Модель Кюблер-Росс выделяет пять стадий принятия. Эту модель можно распространить и на отношение власти к смертности от коронавируса. Мы начинали с отрицания. Умирали повсюду, но не у нас. Русских этот вирус не брал, и мы как-то совсем не по-православному злорадствовали, когда показывали переполненные палаты и морги где-то не в наших краях. Потом был гнев. За информацию об истинном положении вещей в больницах, о реальном количестве погибших, стали наказывать по особой статье, как за фейки.

А поскольку про ковид всё равно толком на сто процентов ничего не понятно до сих пор, то фейком можно при желании признать какую угодно информацию или точку зрения. Сейчас мы, судя по всему, подошли к третьей стали – «торговле». Когда что-то признать уже можно. Главное — «не нагнетать», «не драматизировать», не «преувеличивать». Но избыточная смертность с момента начала пандемии в России составила 120 тысяч человек и это почти в четыре раза больше, чем сообщают официальные источники о смертности от коронавируса. Конечно, не вся прибавка полностью приходиться на смертность от вируса.

К сожалению, наша медицина не может лечить и спасать вообще всех больных. И бросив силы на ковид, медики не успевали лечить сердечников, онкологию и много других болезней, от которых люди, как умирали, так и продолжают умирать – и наверняка умирают даже чаще. Но всё равно, даже эти потери косвенно можно считать потерями от пандемии, потому что в нормальных условиях не пришлось бы перепрофилировать больницы, перебрасывать врачей и персонал, откладывать тысячи плановых операций и удалось бы спасти тех, кто остался без помощи из-за этого ковида.

Проблемой стал не только вирус. Проблемой стала медицина, на которой изо всех сил экономили – особенно, конечно, в регионах. Мы готовились к войне с воображаемыми монстрами, а реальная война развернулась в больницах, и к этой войне страна оказалась готова плохо.

Проблемой стало враньё. Потому что в России цифры важнее людей. Главврач боится давать цифры, потому что его отругают, мэр или губернатор боится давать цифры, чтобы наверху не подумали, что он плохо работает.

Наверху не хотят давать настоящие цифры, потому что в России нет серьезных проблем, а есть только временные трудности. И опять-таки, если официально признать подлинный масштаб бедствия, то встанет вопрос и о масштабах помощи населению.

Поэтому при любой статистике нам все равно станут говорить, что всё под контролем, а, в крайнем случае, снова будут показывать заграничные больницы и морги.

Пять стадий принятия готовят человека к смерти. Но мы все-таки надеемся выжить. Ждём какую-нибудь вакцину. И опасаемся, что нас снова обманут. Что главным при выборе будет не эффективность этой вакцины, а ее происхождение.

Что важнее будет прививать всех российским препаратом и выдать как можно более впечатляющие цифры, чем спасать людей, признав, что заграничная вакцина может быть не хуже, а то и лучше нашей. Привычка к обману, сомнение в любой официальной информации сидит в нас крепче любого вируса и переживет и теперешний ковид, да и нас всех, боюсь, тоже.

ПОДПИСАТЬСЯ НА ЖИВОЙ ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире