osetinskaya

Елизавета Осетинская

20 апреля 2018

F
Оригинал



Основанный двумя россиянами – Николаем Сторонским и Владом Яценко – лондонский финтех-стартап Revolut собирается привлечь $150-250 млн от консорциума во главе с фондом DST Global Юрия Мильнера. После этой сделки стоимость Revolut, по оценке интернет-издания Recode, вырастет до $1,4 млрд, а по оценке самой компании — и вовсе до $2 млрд. Это позволяет Сторонскому претендовать на место в списке богатейших россиян. Лиза Осетинская в новом выпуске проекта «Русские норм!» поговорила с Николаем Сторонским о том, как удалось создать самый горячий русский финансовый стартап.

Главное:

  • О Revolut. «Мы предоставляем приложение, которое позволяет иметь счет в любом банке мира… К банковском счету прилагаются сервисы, которые либо бесплатны, либо в 10 раз дешевле, чем в банке, например: денежные переводы бесплатно, конвертация валюты, платежи бесплатные, кредит на 50% дешевле, чем в банках, страховка на 50% дешевле, чем в других компаниях».
  • О нечестном курсе у банков. «Когда вы едете с банковской карточкой за границу, то на каждую тысячу долларов потраченных вы теряете примерно 70-80 долларов. Банк будет брать спрэд. Это 3-4— 5% (зависит от банка). Плюс они будут с вас брать комиссию банкомата, а мы все это делаем бесплатно».
  • О банковской системе через 10-15 лет. «Думаю, будет несколько глобальных игроков, [которые делают] примерно то же самое, что мы делаем, то есть приложение с банковскими счетами и к этому приложению привязаны все возможные финансовые продукты, такие как: страховка, кредит, ипотека, криптовалюта, трейдинг».
  • О грядущем исчезновении банков. «Думаю, что большинство не выдержит конкуренции».
  • О живущих в 19 веке банкирах. «Если бы мне дали сейчас миллиард долларов, я б не смог ускорить ничего. Деньги не ускоряют, талантливые люди ускорят. А в банках нет талантливых людей, нет хороших дизайнеров, нет хороших программистов. Есть люди хорошие, но они смотрят не в ту сторону. Забюрократизированные структуры, куча операционистов, а топы, которые сидят в банках, они не понимают, что происходит. Я со многими из них разговаривал. Они как в 19 веке. Они не понимают, что надо делать и как построить технологическую компанию».
  • О неизбежном изменении отношения к человеку со стороны государства. «Сейчас страны поменьше (Эстония, например) уже конкурируют за людей. Они делают электронные визы, дотации, снижают налоги, чтобы люди приезжали и работали… В будущем будут конкурировать за людей».
  • Об утечке мозгов из России. «Я не вижу, чтобы [в России] конкуренция за талант была. Таланты уезжают из России. А сколько приезжает, я не знаю, но думаю, что меньше».
  • О том, что дает обучение в МФТИ. «Сила в том, что они очень хорошо отсеивают людей на входе. Там очень жесткая конкуренция…Первые три года я учился до часу ночи. Субботы и воскресенья… Реально развивают структурное мышление, умение решить любую проблему, посмотреть на проблему оценить со всех сторон, разложить на маленькие части, решить, что сделать дальше…С таким подходом можно решить практически любую проблему. Когда нанимаешь физтеха и бросаешь его на задачу, они с ней справляются. А выпускники других вузов не всегда справляются и их нужно направлять».
  • О крахе Lehman Brothers. «Когда акции Lehman Brothers упали (они сначала по $100 торговались, потом по $80, потом по $20, потом по $5, был такой момент, когда они просто в ноль пошли — был такой глюк системы на Bloomberg), я уже тогда понял, что все плохо. А большие боссы — нет… и они на собственные деньги очень много акций накупили и в результате много всего потеряли».
  • Как правильно играть на бирже. «Если что-то падает, ты никогда не покупаешь, а, наоборот, шортишься, играешь на понижение. Что дорого, ты покупаешь больше, ты всегда играешь прорывы. А кто наоборот покупает, когда все идет вниз, они теряют деньги. Это человеческая ментальность – покупать то, что дешево. Это неправильно. Надо продавать то, что дешево».
  • О том, как создавали Revolut. «Разговаривал с банками, с процессинговыми системами, все мне говорят, что это невозможно. Потом кто-то мне посоветовал топ-консультанта. Я ему позвонил, договорился о встрече. Предварительно по телефону сказал, что хочу так и так сделать. Он: «Невозможно». И положил трубку. Я опять позвонил: «Ок, давайте я заплачу за 2-3 дня, вы придете к нам в офис и расскажете, как платёжная система работает, чтобы у меня полная картина сложилась». Он пришел, мы потратили два дня, я все записал. Потом две недели над этим думал с командой. Решили, как это сделать. Позвонил ему обратно: так будет работать? Он с удивлением немножко: «Это может сработать». И мы начали это делать».
  • Как набирать сотрудников. «У нас целый процесс, целая методичка, как мы это делаем. Первое – так называемый culture fit. Подходите ли вы нам по культуре?.. По сути мы стараемся нанимать только A-player, то есть таких людей, которым ты даешь проблему, а они сами ее решают, сами постоянно что-то улучшают».
  • Как реагировать на трудности? «Я занимаюсь спортом и ложусь спать, а на следующее утро все заново».
  • О хобби. «Работа – это мое хобби».
  • О решении проблемы миллениалов, которые не любят работать. «Есть такая проблема, особенно на Западе. Процент таких людей стал больше. Мы любим из Канады нанимать, из двух университетов. Там два университета хороших, хорошие технические вузы. Такая же подготовка, как на Физтехе. Приходят разносторонние, подкованные, их можно сразу на проблему любую кидать. И ты знаешь, что они разберутся и решат».
  • Как добиться успеха? «Много работать, характер надо иметь, мозги надо иметь. Плюс суперважно — в тренд всегда попадать… Бессмысленно против волны идти, даже если ты суперталантливый, суперумный – это все равно что бежать по эскалатору, который против тебя идет. Важно вскочить на эскалатор, который в правильную сторону идет».
  • О причине, по которой живет в Лондоне. «Кругозор точно шире по сравнению с людьми, которые живут в одной стране. Живя в Лондоне, кругозор еще шире, потому что там 40-50% эмигрантов… Общаясь, ты понимаешь культурные различия, понимаешь, где люди правы, где заблуждаются, и у тебя становится простое и понятное мышление о мире».
  • Об антироссийских настроениях в Лондоне. «Политика политикой, а люди, которые живут в Лондоне – в основном экспаты. Может, вне Лондона там какая-то другая атмосфера. Я не был. Для меня и, в принципе, для людей в Лондоне чужда мысль, как может повлиять то, что я родился в России, и современная политическая ситуация в России… Мы — люди. И неважно, откуда я. Хоть с Марса прилетел».

    Оригинал

У экс-совладельца «Евросети» Евгения Чичваркина новый бизнес-проект в Лондоне — завтра предприниматель, c 2012 года владеющий винным бутиком Hedonism Wines, открывает на Пикадилли ресторан Hide с мишленовским шефом Олли Дабу. О своем новом бизнесе Чичваркин рассказал основателю The Bell Елизавете Осетинской в интервью для проекта «Русские норм!».

Детали

  • Трехэтажный ресторан Hide откроется в историческом и деловом центре Лондона, по адресу Пикадилли, 85. На позицию шефа Чичваркин пригласил одного из самых востребованных в Лондоне повара Олли Даббу.
  • Помещение для ресторана бизнесмен нашел еще в ноябре 2013 года, 4,5 года у него ушло на перепланировку, ремонт и отделку: «Бронзу, которой у нас покрыто, полгода производили».

  • Инвестиции составили «более £10 млн». Соинвестором Чичваркина стал его бывший партнер по «Евросети» и совладелец Hedonism Wines Тимур Артемьев. Условия партнерства,в том числе с Даббу, Чичваркин не разглашает: «Когда будет успех, он будет — от социалистического слова «справедливо» — справедливо делиться между соучастниками».
    между соучастниками.
  • На первом этаже ресторана — обеденная зона, на верхних этажах — зона для ужинов и комнаты для частных обедов. На «обеденном» первом этаже клиент «сможет уложиться» без вина в £60 ($85), рассказал Чичваркин.

ЦИТАТА

«В дешевом ритейле, в дискаунтерах не может быть малого бизнеса. Бодаться с корпорациями, за которыми стоят долги, инвестиции с нулевой ставкой — бесполезно. А бодаться там, где очень много зависит от сервиса, от репутации, от скорости, от обслуживания, я считаю, мне небесполезно, потому что мы в этом
понимаем».

Перспективы

  • Бизнесмен рассчитывает не на туристическую,а на местную аудиторию. «Мы как-то посчитали, от нас в радиусе 800 метров — 42 звезды Мишлена и больше триллиона активов у компаний, которые в этом радиусе сидят».
  • Винный магазин Hedonism Wines Чичваркин открыл осенью 2012 года, в 2015-2016 году магазин впервые вышел в прибыль.

Что мне с этого?

Если вы живете или часто бываете в Лондоне — скорее всего, ресторана Чичваркина вы не избежите. А с точки зрения бизнеса у него стоит поучиться правильной оценке собственных возможностей и выбору ниши. Уже скоро — смотрите полную версию интервью Чичваркина на «Русских норм!» и телеканале RTVI.

Петр Мироненко

Оригинал

Кто:

Максим Ноготков, 41 год. Бывший владелец сети салонов связи и банка «Связной». Сейчас находится в процессе личного банкротства.

Где:

Сан-Франциско, Калифорния.

Главное:

12:50. О Донбассе: «Для меня это просто военная агрессия, которую Россия развязала против соседней страны».

13:55. О Крыме: «Отношусь как к чему-то ворованному и мне не хочется быть к этому причастным»

20:43. О слиянии «Евросети» и «Связного»: «Для меня это какая-то жизнь после смерти»

28:20. О выборах президента: «Чтобы соревноваться с Путиным, нужно иметь миллиарды долларов. Без этих денег (а сегодня этих денег ни у Бориса Титова, ни у Ксении Собчак, ни у других кандидатов нет) выборы невозможно выиграть. У меня есть ощущение договорного матча…»

30:20. О Собчак: «Есть определенные границы, которые Ксении разрешены в этом процессе (участие в выборах президента. — The Bell). Но, тем не менее, важно, чтобы она свою позицию доносила»

32:25. О Кирилле Серебренникове: «Те процессы, которые происходят в России, включая Кирилла Серебренникова, — это в целом позитивные процессы. В России происходит борьба с коррупцией»

33:55. О креативном классе: «Креативный класс, как и 45% российских граждан, считают, что можно не платить налоги и при этом у них есть право критиковать власть за взятки и коррупцию»

35:05. О Навальном: «Если люди долго против чего-то борются, то возникает Ленин, Мао, Сталин, Пол Пот и другие товарищи»

37:36. О подходящем преемнике Путина: «Из тех, кого можно было бы назначить, Герман Греф является наиболее правильным человеком»

39:40. Об условиях возвращения в Россию: «У меня есть проект. В какой-то момент я начну собирать на него деньги. Если я по каким-то причинам в Америке не соберу на него деньги, а в России смогу собрать деньги, но условием этого будет то, что я должен его сделать в Россию, я вернусь»

46:00. О том, как зарабатывает в США: «То, чем я зарабатывают на жизнь, — я консультирую российских предпринимателей»

Оригинал

Кто:

Павел Черкашин, 44 года.

Место рождения: Москва.

Венчурный инвестор, управляющий партнер фонда GVA, основатель Hack Temple в Сан-Франциско.

Женат, трое детей.

Где:

Лос-Альтос, Калифорния, США

Когда:

Ноябрь 2017 года

Главные вопросы:

Как обратить антироссийский хайп в Америке себе на пользу?
Можно ли купить церковь и сделать ее культовым местом для стартаперов?
Почему русским норм за рубежом, и не норм в России?

Главная фраза:

«Я управляю фондом в 120 млн долларов… А мои родители до сих пор меня считают неудачником, потому что я диссертацию не защитил».

О чем:

Про полуголые стартаперские вечеринки, митапы с пивом и пиццей, и церковь без священников.
Про русских программистов, которые круче индусских.
Про то, как в Калифорнии работают дагестанские деньги.

Оригинал

Андрей Дороничев, серийный предприниматель, руководитель направления виртуальной реальности в Google, создатель приложения Youtube Mobile, дал интервью The Bell

Часть 1 — «Русские норм!»:
Как устроена Кремниевая долине и конкурирует ли Google с Facebook.
Как заработать в России миллионы в 24 года, а потом все бросить, и начать с нуля.
Где в Праге можно купить колбасные обрезки, чтобы выжить, когда денег совсем нет.

Что круто и что некруто в Москве.


Оригинал

Часть 2:
Что чувствуешь, когда утром ты просыпаешься звездой Google.
Как стать миллионером в Google и хорошо жить в Сан-Франциско.
Почему виртуальная реальность — это не безумие.


Оригинал

Меня уже который день одолевают мысли, которые кому-то покажутся бытовухой. Но просто не могу молчать уже. На улицах Москвы наблюдаю невероятную, чудовищную грязь, просто разруху какую-то.

Вот один пример. Несколько дней назад каталась на велосипеде. Проезжаю, если судить по ценам на недвижимость, просто-таки элитный район Раменки (сейчас друзья покупают квартиру по рыночной цене 200 000 рублей за метр в совершенно обычном доме). И что же? Тротуары разбиты, повсюду грязь, мусор, газоны похожи на кашу, лужи по щиколотку.

Другой пример. Сегодня в собственном (не менее «элитном») дворе побоялась спустить собаку с поводка — в таком состоянии газоны! Битое стекло, бутылки, пакеты, картон, чего там только нет! Ни одного человека на улице, который бы это убирал, никого!

Несколько дней назад в час пик проехалась на метро — город стоял, а я опаздывала на «Эхо Москвы». Та же картина! «Пробка» на входе в м. Алексеевская, разбитые летницы переходов, повсюду грязь, мусор, никто ничего не убирает, даже не пытается.

Каждый раз, когда я все это вижу, во мне закипает ненависть к нашему неизбранному мэру. Городская власть не в состоянии организовать элементарное — уборку улиц, починку тротуаров. Дело даже не в том, что при старике Батурине такого не было. Но эти-то получили территорию, равную по площади Москве, и собираются ее осваивать! Во что они все это превратят?! И что будет дальше в наших дворах?!

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире