Уехать или исчезнуть. Такую альтернативу видит Михаил Ходорковский для изданий, которым он оказывает поддержку. Потому что не может требовать от людей идти на амбразуру. Это здравая человеческая позиция. Потому что легко призывать к героизму других, если сам ты в относительной безопасности.

По этой причине меня всегда бесили призывы политэмигрантов к нам, живущим здесь, выйти на площадь, лечь костьми, броситься под танки, осадить Кремль. Вот ты приезжай сюда сам и ложись костьми!
Ходорковский, кстати, в свое время мог уехать, но не уехал и сел в тюрьму. Навальный — мог остаться в Европе, но вернулся и сел в тюрьму. В России давно уже не шутят с тюрьмой.

Поэтому да, вариантов осталось мало. Закрываться и надеяться, что тебя после этого не посадят. Хотя Андрей Пивоваров распустил организацию, но все равно оказался за решеткой… Ну, или уезжать из России и работать за рубежом. Писать, говорить, показывать. Уверен, что многие согласны на такой вариант. Кому-то он даже понравится, потому что будешь жить в цивилизованной стране, заниматься там любимым делом и при этом еще не придется ждать стука в дверь в шесть утра, когда приходят с обысками.

Но у работы за границей есть два важных минуса, которые на этой работе всё равно рано или поздно скажутся. К голосам из-за бугра у нас принято относиться с недоверием. Свои могут упрекнуть в малодушии, а чужие назовут тебя агентом противника, вещающим из вражеского гнезда. Но главное, что сложно работать на аудиторию родной страны, если ты в ней не живешь! Если каждый день ты не проходишь через весь тот же опыт, через который проходит твоя публика. Не видишь, как дорожает морковь, как растут тарифы, как вокруг все ходят без масок, пока смертность каждый день бьет рекорды.

Ты можешь опираться на чужой опыт, на чьи-то рассказы и свои воспоминания, которые с каждым днем будут устаревать. У нас же и Путин выглядит абсолютно отсталым человеком именно потому, что реальной жизнью не живет четверть века.

Журналист себе этого позволить не может. Но современный честный российский журналист скоро не сможет себе позволить заниматься своей профессией, оставаясь здесь. Нас ждут времена, когда полноценная работа на родине невозможна, а в качестве альтернативы останется суррогатная работа за границей. Пострадает ли от этого журналистика — вопрос риторический. Но еще очевиднее от этого пострадают люди, которые останутся без адекватной картины миры, которую обязана создавать независимая пресса.

Telegram Ореха работает из России



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире