Ой, не знаю, братцы! Дела Шестуна очень мутное какое-то. Я обеими руками за борьбу с коррупцией. Всё время хочется употребить фразы типа «все воруют» и «все берут» и это, к сожалению, будет не очень далеко от истины. С другой стороны, когда внезапно начинают какого-то высокопоставленного чиновника дербанить на предмет взяток, откатов и прочего незаконного обогащения, возникают сомнения: действительно ли это именно борьба с жуликом или под видом борьбы с жуликом просто сводят с ним счеты и делят фонды и потоки? Система своих не бросает. До тех пор, пока свой ведет себя правильно.

Хотя, конечно, нужны и показательные казни, чтобы продемонстирировать народу, что власть всё видит, не сидит сложа руки и рубит карающим мечом наглые рожи. У Шестуна нашли 676 объектов недвижимости. Это по размеру как небольшой город. 22 автомобиля. До шейха Брунея, конечно, еще очень далеко, но по серпуховским меркам – нормальный такой автопарк. Всего имущества у Шестуна изъяли столько, что в сумме получилось как у пресловутого полковника Захарченко, не менее пресловутого подмосковного министра Кузнецова и гнуснопрославленного губернатора Хорошавина. Поураганил, так сказать, районный управитель.

Ну, а куда же вы всё это время смотрели, следователи, чекисты, контролеры? Только когда у Шестуна кончилось пространство во дворе и его автомобили по всему городу стали парковаться вы внимание на него обратили? Только когда он скупил половину Серупхова? Только когда в округе ничего, кроме Шестуна не осталось – только тогда вы его заметили? Или все-таки в тот момент, когда Шестун начал сперва потихоньку, а потом открыто ругаться на губернатора Воробева? Или когда на фоне диких подмосковных схваток вокруг мусорных полигонов Шестун не только разрешал протестные акции у себя в районе, но даже сам на них открыто появлялся?

Опять же, не уверен, что делал он это от своего экологически чистого сердца, но людям важно было выйти на легальный протест и Шестун дал им такую возможность. К людям он и апеллирует теперь. Потому что «друзьям всё, а врагам – закон». Два года в СИЗО – это голодовки, жалобы на скотские условия, лишения и произвол. Через это в России проходят тысячи. Еще даже не осужденных, формально не преступников, но уже попавших в замес пенитенциарной системы. Чтобы каждый знал свой шестун. И в финале требование 20 лет колонии строгого режима. Такие приговоры дают самым жестоким бандитам.

По факту 20 лет строгой колонии – это отстроченная, растянутая по времени смертная казнь. Более чем показательный процесс. Даже если ты владеешь сотнями домов, десятками автомобилей и миллиардами рублей, у тебя на самом деле нет ничего, когда ты начинаешь вести себя неправильно. В России есть люди, которые глядя на все богатства Шестуна, только посмеются и назовут его нищим. Но с этими людьми ничего не случится. Потому что они знают как и с кем себя вести и свой шестун тоже знают.

ЧИТАТЬ ОРЕХА В ТЕЛЕГРАМЕ



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире