29 октября – единственный день в году, когда хотя бы полуофициально в России принято вспоминать ту часть нашей истории, которая полностью изменила нас. Можно сказать, что всех нас, потому что даже те, кому сейчас под сто лет, застали Большой Террор подростками и дух времени не мог не впитаться в них всё равно, даже подсознательно. Наша страна живет прошлым. Погрузилась в прошлое настолько, что кажется, что мы каждый день идем на штурм рейхстага. Празднуем уже по два дня Победы в году. В моей районной газете по две полосы каждый раз про георгиевские ленты и всё в таком духе. Мы зациклились на Победе в войне, забыв даже про достижения, не говоря уж о позорных и трагических страницах.

Евгений Ройзман посчитал, что в его Екатеринбурге на полях сражений погибли 21397 свердловчан, а НКВД расстреляло в 1937-1938 — 20787 человек. Свои убили народу столько же, сколько фашисты! Но памятников жертвам репрессий – единицы. Ни улиц, ни площадей в их честь не называют. Мы вспоминали про них в последнее время разве что в связи с делом Юрия Дмитриева. Которого сейчас выставляют педофилом и черт знает кем во многом потому, что Дмитриеву было не всё равно, он копал в прямом и переносном смысле и докопался до такого ужаса, что власть начала мстить ему за эту правду и попутно реально фальсифицировать историю!

А сколько гадких эпизодов было связано с проектом «Последний адрес»! Маленькие таблички с именами реальных людей, которые жили в этих домах, входили в тот же подъезд, в который входите вы, видели из окна тоже – ну, или почти тоже – что видите вы. Они, как и вы, ни в чем виноваты не были. И в один страшный день черная рука просто вырвала этих людей, абсолютно случайных, из привычного быта и задушила, раздавила, исковеркала жизнь их близким, а порою и близких уничтожила. И сопротивление идет не только от власти. Которая с одной стороны не любит говорить о бедах и трагедиях, а с другой стороны, в душе-то считает, что всё тогда правильно делалось. Но сопротивление идет и от жителей этих самых подъездов. В Питере, кажется, сказали, что с табличками дом станет похож на кладбище. Нет, не таблички превращают дом в кладбище. В кладбище дома и подъезды превращали палачи, имена которых в этот день тоже не плохо бы называть. Начиная с самого главного злодея, самого главного мерзавца в нашей истории – Иосифа Сталина. 29 октября – это день, когда всё-таки можно вспомнить замученных и убитых, вспомнить тех, кто прошел лагеря и выжил в нечеловеческих условиях. Вспомнить тех, кто добывал ту Победу, а сам потом оказался в ГУЛАГе. Говорят, что не так и много было жертв. Подумаешь, сотни тысяч. Действительно — если вспомнить, как родная страна расходовала человеческие жизни миллионами направо и налево. И эти миллионы слились в какую-то массу. Поэтому так важно называть имена. Назову и я имя своего прадеда, Минаева Алексея Калиновича, репрессированного в 1938 году.

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире