Сегодня 35-й день. Эдуард Лимонов назвал меня вегетарианцем и йогом.
Я действительно вегетарианец практически с детства, не курю и являюсь человеком практически не пьющим. Я не йог, хотя имею представление об этой практике. Просто йога требует созерцательности, правильного дыхания и работы с Солнцем, а мне сейчас не до этого.

Люди даже в тюремных условиях могут обходиться без еды долго.
Марченко прожил в тюрьме 115 дней (его, правда, принудительно питали), сторонники ИРА – в среднем 62 дня (их не питали). А у нас не тюрьма, у нас другая атмосфера, психологически дружная и доброжелательная. Мы активно пьем воду. Я не стал отказываться от двух инъекций глюкозы, предложенной «Скорой помощью», потому что при падении содержания сахара в крови отключается головной мозг. Такого удовольствия местному ворью я не доставлю.

Вход в голодовку легкий.
Большинство людей путает его с обычным отсутствием обеда, которое приносит дискомфорт. На самом деле, организм быстро перестраивается. День, два – рассеянность, усталость. Но затем организм как бы окрыляется. Чувство голода исчезает в принципе. Второй кризис наступает примерно на 25 день, хотя у всех по-разному, понятно. Могут обостриться болезни, сложно подниматься по лестнице, возрастает утомляемость. Именно к этому времени исчезают запасы сахара во внутренних органах. Тем не менее, люди могут ходить и ясно мыслить.

Очень опасно есть, так как кишечник просто отвыкает от еды.
В военной литературе описывались случаи, как погибали вышедшие из многодневного окружения к полевым кухням голодные солдаты. Я и сам это почувствовал, выпив стакан сока на 27-й день голодовки в ознаменование готовности Чурова предоставить нам все видео. Возникло чувство опьянения и крайнего дискомфорта. Наши, правда, по моей просьбе употребляют соки, так как дальше уже может быть опасно. Я не употребляю.

Сегодня 35-й день.
Какие ощущения возникают дальше, я пока не знаю.


Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире