11:35 , 01 марта 2016

Мэрия Грозного намерена лишить мать ребенка-инвалида права на возвращенную ей судом квартиру

На днях я описывал, как уже много лет бывшая грозненка Людмила Станишевская не может восстановить свое право на жилье, захваченное чужими людьми. В комментариях к этому посту был и такой – мол «в Москве таких бытовых дел десятки тысяч». Странно читать подобное. Много ли в Москве квартир, хозяева которых были вынуждены их покинуть из-за того, что те сильно пострадали от обстрелов и бомбардировок? Много ли случаев, когда хозяева квартир были вынуждены бежать из города от вооруженного бандитского беспредела? Много ли случаев, когда в ремонтируемую квартиру въезжают вообще без каких-либо прав на это чужие люди и поселяются там? Когда АБСОЛЮТНО торжествует право сильного – того, кто с автоматом, или у кого родственники служат в полиции или какой-либо администрации?

Именно поэтому мы считаем что подобные «бытовые» дела – предмет нашего интереса и работы, так же, как и случаи похищений и пыток.
При этом не часто, но удается добиться успеха. Впрочем, к сожалению, успех бывает весьма относителен.

30 января 2014 года жительница Грозного Татьяна Попова, 1972 г.р., обратилась в местное представительство Правозащитного центра «Мемориал» с просьбой помочь ей вернуть квартиру, захваченную чужими людьми.

В 1989 году матери Татьяны Поповой от предприятия, на котором та работала, была предоставлена однокомнатная квартира в большом доме на ул. Восьмая линия в Старопромысловском районе Грозного. Первую и Вторую чеченские войны Татьяна с матерью пережили в Грозном, практически не выезжая из города. После смерти матери в 2000 году Татьяна переоформила ордер на квартиру на свое имя. Позже по требованию администрации района она обменяла этот ордер на договор социального найма. Однако жить в квартире она не могла, поскольку дом был серьезно поврежден во время боевых действий, и Татьяна с сыном-инвалидом, 2005 г.р., проживала в доме родственников.

В2011 году начался капитальный ремонт дома на Восьмой линии. Но переехать с сыном в восстановленное жилье Попова не смогла: оказалось, что в ее квартире без каких-либо на то прав жила некая Ж. Мусаева, которая якобы купила ее в 1996 году. Мусаева поменяла дверь в квартире и вставила новый замок.

С помощью юриста ПЦ «Мемориал» Татьяна Попова подала иск, в котором потребовала признать недействительной сделку купли-продажи квартиры, заключенную на имя Мусаевой, и обязать кадастровую службу аннулировать запись о регистрации ее права собственности на эту квартиру на основании договора купли-продажи. 20 октября 2014 года Cтаропромысловский районный суд заочно удовлетворил иск Поповой, признав договор купли-продажи 1996 года недействительным.

Однако, выяснилось, что еще в апреле 2012 года Мусаева продала эту квартиру З. Кадировой. Представляющий Татьяну Попову юрист ПЦ «Мемориал» подал иск с просьбой признать сделку от 4 апреля 2012 года между Кадировой и Мусаевой недействительной. Выяснилось, что в кадастровой службе, действительно, стояла запись о регистрации права собственности Кадировой на квартиру на основании договора купли-продажи. Однакоэта квартира была в муниципальной собственности, не была приватизирована, а значит, не могла быть предметом купли-продажи между гражданами.

14 октября 2015 года Старопромысловский районный суд Грозного удовлетворил иск Татьяны Поповой о признании договора купли-продажи между Мусаевой и Кадировой недействительным.

7 ноября 2015 года Попова подала документы на приватизацию квартиры, оформление которых пообещали завершить через два месяца. Однако в начале января 2016 года она получила уведомление из Департамента жилищной политики мэрии Грозного о том, что за ней числится долг по коммунальным платежам 54 тысячи рублей, и, если она его не погасит или долг не будет аннулирован, то ее лишат права на это жилье. В администрации Старопромысловского района Поповой сообщили, что процесс приватизации ее квартиры приостановлен из-за имеющейся у нее задолженности.

Откуда мог взяться долг такого размера — непонятно. Татьяна попыталась объяснить в мэрии, что электричеством она стала пользоваться с августа 2015 года, когда начала делать в квартире ремонт (жить она продолжает в доме родственников). А воды и газа там как не было раньше, так нет и до сих пор. Но ее не стали слушать и отказались разъяснить, из какого расчета взялся такой большой долг.
Более того, в мэрии сказали, что Поповой могут аннулировать долг, если до конца февраля она предоставит справки из коммунальных служб об отсутствии задолженности.

Сейчас Татьяна, мать-одиночка с десятилетним тяжелобольным ребенком, бегает по инстанциям в надежде собрать документы о том, что за время судебного спора и после него она не пользовалась коммунальными услугами.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире