Межгосударственный авиационный комитет представил доклад о результатах расследования катастрофы самолета президента Польши Леха Качиньского под Смоленском 10 апреля 2010 года.
МАК пришел к выводу, что главной причиной падения самолета стал человеческий фактор – ошибки экипажа и давление на него со стороны высокопоставленных пассажиров, противостоять которому пилоты не смогли.

Кроме того, на действия экипажа мог повлиять находившийся в кабине главком ВВС Польши Анджей Бласик.
Экспертиза показала, что Бласик был пьян в момент падения самолета. Также роковую роль сыграла слабая подготовка пилотов президентского самолета.


***

Наши с вами рассуждения на тему, соответствуют ли истине результаты расследования катастрофы польского самолета, совершенно бессмысленны.
Потому что у нас нет под рукой всех этих бесконечных экспертиз, сотен томов допросов, стенограмм, «черных ящиков». У нас есть только отрывки этой истории, известные из газет, и мнения экспертов, которые высказываются просто потому, что должны же эксперты что-то говорить – иначе какие же они эксперты.

Реальную оценку катастрофе на всей земле способно дать считанное число профессионалов.
А интересует она миллионы людей. И не имея возможности судить объективно, мы судим эмоционально.
Так вот эмоционально эта катастрофа совершенно неожиданно дала нам с поляками шанс на нормальные отношения. Наши власти вообще впервые показали что-то похожее на человеческое лицо. Наши граждане переживали горе поляков искренне и массово. Поляки впервые за долгое время увидели в нас не врагов, а обычных людей.

Я уверен, что признание расстрела польских военных под Катынью сталинским преступлением было бы невозможно без этой трагической аварии.
Эта горькая история парадоксально и счастливо сблизила две враждебные страны. Нужно было только поставить точку. Так, чтобы результаты расследования не вызывали вопросов и все остались удовлетворены этими результатами – в первую очередь польская сторона.

И вот я не уверен, что выводы МАК ее удовлетворят.
И даже не потому, что наши следователи что-то скрыли или исказили. А по тем же психологическим причинам. Получается, что пилоты были плохими, на них давил пьяный генерал и поэтому все погибли.
Поставьте себя на место поляков, и вы поймете, что никогда не признаете такой вариант ответа.

Эта катастрофа стала политической, значит, и вывод надо было делать политический.
Даже в ущерб некоей высшей истине. А политически корректный вывод состоял бы в том, чтобы признать, что в чем-то были виноваты польские пилоты и генерал, в чем-то виноваты мы сами.
Общая беда и общая ответственность.

Проблема в том, что тогда пришлось бы обвинить в катастрофе и наших диспетчеров.
Но если с пилотов и генерала Бласика уже не спросишь, потому что они мертвы, то диспетчеры живы, и им пришлось бы нести реальное наказание. И они оказались бы единственными реально наказанными.

На такой компромисс МАК пойти не мог и во всем обвинил покойников.
По-человечески правильно, а политически будет скандал.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире