Видим крупный заголовок: «По данным социологов, 76% проголосовавших поддержали поправки к Конституции». Отлично. А можно еще раз, поподробнее?

Речь об экзит-полле ВЦИОМ – опросе на выходе из избирательных участков. Обычно этот метод дает очень близкие к реальности цифры, с отклонением в 1.5— 2 процентных пунктов. Через три минуты после голосования люди еще не успели забыть, пожалеть, передумать или задним числом подстроиться под мнение большинства – и говорят интервьюеру правду. Голосовал так-то и так-то…
Про репутацию ВЦИОМ молчим – дело оценочное. Тут налицо сюжет поинтереснее.

В рамочном законе РФ «Об основных гарантиях избирательных прав…», ст. 46, пункт 3 сказано ясно: «В течение пяти дней до дня голосования, а также в день голосования запрещается опубликование (обнародование) результатов опросов общественного мнения, прогнозов результатов выборов и референдумов, иных исследований, связанных с проводимыми выборами и референдумами, в том числе их размещение в информационно-телекоммуникационных сетях, доступ к которым не ограничен определенным кругом лиц (включая сеть «Интернет»)».

Конец цитаты. Логика законодателя понятна: давным-давно известно такое явление, как «формирующая социология». Значительная часть избирателей (не все, конечно!), испытывая сомнения и неуверенность, склонны присоединяться к большинству. Поэтому, если социологи решительно заявляют, что четко выраженное большинство поддерживает ту формулу и против этой, то первая формула еще сильней укрепляет свои предвыборные позиции. Колеблющиеся (обычно их число составляет 10-20 процентов, но бывает и больше) подсознательно разворачиваются в сторону ожидаемого победителя: «Как народ, так и я». Именно поэтому основным российским законом о выборах в течение пяти дней до завершения голосования публикация опросных данных запрещена.

Но у нас ведь не выборы и не референдум, вы в курсе? У нас «общероссийское голосование» — неведомая процедура, никаким рамочным законом не предусмотренная и не регламентированная. Это важно. В.В. Путину стало тесно в формальных рамках конституции, потому что она нелицеприятно велит ему через неполных 4 года расставаться с властью. И ни на какой кривой козе с известным именем и фамилией этот запрет во второй раз уже не объедешь.

Следовательно, придется менять конституцию. Но чтобы ее убедительно поменять, необходимо развязать руки административному ресурсу. А ему, в свою очередь, тесно в рамках закона «Об основных гарантиях…». Закон ясно запрещает проводить референдум всего через месяц после начала кампании, не позволяет растягивать голосование на неделю, не позволяет лепить из вопросов «комплексный обед», гарантирует широкие права наблюдателей, защищает право на агитацию как за, так и против, право оппозиции на публичные выступления, на эфирное время и на многое другое, что мешает номенклатуре дышать полной грудью.

Э.А. Памфилова, которая, возможно, еще не забыла свои февральские слова про заимствование основных процедур «общероссийского голосования» из понятных и привычных гражданам прежних законов, попыталась робко напомнить, что лучше бы данные экзит-поллов до завершения голосования все-таки не публиковать… Мол, у нас так не принято… Но ее трепетные чувства были решительно откорректированы Д.С. Песковым. Который теперь у нас главный и по социологии тоже. А заодно и по голосованию.

Г-н Песков, вежливо отметив основополагающую роль Центризбиркома в подобных вопросах, тут же всем, включая основополагающий Центризбирком, отечески разъяснил, что публикация ВЦИОМ законодательству ничуть не противоречит. Ибо в речь вообще не о конкурентном процессе. Это ж не выборы, вы забыли? Социология лишь способствует информированию населения, а на его выбор никак не влияет…

Наверняка найдутся в нашем обширном Отечестве люди, которые поверят Д.С. Пескову и на этот раз. Хотя есть и некоторые отставшие от прогресса тугодумы, которые недопонимают. Как так: 20 лет социология влияла на выбор, а тут вдруг раз — и перестала влиять.

В этом-то всё и дело, товарищ! Власть, как в свое время КПСС, стремительно движется к светлому будущему, удваивает ВВП, превращает рубль в островок стабильности, строит победоносную углеводородную империю, дает отпор загнивающему Западу, удовлетворяет неуклонно возрастающие материальные и духовные запросы населения и колонизирует Луну. А народ, вот уже 20 лет с кряхтением поднимающийся с колен, что-то отстает. Вот сейчас они проведут свое «общероссийское голосование», развяжут себе руки и вплотную займутся его трудовым перевоспитанием. Давно пора. А то что-то разболтался.

Теперь по сути цифр. Для простоты считаем округленно, на пальцах. Организаторы экзит-полла имеют сообщить, что 75% голосовавших поддержали поправки; 25%, соответственно, нет. Опрос проведен на 800 избирательных участках из 25 регионов. (Участков вполне достаточно, а вот регионов лучше бы побольше; но это детали). Опрошено было на круг 165 тыс. человек – то есть примерно по 200 на участок. Выборка более чем солидная, вопросов нет.

На этом бы уважаемым социологам ВЦИОМ и остановиться. Но у них, на беду, сохранились пережитки прошлого в виде легкой примеси так называемой профессиональной добросовестности. Чтобы их совсем уж не гоняли пахучими тряпками на профессиональных встречах, они конфузливо оговариваются, что 30% опрошенных (опять округленно!) отказались отвечать на вопросы. После чего целомудренно умолкают: мол, Sapienti sat.

Действительно. Если почти треть избирателей стесняется сказать, в какое окошко они поставили галочку три минуты назад, это означает две вещи. Во-первых, налицо утрата социального доверия. Во-вторых, на самом деле «против» проголосовало значительно больше указанных 25%. Просто люди боятся или не хотят об этом сообщать. Если трудящийся от широкой патриотической души поддержал поправки и с чувством исполненного гражданского долга следует к любимому станку (или к месту проведения культурного досуга, если начальство поощрило его отгулом) – то с чего бы ему стесняться и молчать?!

Молчат (и озираются, крадучись вдоль забора) те, кто знает, что только что нанес предательский удар в спину любимому государству и его несгибаемому руководству, решительно ведущему нас от победы к победе. Вот они-то, эти человеческие отбросы, отравленные ядом либеральной клеветы и зараженные иностранным вирусом потребительства, и прячут глаза от интервьюеров ВЦИОМа!

Ничего, скоро их выведут на чистую воду. Дайте только разделаться с этим голосованием. А то нашим доблестным чекистам тоже стало тесновато. Разве со связанными руками обеспечишь государственную безопасность и прилагающийся к ней продовольственный паек? Им (да и нам тоже!) хотелось бы поточнее знать, сколько их, этих затаившихся врагов с пятым пунктом в пятой колонне скрывается на просторах любимой Родины?

Извольте; небось не бином Ньютона. Если 30% из 165 тыс. отказались отвечать, то в натуральных числах это примерно 50 тыс. Значит, представленное социологами соотношение голосов касается не всей выборки, а лишь тех 115 тыс., которые согласились разговаривать (165-50 = 115). Итого, в натуральных числах, 85 тыс. за поправки, 30 тыс. против.

Не будет избыточно дерзким допущение, что из 50 тыс., отказавшихся отвечать, против поправок голосовали заметно больше половины. Допустим, 30-40 тыс. Тогда получается что из общей выборки в 165 тыс. чел. около 95-105 тыс. (60-65%) скорее поддерживают поправки, а 60-70 тыс. (около 40%) скорее не поддерживают.

Почтенные социологи могли бы и сами привести эти нехитрые вычисления и рассуждения. Но тогда сыпется весь эффект «формирующей социологии», ради которого их выпустили на арену. Если люди видят, что 34 «за», и лишь 14 «против» – это сильный демобилизующий сигнал для критически настроенной публики. А если реальное соотношение ближе к 60:40, сигнал, наоборот, получается мобилизующим.

Особенно если иметь в виду, что речь о досрочном голосовании, в структуре которого по умолчанию содержится повышенная доля «приводного» электората. Да и сама по себе стыдная спешка с экзит-поллом и сливом цифр в паблик за три дня до официального «дня Х» – вопреки правилам и приличиям — говорит о том, что в кремлевском зверохозяйстве легкая паника. Усы вспотели. Дело идет не так, как ожидалось.

Неплохой повод, чтобы пойти на участок и добавить им в протокол свое «нет». А там уж пусть выкручиваются как сумеют: интересно будет понаблюдать. Что же касается официального результата, то футбольный опыт говорит, что иногда и поражение 1:10 смотрится как победа. В данном же случае, учитывая, что на вертикаль с отчаянной откровенностью работает вся избирательная, административная, репрессивная и пропагандистская система (включая казенных социологов), любой результат с долей «против» более 40%, будет восприниматься как провал и позор.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире