У нас любят жалеть.
Или даже так – сперва жалеют, потом любят.

После того, как Юрия Михайловича Лужкова разрешили ругать, поносить и чехвостить и этим с удовольствием занялись специально обученные люди, он не мог не удостоится жалости в некоторых умах, от которой до любви – парочка муравьиных шагов.

В давешней реплике Матвея Ганапольского я даже увидел некие намеки на рождение будущего оппозиционного лидера.
Возможно, мне почудилось, но логика коллеги понятна.
Лужков не понес заявление в Кремль с просьбой дать гарантии неприкосновенности, поскольку пенсия ему не нужна, а напротив, набычился и сказал, как Маугли – «Я принимаю бой».
Тут, кстати, сами разговоры о какой бы то ни было неприкосновенности уже показательны.
Впрочем, я слегка отвлекся.

Итак, из двух путей – пенсии с неприкосновенностью и «варианта Маугли», мэр вроде бы пока выбрал второй.
Этот путь тоже разветвляется на две дорожки – «опала-заграница-оппозиция» или «опала-тюрьма-оппозиция». По второму отправился Михаил Ходорковский и это, пожалуй, единственное исключение. Некоторые сидят в Лондоне и оттуда рассказывают нам, как у нас все плохо и что надо делать, чтобы было хорошо. Ну а часть рассказывает об этом отсюда – живая и здоровая, что несколько размывает «кровавую репутацию режима».

Самое ужасное состоит в том, что эта схема была и остается актуальной в России при любых формах власти – от монархии до капитализма, транзитом через военный и прочие коммунизмы, а ее фигуранты становятся властителями дум, ну если не обширных народных масс, то хотя бы некоторой части фрондирующей интеллигенции.

Ну а теперь легкая фантазия на тему.
Я понимаю, что 74-летнему Юрию Михайловичу скорее всего политическая борьба уже не нужна, но тем не менее. Представьте на секунду, что в России завелась оппозиция, и ее представляют опальные в разной степени Лужков, Касьянов и Ходорковский в качестве первой тройки избирательного списка партии «Несогласные России».

Возможно, у кого-то такая перспектива вызовет душеный трепет, но я за такую партию голосовать не стану по одной простой причине.
Это те же яйца – вид сбоку. Я не суд, фактами не обладаю, но по тому, что я слышал и знаю могу сказать, что жить в корпорации Россия, построенной эффективным менеджером Ходорковским – я не хочу, равно как и иметь президентом человека, которого в народе зовут Миша-два процента, ну и на закуску строить такую Россию, какой сейчас является Москва – хамскую, нахрапистую, бессовестную.

Я даже объяснять этого не буду.
Просто не хочу и все! Право распоряжаться своим бюллетенем пока за мной и мотивировка тут не требуется. А главное мне не нужна правда не от внутреннего ощущения мерзости лжи, а от обиды. Дескать, ах вы меня выгнали? Ну так я вам покажу!

До того, как я был внутри системы, меня не подмывало раскрыть всем глаза на эти ужасы, а вот после – будьте любезны!
Это само по себе мерзко, но самое важное состоит в том, что это принципиально не меняет дела. Это второй заход по тому же кругу, поскольку это люди той же конструкции власти, против которой они теперь борются и той же философии бесконечного приобретательства и неуемной наживы.

В этом контексте совершенно неважно справедливо они пострадали от власти или нет, хотя многих это сбивает с толку.
Считается, что пострадавший от системы – сам никогда в жизни поступать не станет. Ой, ли! А дедовщина в армии?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире