных людей в средствах массовой информации.

Доступ к прессе всегда характеризовал уровень развития гражданского общества. В нашей стране этот доступ очень разный в зависимости от региона и  политики местных властей, то есть в стране может быть более 50 тыс. печатных СМИ, но наши граждане могут иметь нулевой доступ как к федеральным, так и к местным газетам и журналам.

Надо отдать должное федеральным властям, которые за последние годы приняли целый ряд документов в поддержку прессы и системы ее распространения (Приказ Министерства промышленности и торговли в РФ № 2733 «Об утверждении Стратегии развития торговли в Российской Федерации на 2015-2016 годы и период до 2020 года», п. 2 ч. 1 ст. 5 Федерального закона «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», Постановление РФ № 291, которым определены Правила установления субъектами Российской Федерации нормативов минимальной обеспеченности населения площадью торговых объектов, Приказ Минкомсвязи России № 197 «Об утверждении рекомендаций по  поддержке и развитию системы розничного распространения периодических печатных изданий и иной печатной продукции в субъектах Российской Федерации»). 

Надо сразу сказать, что в стране есть лидеры успешно выполняющие и  перевыполняющие задачи в данной сфере – это Москва, Липецк, Воронеж и некоторые другие. Но, к сожалению, в Брянске взят курс на решительную борьбу с системой распространения прессы и в частности с киосками Роспечати. Городские власти приняли решение ликвидировать 42 киоска прессы брянской Роспечати из имеющихся 55. Об этом все последние дни с тревогой пишут региональные СМИ.

Это по сути катастрофа, так как именно киоски прессы являются наиболее развитым и эффективным механизмом обеспечения доступа населения к печатному слову. В этих торговых объектах реализуется от 500 до 800 наименований печатной продукции и альтернативы данному формату практически нет. Супермаркеты, отделения связи, лотки и ручники — это вспомогательные форматы, предлагающие гражданам от 10 до 100 наименований газет и журналов. А в супермаркетах практически никогда не бывает ежедневных газет.

Поэтому можно прямо сказать, что ликвидация киосковых сетей прессы это удар по интересам населения и по информационной безопасности региона и страны в  целом.  Получается, что руководители города и области выступают против решения федеральных органов власти и, более того, игнорируют доктрину информационной безопасности России, утвержденную президентом РФ Путиным В.В.

В этой связи хочу напомнить, что в рейтинге субъектов РФ по количеству киосков прессы на душу населения за 2017 год Брянская область стоит на 72-м месте. В случае же реализации деструктивных планов городских властей рейтинг региона еще более ухудшится. Постановление Правительства РФ № 291 в регионе не  выполняется, впрочем, как и все другие документы федеральных органов власти.

С горечью я вспоминаю что в 2016 году в рейтинге губернаторов страны по  отношению к прессе губернатор Брянской области занимал почетное 3-е место, но  за прошедшее время и его рейтинг сильно упал и видимо продолжит падать дальше.

Мне совершенно непонятно почему федеральные власти не замечают всех этих негативных тенденций в Брянском регионе, не вмешиваются в этот процесс и не останавливают разрушительную политику городских властей Брянска, направленную против системы распространения прессы в городе. Минпромторг, Минсвязь, Федеральное агентство по печати как структуры, курирующие нашу отрасль, должны были бы  призвать к ответу руководителей Брянского региона и повернуть этот процесс вспять.

Остается надеяться, что информацию по этой теме власти получат из  интернета, с сайтов отраслевых общественных организаций, словом, из электронных СМИ. В данном случае электронные СМИ придут на помощь бумажной прессе. Симбиоз бумаги и цифры — это важное качество нового времени. 

В СМИ появились сообщения о больших усилиях Почты России по  продажам в отделениях связи газет и журналов. Сообщается, что в первом полугодии 2018 года их было продано на 14 процентов больше, чем за  соответствующий период прошлого года.

В пресс-релизе Почты России говорится, что она «наращивает свои продажи, частично возмещая потери от закрытия газетных киосков, предлагая прессу по доступным ценам в шаговой доступности». По этому поводу надо признать, что Почта России действительно осуществляет благое дело и помогает распространять прессу во всех 42 тысячах отделений связи страны. Я бы за это сказал почтовикам большое спасибо.

Но есть некоторые тезисы плохо информированных журналистов о том, что Почта заменяет киоски прессы. Это не так. В «Российской газете» появилась статья Т.Шадриной под заголовком «Киоскам нашли альтернативу», в  которой сообщается граду и миру о том, что после уничтожения в стране половины киосков прессы Почта весь этот ресурс взяла на себя, а именно, что ««Почта России» наращивает свои продажи, занимая нишу газетных киосков».

В чем ошибается корреспондент уважаемой газеты в данном конкретном вопросе? Дело в том, что отделения связи Почты России призваны не  замещать, а дополнять киоски прессы. Это все равно как сравнивать корабль и  спасательный плот. Полноценный киоск прессы, какие стоят, к примеру, в Москве, Липецке или Воронеже — это от 500 до 800 наименований газет, журналов и книг. И  по общемировой градации именно такой объект относится к категории «А» как основной базовый инструмент реализации печатной продукции. В большем объеме пресса представлена только в павильонах площадью 20 кв. м и более. Поэтому так важно поддерживать и развивать сеть киосков и павильонов прессы по всей стране. Их в нулевые годы было 42 тысячи, а  сейчас осталось меньше 17 тысяч. И это является одной из главных проблем информационного обеспечения населения.

Еще меня обеспокоило в статье в «Российской газете» некое радужное настроение автора: дескать, киоски исчезают, но альтернатива найдена. Тут хорошо поменять акценты и не радоваться, а бить тревогу. Потребление прессы во  всем мире не падает, а меняется структура потребления. Но при этом система распространения прессы не разрушается, а совершенствуется.

Почте, безусловно, спасибо за работу с прессой, но она всего лишь подставляет плечо нашей отрасли, реализуя примерно 12 процентов всех розничных продаж прессы в стране. А  альтернативы киоскам прессы быть не может, и за их настоящее и будущее надо бороться.  

Я  Варшаве не был более пяти лет. Столица Польши неузнаваемо изменилась к лучшему. Появились новые высотные здания. Берег Вислы украсили многочисленные кафе, рестораны, кондитерские, пешеходные и велосипедные дорожки. Выбор блюд и  напитков расширился, но он остался на хорошем европейском уровне.

В Варшаве появилось много молодежи с  Украины и Беларуси. Все они здесь находят хорошую работу. Мне удалось поговорить с украинцем и белорусом, оба были с хорошим русским языком и  нормальным польским. Возраст ребят 25-26 лет. Зарабатывают неплохо, деньги отправляют на родину. Я подобных ребят встречал в московском такси, но все они были из республик Средней Азии и тоже отправляли зарабатываемые деньги на  родину.

Пять лет назад русскую речь в Варшаве услышать было трудно, а сейчас сплошь и рядом. Но это не россияне, а бывшие граждане СССР. Причем с Украины, по мнению экспертов, приехало 2,5 миллиона человек.

Политическая ситуация в Польше непростая. Правящая партия проводит очень своеобразный курс, который многие здесь не понимают и не поддерживают. Раскол в обществе достаточно глубок и  иногда он проходит даже через семьи. Думаю, что очередные выборы многое расставят по своим местам.

В сентябре в г. Лодзи пройдет XVII фестиваль культуры четырех народов – польского, российского, еврейского и  немецкого. Очень важное, на мой взгляд, мероприятие, в котором, надо надеяться, примет участие и российский посол наряду с послами Израиля и Германии. В  нынешней политической ситуации это было-бы весьма полезным.

Меня порадовало, что в Варшаве я слышал со всех сторон лестные оценки по организации Чемпионата мира по футболу в России. Во многих кафешках и барах вывешены огромные телеэкраны, а публика собирается в большом количестве для просмотра матчей, и это несмотря на то, что польская футбольная команда не прошла группового тура.

Любопытная деталь: несколько лет назад польскую футбольную команду «Легия» тренировал российский специалист Черчесов. И он вывел этот клуб на первое место в польском чемпионате по футболу. Черчесова здесь вспоминают с особой теплотой. Меня уверяли, что если бы он продолжал работать в Польше, он бы вывел польскую команду в чемпионы мира по футболу.

В Варшаве стоит хорошая погода, быстрые комфортабельные автобусы ходят по Варшаве как часы. Народ ворчит на власть, но продолжает жить с оптимизмом и полным удовольствием.

Пока все мы заняты футбольными страстями, в отечественном парламенте в обстановке абсолютной тайны готовится удар по интеллектуальному потенциалу нации.

Госдума в первом чтении утвердила внесенный Правительством РФ законопроект, предусматривающий общее повышение налога на добавленную стоимость с 18% до 20% и увеличение льготной ставки НДС для книжной и  периодической печатной продукции с 10% до 18%.   

Издатели и дистрибьюторы и при нынешних 10% НДС существуют на грани выживания. В случае же законодательного утверждения новой налоговой ставки будет нанесен сокрушительный удар по всей системе издания и  распространения печатной периодики и книг в России.

Увеличение ставки НДС неизбежно приведет к удорожанию печатной продукции и, соответственно, к существенному падению объемов ее  реализации и сокращению тиражей. Добавьте к этому непрерывный рост цен на  полиграфическую бумагу, постоянное увеличение транспортных тарифов, хроническое сокращение рекламных доходов прессы на фоне уменьшения покупательной способности населения – и станет понятной реальная угроза, нависшая над печатной индустрией страны.

А ведь именно печатное слово является основой интеллектуального и культурного развития нации. Это хорошо понимают за рубежом: в большинстве развитых стран мира издание и распространение прессы и книг облагается НДС по нулевой или льготной ставке. Так, например, от этого налога освобождены печатная периодика и книжная продукция в Великобритании, Дании, Норвегии и ряде других государств. В ФРГ, Португалии, Испании, Италии, Польше и  других странах ставка НДС составляет от 2,5% до 7%.

На фоне упомянутого законопроекта все заявления руководителей страны о развитии духовности и культуры россиян теряют всякий смысл. Поистине, левая рука не ведает, что творит правая. Хотелось бы  надеяться, что данный исключительно вредный законопроект будет коренным образом изменен и вся медиаотрасль не пострадает. И что, более того, будут приняты меры по поддержке нашей медиаиндустрии.  

По данным статистики, потребительские цены в России в мае с.г. выросли на 9% по сравнению с апрелем текущего года. Как говорится, инфляция пустилась в пляс, и ее остановить будет достаточно трудно, тем более что впереди рост НДС. Покупать стали меньше, а товары, включая продукты питания стали похуже – в наших магазинах всё больше колбасных изделий, а не колбасы и  т.д. Возникает резонный вопрос: что делать в этих трудных условиях? Это в  полной мере касается и отечественной медиаотрасли.

Но сначала о чужой медиаотрасли. В Португалии, к примеру, печатные СМИ тоже переживают кризис, конечно, с другими параметрами, но всё же  кризис. Журнал «Журналист» недавно сообщил о выходе юбилейного 20-го выпуска отчета от консалтинговой группы Innovation International Media Consulting Group, авторы которого, в частности, утверждают, что больше нельзя раздавать свой контент бесплатно и что печатные продукты должны подорожать в пять раз, а также перечисляют 11 бизнес-моделей, которые могут стать для издателей новыми источниками прибыли.

В данном документе содержатся чёткие рекомендации, что делать и как жить издателям. То есть информационным фабрикам, создающим контент и заинтересованным в получении максимальной прибыли от своей деятельности.

Так, на презентации отчета его соавтор и президент консалтинговой группы Innovation Хуан Сеньор назвал формулу «сегодня бесплатно, но завтра всё окупится» не иначе, как «первородным грехом медиа».  А подчеркнув, что «в 2018 году уже бесполезно задавать аудитории вопросы про их социальное положение или доходы, игра окончена — нужны datawall и paywall для доступа к контенту» и «все, что создает ценность, должно приносить доход», процитировал редактора GQ Дилана Джонса: «Если аудитория хочет качественную журналистику, она должна за нее заплатить». Кстати, авторы отчёта подсчитали, что для успешной деятельности медиакомпании 40% доходов должны поступать от цифровых подписок, а 70% подписчиков должны приносить 50% дохода.

В  отчёте утверждается: «Печать — это мостик в будущее, и он не должен рассыпаться. Новое понимание печати должно включать распространение эксклюзивного контента и премиального опыта среди меньших, избранных, прибыльных и премиальных аудиторий. Поскольку печатных продуктов становится меньше, то их цена должна увеличиваться как минимум в пять раз!».

Здесь же перечисляются 11 бизнес-моделей, которые могут стать для издателей новыми источниками прибыли. В том числе пять клиентоориентированных моделей: платный контент (подписки или микроплатежи), членство и клубная модель, издатель как магазин, издатель как организатор мероприятий (конференционный бизнес), издатель как филантроп (краудфандинг). А также шесть бизнес ориентированных моделей: обычная рекламная модель (нативная реклама, программатик), издатель как агентство (создание брендированного контента), издатель как брокер данных, издатель как лицензиар, издатель как IT провайдер (продажа программного обеспечения), издатель как инвестор (организация фондов).

Теперь об отечественной медиаотрасли. Несколько лет назад мы говорили о медиабизнесе: изменись, или погибнешь. В Европе сейчас сформулирован другой лозунг: требуйте оплату за свой контент, или умрите. Для российского медиабизнеса это актуально как никогда. Наши коллеги, в основном, очень плохо зарабатывают в интернете – доходы копеечные. Если вернуться к 11 принципам, или моделям, о которых говорилось выше, то совершенно очевидно, что в них речь не  идёт о создании уникального контента, это как бы само собой подразумевается. Главное в 11 принципах – это сопутствующие формы работы по продвижению своего информационного товара или услуг в целях получения дополнительной доходности. Я  не знаю ни одного российского издателя, который хотя бы наполовину выполнял эти 11 принципов.

В Португалии считают, что надо поднять цены на издательский контент в пять раз. В России это сделать трудно хотя бы потому, что покупательная способность населения падает. Но сделать это можно, если обеспечить дифференцированный подход к аудитории и выйти на свой премиум-класс.

Радует, что крупные издательские дома на Западе возвращаются от цифры к бумаге. К  примеру, Financial Times в будни продаёт цифровую подписку, а в выходные – на  печать, создав прекрасный гибрид онлайна с принтом. Даже Facebook начал выпускать свой бумажный журнал. Словом, как следует из приведённой публикации, издательское дело живёт и побеждает, но не везде и не у всех.

Главное для нас – научиться диверсифицировать медиабизнес, но при этом не заниматься, к  примеру, общепитом – шаурмой или шавермой, а создавать инфраструктуру вокруг уникального контента. Научись торговать контентом в цифровую эпоху, или погибнешь.

На днях в Домжуре Союз журналистов организовал дискуссию по  теме «Пресса в цифровую эпоху». Тематика, конечно, не новая, но она в известной степени перекликалась с выступлением замминистра Волина на Дальневосточном медиасаммите, на котором он прямо сказал, что пресса это прежде всего бизнес, который должен функционировать по правилам бизнеса, а господдержка СМИ — вовсе не «спасение утопающего».

Я согласен с этим утверждением на 50 процентов. В том смысле, что пресса как бизнес может развиваться, а может и почить в бозе в  зависимости от условий, в которых она находится. Как и любой бизнес: есть условия для развития – он живет, созданы неблагоприятные условия – дело закрывается. Поэтому в нашем случае роль государства и тем более профильного министерства – создать для печатной отрасли благоприятные условия для развития, а не для скоропостижной смерти.

За круглым столом в Домжуре 16 июня приводились интересные цифры. В начале нулевых годов в стране было зарегистрировано 96 тысяч газет и  журналов, в настоящее время их осталось 52 тысячи. Подписка на прессу в тот же  период составляла один миллиард экземпляров в год, в настоящее время – почти в  два раза меньше. Количество киосков прессы упало с 42 тысяч до 17 тысяч. В большой сети супермаркетов печатная продукция присутствует менее чем в 20% торговых точек. А сеть «Магнит», к примеру, собирается полностью исключить прессу из 1200 магазинов на юге России.

Вот такая печальная картина дня. И я считаю, что кризис медиаотрасли носит исключительно рукотворный характер. У нас у всех на слуху, к  примеру, ценообразование на бензин, и уже объявлено, какими мерами правительство будет влиять на снижение цен на топливо. Так вот, на  полиграфическую бумагу цены за прошлый и нынешний год растут значительно быстрее цен на бензин. А причина всё та же – ценный товар уплывает за границу, а в стране образуется дефицит на бумагу. Отсюда и рост цен. И никто, повторяю, никто в нашем правительстве не собирается ввести заградительные таможенные барьеры в виде экспортных сборов на полиграфическую бумагу.

Я мог бы привести подобные примеры по каждой проблеме, имеющейся в медиаотрасли. Но поскольку об этом много уже написано, скажу о  главном. Курс на развитие цифровых технологий стратегически очень важен, а  нежелание создать условия для развития бизнеса в печатной медиаотрасли близоруко и антинародно.

Новое руководство Союза журналистов России настроено на активный диалог с властью в целях спасения нашей отрасли, об этом говорилось за круглым столом в Домжуре. Хочется надеяться, что ожидаемые меры поддержки печатных СМИ будут носить не точечный и выборочный характер, а массовый. Это как в оранжерее или на огороде – нельзя подкармливать отдельные кустики, а надо удобрять и поливать всех подряд. Тогда и урожай будет хорошим. 

Пришла беда откуда не  ждали. На этот раз от всеми любимого «Магнита». 22 мая в газете «Коммерсант» появилась статья, в которой излагались обстоятельства изгнания прессы из сетей «Магнита» в ряде регионов РФ. Статья знаковая и в чём-то даже сенсационная. В ней напрямую говорится, что курс менеджмента сети «Магнит» в части прессы противоречит курсу руководства страны, в подтверждение чему в статью даже  сделана врезка с цитатой по данному поводу президента Путина В.В. с его портретом.  

Суть проблемы в том, что «Магнит» разослал дистрибуторам прессы в нескольких регионах, в том числе в  Астрахани, Волгограде, Кабардино-Балкарии, Липецке, Челябинске и др. требование до конца мая демонтировать торговое оборудование с газетами и журналами в магазинах сети. В самом «Магните» заявляют, что речь идет только о сокращении присутствия прессы в отдельных магазинах из-за отсутствия спроса на неё или неэффективности продаж. Издатели же, в свою очередь, утверждают, что в связи с резким сокращением количества киосков прессы в стране – с 42 тысяч до 17 тысяч – сети ритейла стали главным каналом дистрибуции печатной продукции. Стоит отметить, что и до настоящего времени «Магнит» вводил дискриминационные меры в отношении прессы, но выражалось это в  сокращении торговых площадей и ассортимента и в увеличении бонусов с продаж. Теперь же руководство этого ритейлера приняло решение о полном выводе прессы из  магазинов сети.

Кстати, в продолжение публикации в «Коммерсанте» 23 мая вышла статья на сайте «Астраханские новости», в которой уже более подробно излагаются обстоятельства запрета присутствия прессы в сети «Магнит» в данном регионе.

Возникает резонный вопрос: почему сеть «Магнит» вопреки здравому смыслу стала изгонять прессу из  своих магазинов? Ведь при грамотном управлении данной товарной группой она дает до трех процентов в общем обороте магазина. У меня есть гипотеза на эту тему. Дело в том, что условия реализации газет, журналов и книг в сети «Магнит» являются весьма своеобразными. Расчеты за проданную печатную продукцию здесь осуществляются более чем за 60 банковских дней. За скоропортящийся товар, например, молоко или хлеб, расчеты производятся через 30 календарных дней. Это оплата за скоропортящийся товар. А газеты, еженедельники и ежемесячники, по  мнению менеджеров «Магнита», – товар, который можно продавать несколько месяцев.

Кроме того, поставщики, скажем, масла и колбасы не обязаны сами изготавливать торговое оборудование, а поставщики прессы – должны. Плюс всякого рода бонусы, условия списания и т.д.

Словом, обременений много. Но самое главное, поставщики прессы не хотят молчать и покрывать странную позицию менеджеров «Магнита», как, скажем, это делают поставщики чулочной продукции. Думаю, что именно опасения в утечке информации о ситуации в  «Магните» и стали основной причиной изгнания прессы из магазинов. Зачем им эта головная боль, в то время, когда поставщики всех остальных товаров покорно безмолвствуют?!

На мой взгляд, давно уже пора, чтобы ФАС и другие компетентные органы разобрались с технологиями работы в «Магните», чтобы понять, в какой степени их деятельность соответствует законодательству. Тем более, что, к примеру, в «Ашане» отношение к прессе совсем другое. Думаю, что было бы полезно сравнить работу наших сетей с товаром с работой европейских супермаркетов, где пресса и книги находятся на привилегированном положении.

Изгнание прессы из сети магазинов «Магнит» не только противоречит курсу руководства страны в  информационной политике и информационной безопасности, это ещё и просто неприлично. Я бы даже сказал, что и недостойно!  

Опубликованы результаты исследования «Левада-центра» об основных источниках информации, которыми пользуются граждане страны. Здесь много интересного, но прямо скажем, ожидаемого. Это касается основных источников информации взрослого населения и  молодежи. Старшие люди тяготеют к голубому экрану, молодежь – к социальным сетям и интернет-СМИ.

Как написал «Коммерсант», результаты опроса свидетельствуют: основным источником информации 85% россиян считают телевидение, 27% – интернет-СМИ, 21% – социальные сети, 15% – радио, 13% – печатные СМИ. При этом телевидение называет заслуживающим доверие источником информации 51% респондентов, по 19% доверяют рассказам друзей и соседей, а также интернет-изданиям, социальным сетям – 15%.

Самые популярные политические передачи – это «Вечер с Владимиром Соловьевым» (34%), «Вести недели» (29%) и «Итоги недели» (18%), однако смотрят их чаще люди старшего возраста. Молодежь предпочитает интернет, хотя, по данным экспертов «Левада-центра», в качестве основного источника новостей для молодых людей Сеть обошла телевидение всего полтора года назад.

Я, признаюсь, стараюсь пользоваться различными источниками информации и сравнивать как фактуру, которая в них представлена, так и интерпретации событий в стране и  мире. Если есть время, я с удовольствием сравниваю вечерние новости по РТР и  Первому каналу. Они в основном дублируют друг друга, конечно, но есть нюансы. Новости РТР в 20.00 позволяют себе некие вольности, а программа «Время» академична и строга в изложении политики партии и правительства. Соловьев – блистательно скандален, отсюда и его рекордные рейтинги.

У  Солженицына я в свое время вычитал замечательную фразу: «Не верь, не бойся, не  проси». Это пока, конечно, не про всех нас, но вот в части «верить – не верить» надо, безусловно, сравнивать информацию, представленную по нескольким каналам. Это занятие увлекательное и крайне полезное.

Напомню, что за рубежом популярна теория «пяти экранов». Она заключается в том, что современный человек призван получать информацию по пяти каналам: это телеэкран, радио, карманное мобильное устройство, планшет или персональный компьютер, газета или журнал. Пробежаться по всем этим ресурсам не так уж и сложно. В США, к примеру, по последним исследованиям, о которых писало сетевое издание «Вести.Экономика», люди тратят на медиапотребление свыше 12 часов в сутки, сюда входит вся совокупность существующих информационных ресурсов. Думаю, что и в России молодые люди, освоившие все технологии современного интернета, потребляют информацию не меньшее количеств часов в день.

Но  тут наступает «момент истины»: чему верить в этом гигантском информационном потоке? Решение простое – всё познается в сравнении, хотя, конечно, есть просто важный элемент веры или, по-другому говоря, внутренней убежденности. Если кто-то верит, что Земля плоская, то ему хоть кол на голове теши, он будет стоять на своем. А если человек образованный и восприимчивый к новой информации, то он сможет самостоятельно определять истину методом сравнения и анализа. Вот именно для этого нужны пять экранов.

При этом совершенно ясно, что в социальных сетях фейковых новостей выше крыши. В печатных СМИ, где работают профессиональные журналисты, достоверных материалов значительно больше. Хотя, безусловно, принципиальное значение имеет репутация соответствующего канала и  журналиста. Понятно, что многое покупается и продается, но репутация дороже денег – так было всегда.   

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире