oreh

Антон Орехъ

06 ноября 2017

F
06 ноября 2017

Вячеслав Гапон

Мне вообще не нравится ситуация, когда человек находится где-то далеко, но при этом призывает своих сторонников выйти на улицу, лечь под танки, пойти на дубинки, биться до последнего, стоять насмерть и так далее. Назвать Вячеслава Мальцева Гапоном нашего времени я не могу. Потому что время другое, а попы нынче наоборот призывают народ к смирению и покорности. Назвать его агентом спецслужб, который должен спровоцировать народ, а власти потом закрутят гайки, я тоже не могу – просто не знаю, так это или нет.

Властям, в сущности, до сих пор не были нужны никакие особые поводы для закручивания. Они и теперь хватали людей по принципу лотереи. Если вам повезло, то ваша невинная прогулка по центру города закончилась дома в тепле и уюте. А если не повезло – то вы попали в обезьянник, несмотря на то, что только в обезьяннике узнали о существовании какого-то Мальцева. Сам тезис про революцию, которая должна состояться именно 5 ноября, был идиотским. Если бы Ленин объявил об Октябрьской революции 1917 года заранее, в 1913 году, еще до Первой мировой войны, то и никакой Октябрьской революции не случилось бы. Революции не делаются по расписанию и не планируются на пятилетку вперед. И если кто-то действительно уверовал в волшебный переворот, то эти люди напоминают мне адептов конца света, которые в Миллениум прятались в подвалы, рыли землянки и запасались продуктами на полгода, чтобы жить в укрытии до наступления лучших времен.

Я вообще не понимаю, что значит быть сторонником Мальцева. Потому что Мальцев сам не понимает, какую позицию занимает. Кроме лютой ненависти к Путину — на словах — и лозунгов про «фашистскую» власть, у него ничего нет. А до этого он успел поменять ориентацию пятьсот раз. Он был уже не молодым человеком, но совершал колебания такой амплитуды, словно он подросток. Мальцев похож скорее на человека с космическими амбициями и нетвердым сознанием, чем на коварного провокатора. Но эта история показала, что у подобных людей все же не так много сторонников. С другой стороны власть продемонстрировала, что к любому протесту относится очень серьезно и готова придушить всякое недовольство решительно и круто. И чтобы свинтить вас, ей даже не нужен реальный повод. Вот это важно на самом деле, а личность Мальцева – уже вторична.

27 октября 2017

(Не)культурный ЮКОС

Не стану повторять красивый неофразеологизм, что теперь поэт в России меньше, чем поэт. И схожесть по сути дела «Седьмой студии» с делом ЮКОСа для меня очевидна. Создается показательное дело, фигурантов лупят со всей дурацкой мочи, выдвинув при этом очевидно абсурдные обвинения. И тем самым все остальные работники отрасли понимают, что при случае им так же врежут сапогом между ног с разбегу.

После ЮКОСа у нас уже нет желающих в мире бизнеса демонстрировать политические поползновения. После дела ЮКОСа бизнес берет под козырек не то что при малейшей просьбе сверху, а при легком намеке, движении брови и прищуре Глаза батюшки Царя. Но чего хотят добиться от культурных деятелей? Бизнес – это точная наука навроде алгебры или физики.

В бизнесе цифры. Столько-то денег здесь, столько-то денег туда. Поделить активы в таких-то долях и процентах. Выделить на Олимпиаду или футбол столько-то рублей и столько-то нулей. А каков будет конкретный результат у деятелей культуры? Для чего их запугивать и строить в колонну по два? Чтобы не вякали? Чтобы не устраивали здесь всякий Театр.doc. и Центр Гоголь-Моголь? Бездарность, как известно, пробьется сама – ей помогать не надо. А талантливым людям действительно можно создать невыносимые условия для творчества.

Но даже в советские времена властям не удалось затоптать искусство при куда более жесткой цензуре. И что немаловажно, при советской власти не было интернета! Сейчас искусству не всегда нужно иметь физическое помещение со сценой, чтобы дойти до масс. Сцена вообще не более чем приятный бонус, потому что любой захудалый канал в Ютубе соберет зрителей больше, чем самый вместительный зал. Полицейская методика здесь не поможет. Не поможет еще и по той причине, что эти полицейские методисты люди без фантазии и творческий человек их всегда перехитрит. Однако вставить искусству кляп – это полдела. В идеале нужно, чтобы талантливые мастера искусств стали вам служить. И вместо всякого вольнодумства начали стряпать разную белибердистику типа кинофильмов «Крым» и «28 панфиловцев». Чтобы комплексно гадить нам на мозг. Через телевизор, через киноэкран, через книжки Мединского или Проханова.

Но в этом смысле искусство похоже на секс. Если объект не возбуждает, то ни черта и не получится. Не заставишь ты Серебренникова патриотические саги клепать. Не выйдет у него ничего, даже если вдруг попробует. И я еще раз вспомню про советский опыт. Чем больше пытались контролировать искусство, чем злее была цензура, тем быстрее власть разрушала саму себя. Совок, к сожалению, не пропал, но вот советская власть сгинула.

26 октября 2017

Я дам вам «Макарыч»

Концерн «Калашников» держит, прошу прощения, ствол по ветру. Понимая, что зарплаты у журналистов не очень большие, а обстановка тревожная, нам сделают скидку. Они нам сделают скидку, а мы им сделаем кассу. Накупим пневматики, и будем ходить на работу с кобурой.

Ситуация сама по себе абсурдная. Но если вам кажется нелепой идея Дмитрия Муратова вооружить всю «Новую Газету», то предложите альтернативу.

Вот Песков, например, вообще не видит необходимости как-то специально защищать журналистов. И я даже могу его понять. Убивают не только журналистов. А полудурок с ножом может придти не только в редакцию, но и в обычную квартиру. К каждому не приставишь охрану.

Введение какой-то отдельной уголовной статьи тоже не поможет. Потому что преступников останавливает не статья, а неотвратимость наказания. Если бы нормально работали уже существующие законы, если бы общество само по себе не находилось в состоянии истерики — то не нужно было бы ни журналистов защищать, ни делать нам скидки на пистолет «Макарыч».

Знаете, я застал еще уроки НВП в советской школе, и хотя с физподготовкой у меня было слабенько, но стрелял я хорошо. По мишени. А вот в живого человека не факт, что смогу. И даже не хочу представлять себе такую ситуацию, в которой пришлось бы в кого-то стрелять.

Но я повторяю еще раз: какова альтернатива? В «Новой газете» в разные годы погибли Юрий Щекочихин, Анна Политковская, Игорь Домников, Анастасия Бабурова. У нас на «Эхе» работают Сергей Асланян и Василий Уткин, на которых в разные годы нападали с ножом и не попугать хотели, а именно убить! Теперь напали на Таню. Нам ждать, пока всех перебьют, что ли?

И вот я вам скажу, что пистолет — это, конечно, хорошая штука. Но пистолет бессилен против слова. Слово поражает гораздо эффективнее. А нам приходится работать в обстановке травли и ненависти. И в такой обстановке ты не знаешь, у кого и когда что-то замкнет в башке.

Нас стравливают друг с другом и сегодня пропагандистом быть куда выгоднее и безопаснее, чем журналистом. Но не думайте, что все происходящее вас никак не касается. Потому что истерика заполнила все сферы жизни. И какой-то псих на грузовике с газовыми баллонами атакует кинотеатр, в который может пойти вообще кто угодно, любой из вас. А толпы ненормальных едут рядом с вами каждый день в автобусе и в метро. Журналисты просто на виду, на невидимой передовой. Поэтому мы и сталкиваемся с этим безумием одними из первых.

25 октября 2017

Милостью божьей

Как там говорил приятель президента по рыбалке и тренировкам? Свобода лучше, чем несвобода! Поэтому помилование лидеров крымских татар — это хорошо. И хорошо, что есть человек, который может по своему усмотрению кого-нибудь помиловать. Казнить, кстати, не может — а вот помиловать вполне.

А вы еще говорите, что у нас варварская страна и безжалостный авторитарный режим. Нами правит царь с полномочиями бога, но этот бог — милостив. Он всегда может передумать и поменять жизнь к лучшему. Вспомните, что ведь не так давно Турция была нашим злейшим врагом. Они убили наших летчиков, и мы прокляли Эрдогана. И теперь представьте, что мы с ним не помирились бы до сих пор — куда бы тогда мы отправили помилованных смутьянов Умерова и Чийгоза?

Но мы помирились, стали обратно друзья не разлей вода и в секретных переговорах с Украиной возникла удобная третья сила. Указы как будто были тайными. Хотя какой смысл писать тайные указы, если они немедленно становятся явными.? Но богу полагается быть таинственным и непостижимым. От этого его могущество кажется еще более всепроникающим. Впрочем, всякий поступок, тем более божественный, имеет причину и имеет последствия. Если, конечно, это не простой каприз. Но в данном случае — вряд ли. А причина в любом случае должна быть чисто прагматической и никаким милосердием здесь не пахнет.

В сущности, любой политический заключенный — это заложник и ценный актив, имеющий свою стоимость. Что и на что поменял здесь Путин с помощью Эрдогана я не знаю, но может быть Южный поток начнут прокладывать побыстрее или турецкие помидоры и шмотки заполнят еще несколько отечественный прилавков, задыхающихся от импортозамещения. К чему сейчас гадать, если скоро мы все сами увидим?

Ну, а последствия, если не считать Южного потока и помидоров со шмотками могут быть не такими простыми. Умеров и Чийгоз сейчас герои среди крымскотатарских активистов. Молчать они не станут, и в хоре противников России и аннексии Крыма появится два новых, сильных голоса. Их пример мало того, что сплотит крымских татар, уехавших из Крыма и недовольных новой властью, но и вдохновит тех, кто в Крыму остался, но властью все равно недоволен.

Однако Россия чувствует себя, видимо, достаточно уверенно и не боится никаких крымскотатарских активистов — хоть оборитесь там все. Хуже другое: Россия отрицает само наличие проблемы крымских татар. Сажая одних и выпуская других, она эту проблему никак не решает.

24 октября 2017

Перевернуть шоу

Перевернутое шоу не  перестает быть шоу. Я даже не уверен, что Ксения Собчак действительно сможет его перевернуть. Но то, что развлекательного в будущей, так сказать, предвыборной борьбе теперь станет больше, а содержания не прибавится – это точно.

Сценарий для Ксении пока не очень понятен. В ее штабе оказались неожиданные персонажи. То ли потому, что все другие отказались, то ли потому, что эти люди искренне верят в нужность данного прикола. Люди в штаб вошли не маргинальные, а вполне приличные, в целом. Но Собчак пошла еще дальше, показав Олега Навального, Алексея Пичугина, назвав Крым украинским, и вообще вела себя в новой роли, особо не стесняясь.

Это совершенно точно будет недешевая кампания. И совершенно точно у Ксении таких возможностей нет. Ей не обязательно брать деньги прямиком из бюджета. Мы знаем, что если хорошо попросить, то довольно быстро найдутся предприниматели, которые все поймут правильно и достанут из портмоне нужные суммы. Эти люди должны быть уверены, что здесь все чисто и что к ним «не придут врачи». И я думаю, что никто их по пустякам беспокоить не станет. Возникает закономерный вопрос: если Собчак действительно проект Кремля, то как Кремль допускает, чтобы кто-то на всю страну мог заявлять, что Крым украинский и требовать снисхождения к террористу Сенцову, убийце Пичугину, казнокраду Серебренникову, настаивать на регистрации Навального?

В чем тогда смысл? Мне кажется, смысл в том, чтобы именно эти все вещи и произнести. Но в устах Навального и Собчак они прозвучат по-разному. Ксения стала заложником своего образа. И ей из этого образа не выйти. Зюганов и Жириновский в сто раз более смешны, чем Собчак. Они в сто раз большие клоуны. Но их при этом считают политическими тяжеловесами и политиками федерального масштаба, а Собчак – не более чем «блондинка в шоколаде».

Если Навальный скажет про Крым или Сенцова – это будет политический вызов. Если скажет Собчак – это не более чем прикол. Превратить серьезные вещи именно в прикол. А всех, кто говорит эти вещи – в шутов. Перевернуть шоу кверх ногами, а потом вывернуть его задом наперед, а потом вниз головой, а затем как-нибудь еще. Но шоу не перестанет быть шоу. А выборы так и не станут выборами.

23 октября 2017

Норд-Ост. 15 лет

Мы на «Эхе» сейчас все держим кулаки за нашу Таню, и честно говоря, ни о чем другом думать в эти часы не можем. Но так уж совпало, что ровно 15 лет назад мы точно так же держали кулаки за Наташу Скопцову. Она была машинисткой в службе информации, а в тот страшный день вместе с сестрой Женей оказалась в числе заложников «Норд-Оста». Наташа спаслась, а вот ее сестра погибла.

История «Норд-Оста» навсегда развеяла лично у меня всякие иллюзии насчет важности нашей жизни для родного государства. Для государства нет ничего важнее, чем оно само. Государство — существительное, а все мы — прилагательное. Дмитрий Песков ответил на вопрос, почему Путин никак не отмечает страшную годовщину. У Путина, оказывается, свой график. А у нас, оказывается, для того, чтобы помянуть жертв терактов есть специальный день, день Беслана. Вот тогда и помянем всех.

Видите ли, какая незадача, очень уж много в стране за последние годы было терактов. Поезда, самолеты, дома, школы, больницы, метро — сотни трагедий, тысячи жертв. Очень много дат. Зачем людей огорчать, вспоминая каждого из погибших? Лучше всех скопом — так гораздо удобнее. Пусть будет всё в день Беслана.

Хорошо, пускай так и будет. Хотя ни хрена это не хорошо. Потому что так удобнее не для того, чтобы помнить, а для того, чтобы забыть! Однако если сейчас у Путина не нашлось времени в его плотнейшем графике для минуты памяти о жертвах Норд-Оста, стало быть он в день Беслана всех вспомнил? Так ведь нет же. Не помню я ни слов его, ни его изображения, ни скорби. И я понимаю почему.

Потому что каждая такая трагедия — это его лично поражение. Каждая жертва — это его личный провал. Как началось с «Курска» так и пошло. Где Путин — там победа, говорили нам. А где жертвы и кровь — там его никогда нет, и не будет.

Мертвых не вернуть, но живые имеют право знать. Родные имеют право на ответ, почему погибли их близкие. Этого ответа им не дали до сих пор. А погибли десятки людей в «Норд-Осте» потому, что власть тогда спасла не их, власть спасала себя. Спасала свои мундиры, погоны, лампасы. Показывала крутость и несгибаемость перед бандитами. Но вместо крутости получилось убожество, а бандиты и после «Норд-Оста» продолжали убивать.

И то, что через два года случился Беслан и следом за страшной трагедией в Москве произошла еще более кошмарная в Северной Осетии — это не случайно. По-другому просто не могло быть. Власть не хочет обо всем этом вспоминать. Власть хочет, чтобы и мы не вспоминали.

Но давайте оставаться людьми и не забывать о тех, кто погиб. Не только в день Беслана, но и в дни годовщин всех других трагедий. И не только в дни годовщин. Кроме нас с вами никто этого не сделает.



Если бы это было в моей власти, то я бы просто отменил все научные звания и степени. Ни кандидатов, ни докторов – никого не надо. Все это давно потеряло смысл, а после решения по Мединскому эта бессмыслица была оформлена юридически. Я бы попутно, кстати, отменил и все почетные звания вроде заслуженных артистов и народных учителей. Не степени и не звания красят ученого, артиста или педагога. Самое ценное, что есть у таких людей – это репутация. Мы никогда не забудем своего учителя, если его уроки пролетали, как одно мгновение и нам хотелось приходить на них снова. Мы не помним, какие именно звания формально имели любимые артисты, но мы помним все их роли и цитируем абзацами слова их персонажей. Лучших ученых мира точно так же цитируют лучшие научные журналы и сайты, на них ссылаются в своих работах коллеги. Вот это и есть репутация. Которая ни секунды не зависит от наличия или отсутствия диссертации. Звание кандидата или доктора наук стало синонимом слов «дурак», «шаромыжник», «прохиндей». И это особенно должно быть обидно честным ученым, которые тратили порою годы жизни для своих открытий и изысканий, написание работ и их защиту. Но в это же самое время сотни дураков, шаромыжников и прохиндеев занимались списыванием, читерством и шарлатанством.

А такие, как Мединский, ничего не списывая, рождали самодеятельный бред. И вот именно из-за таких людей все эти научные звания полностью дискредитированы. Иногда я задаю себе вопрос: а кто-нибудь в нашей стране вообще написал настоящую диссертацию или все только сдували и халтурили? Но, с другой стороны, прежде чем кто-то украдет чужие мысли, кто-то все-таки должен эти мысли сформулировать. Если есть грабители, значит, есть и жертвы грабежа. И пока несколько нормальных ученых честно трудятся, армия паразитов клепает фейки. Почему президиум ВАК, министерство образования и прочие ребята так рьяно защищают Мединского? Не только потому, что так велит политическая целесообразность. Но и потому, что Мединский такой не один. Я бы проверил научные труды, диссертации и звания тех людей, кто нынче спасли министра культуры от гражданской казни. Я почти не сомневаюсь, что и в работах этих людей мы нашли бы немало ахинеи. В свое время, когда тяжелую атлетику захлестнула волна допинга, было принято решение просто аннулировать все старые мировые рекорды, вне зависимости от того, были они установлены с помощью таблеток или часть достижений были, возможно, чистыми. Вид спорта был настолько опозорен, что верить не могли уже никому. И начали все с чистого листа. Поэтому я считаю, что и научные звания нужно отменить. Пострадают и добросовестные ученые, но у этих ученых зато никуда не денется репутация и уважение коллег и учеников. А у Мединского теперь не осталось вообще ничего, кроме никчемного удостоверения и публичного унижения.

19 октября 2017

Я за против всех!

По-человечески, вот чисто по-человечески, Ксения Собчак поступила некрасиво. Не потому что выдвинулась, а потому что врала, что не станет этого делать. Врать — плохо. А вот во всем остальном получилось смешно.

Теперь все стремятся подчеркнуть, что Собчак является проектом Кремля. Ну, да, является. Но у нас любой кандидат — это проект Кремля.
А Зюганов — нет? А Жириновский — нет? А этот, которого я забываю все время… Миронов! Миронов — нет?
Путин — тоже проект Кремля. Выборы как таковые — это проект Кремля. Они не имели, не имеют, и еще очень долго не будут иметь никакого отношения к тому, что является демократической процедурой голосования за различных кандидатов с абсолютно объективным подсчетом голосов.

Говорят, что Собчак хочет попасть на федеральные каналы. Так это и ежу понятно. Еще не все сообразили, что телевизор — это атавизм для пенсионеров и домоседов, и что интернет вскоре сожрет его к чертям, поэтому публичные артисты хотят быть в ящике.

Мы в ящике не были, нам трудно судить, а они были и привыкли. Вы бухаете и не можете перестать пить водку в пятницу вечером. А ведь это такая же зависимость, как и желание быть на экране у всех на виду.

Еще, конечно, говорят, что Собчак поставила крест на кампании Навального, в том смысле, что теперь-то его точно никуда не допустят. А так, значит, у вас еще были на этот счет какие-то иллюзии? Вот если бы не Собчак, то Алексей Навальный стал бы участником гонки за Путиным вместе в Зюгановым, Жириновским и вот тем мужчиной, которого я никак не могу запомнить… да, с Мироновым.

На Навального выдвижение Собчак не влияет вообще никак! Его цель не в том, чтобы попасть на выборы и набрать там три процента. Его цель создать шум, запустить непрерывный процесс, создать ячейки, штабы, сколотить армию болельщиков, завоевать симпатии молодых ребят. И все это у Навального получается — и получается очень неплохо. И реакция властей лучше всего это доказывает.
Собчак ни помочь, ни помешать ему ничем не может — это чушь.

А в Кремле, кстати, сидят одни дураки. Я не имею в виду кого-то конкретно, я — оптом. Они думают, что они хитрые. А в народе это называют простым определением «хитрожопый». Были бы там умные люди, они бы пустили на выборы и Навального, и Собчак, и чтобы они друг с другом боролись, и чтобы Собчак победила, и над Навальным потом можно было глумиться еще год, рассказывая, что он проиграл «Дому-2».

А так мы с вами просто посмотрим модифицированную версию шоу, в котором Путин томит нас, томит и наконец рассказывает, что все-таки соблаговолит быть нашим царем еще шесть лет, в котором Зюганов, Жириновский и мужчина, имя которого я окончательно забыл изображают соперников на подставках, Навальный яростно играет роль подпольного кандидата в изгнании, а Собчак — против всех.

Нам просто хотят сделать всё чуть веселее, чем было, а мы обижаемся.

18 октября 2017

Спасти доктора

Мединскому нужны шашечки. Мы вообще живем в стране, где шашечки иметь важнее, чем куда-то ехать. Зачем всем этим прохиндеям, которых тот же Диссернет ловит сотнями, ученые степени? Ну, вот зачем? Они богатые, знаменитые, у них золотая лепнина и автомобили с мигалками. Но вот, поди ж ты, непременно еще нужно быть доктором или хотя бы кандидатом наук. Мединский уже министр! Докторов – как собак нерезаных, простите, а министров намного меньше.

Владимир Ростиславович, министр – это круче, чем доктор наук! У вас уже все хорошо, у вас есть не просто шашечки, а настоящие шашки! Не усугубляйте вы свой позор! Министр – это заметная фигура. Фигура почти историческая. Мединский любит историю. Любит странною любовью, но это все равно любовь. И вот сейчас он в эту историю не входит, а вляпывается. Он уже поскользнулся, и вот-вот рухнет в ароматную жижу, именно этим и запомнившись потомкам. Был бы рядом с ним кто-то умный, уже подсказал бы красивый ход. Выйти к публике, выразить свое несогласие с общественным мнением, но при этом гордо сложить с себя научное звание, если это вызывает такой нездоровый ажиотаж. И если Мединскому так непременно нужно быть доктором исторических наук, то пусть на следующий же день сядет писать новую диссертацию. Ну, что-то же он знает об истории, в конце-то концов! Не обязательно брать могучие темы и развенчивать русофобов всех мастей. Была же у России и просто история. Черепки, монеты, берестяные грамоты, амфоры. Впрочем, про амфоры лучше тоже не надо. Про амфоры другой человек напишет.

Но никто не дал Мединскому хорошего совета. Никто не помог при плохой игре сделать хотя бы хорошую мину. Вместо этого внезапно вниз головой переворачивают Высшую аттестационную комиссию. Куда-то как бы пропадает диссертационное дело Мединского. Кто-то, наверное, срочно клепает обновленную версию автореферата. Даже пожар с Ленинке изобразили. Такие силы задействованы, такая смекалка приложена! Не удивлюсь, если 20 числа на рассмотрении дела Мединского нам торжественно предъявят усовершенствованные летописи, которые полностью подтвердят все, что писал Мединский в своей великом научном труде. И все это ради чего? Ради того, чтобы сохранить звание доктора! Пусть репутация будет полностью уничтожена, пусть надо мной ржут все вокруг, пусть ни один нормальный ученый мне руки не подаст – зато я доктор наук. Они свихнулись там все на шашечках. Шашечки заменяют им разум. И здесь уже не обойтись без доктора. Который придет с чемоданчиком и таблетками и окажет посильную помощь.

Если ваш ребенок участвует в политической жизни – это теперь будет опасно и для вас тоже. Если, конечно, ваш ребенок не вступит в Юнармию, в молодежную ячейку «Единой России» и прочие маргинальные структуры, полезные для его карьеры и благосостояния. Плохо участвовать только в оппозиционной протестной деятельности. Таким образом, МВД помимо прочего и сами протесты провозглашает опасными для страны. Не надо протестовать – надо соглашаться со всем! Начиная прямо со школьной скамьи. Любопытно и другое наблюдение. Полиция с тревогой констатирует, что протесты молодеют и на улицы выходит все больше молодежи! Значит, зрение нас не обманывает? А вот бы спросить у самих себя: а почему молодежь выходит на улицы и почему ее все больше? Начальник по борьбе с экстремизмом Тимур Валиулин говорит, что это из любопытства.

А в чем состоит это любопытство? Как Валиулин об этом узнал? И почему любопытство стало теперь опасной чертой характера? Кому, как не молодым быть любопытными. Вот Валиулин уже не мальчик, наверное, ему уже не любопытно ничего. У него сплошные догадки. В крайнем случае, то, что ему надо, он на допросе узнает. Но я не уверен, что допрос можно считать разновидностью любопытства. Так или иначе, родители и даже учебные заведения впредь могут понести ответственность за безобразное поведение отроков. А можно уточнить, какую именно ответственность? Что будет с учебными заведениями, где учатся неблагонадежные детки? Закроют школу и превратят в торговый центр? Отнимут глобусы, уволят директора и завуча? А может быть, страшное дело, урежут до неприличия щедрое финансирование из бюджета? У меня тоже ребенок учится в школе – я же должен знать, к чему готовиться на всякий случай? Ребенка исключат из школы или университета, а у мамы с папой отнимут паспорт, постригут наголо и посадят в КПЗ? Родителей выгонят с работы, заставят платить двойные налоги или работать без отпуска?

Какую конкретно ответственность мы понесем за своих детей? Не то, чтобы я был параноиком, но в нашей истории был период, когда члены семьи отвечали друг за друга. Тогда члена семьи врага народа могли на этом основании вообще расстрелять. Просто потому, что он родственник! При этом я предлагаю не ограничиваться поверхностными репрессиями. У нехороших юношей и девушек имеются не только родители, но и бабушки с дедушками, которые воспитывали их, быть может, не менее активно. Есть братья и сестры, дяди и тети, няньки у некоторых были. А еще соседи и друзья. Нельзя, чтобы отвечали какие-то отдельные граждане. Моральное падение ребенка – это дело всех, к нему приложили руку десятки людей — и наказывать нужно всех без исключения.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире