По масштабу катастрофы сообщения из Дагестана стали напоминать давешние сводки из Италии. Хаос, тотальное заражение, трупы. Так что Дагестан – это наша маленькая Италия, с поправкой на российскую специфику. Но как-то и правда сразу все навалилось. В официальной статистике по Дагестану было меньше тридцати, кажется, умерших. А потому вдруг сообщают, что одних только врачей в республике погибло сорок человек. Известный дагестанский футболист с ужасом говорит, что в больницах места освобождаются только после того, как покойников выносят.

Да что говорить: умер тренер сборной России по борьбе, в тяжелейшем состоянии отец Хабиба Нурмагомедова: Хабиб — самый знаменитый дагестанец в мире, и уважение к борцам и тренерам здесь огромное. Но даже самых уважаемых людей не могут уберечь. Это катастрофа. Как и специальное совещание по Дагестану у Путина и как глава Дагестана Васильев, сидящий в маске. Не секрет, что Дагестан – один из самых социально неблагополучных регионов. При этом очень тесное семейное общение, близкие связи с соседями. Там свадьба на 300 человек – это, считай, что никто не пришел. Не могло не полыхнуть. И при этом Дагестан – один из самых религиозных регионов страны. Там религия – это не как тут у нас: иконки в машинах, цацки на шее и куличи с яйцами. Это настоящая вера. Ураза-Байрам – важнейший праздник. Нельзя не отметить! Но и отмечать так, как привыкли столетиями – смертельно опасно. Ни христианский Бог, ни мусульманский не приказывает своим последователям идти на смерть ради соблюдения обряда. Все мы смертны и перед Господом предстанем в свой срок, но надо ли торопиться? Путин просит остаться дома. Распоряжения президента и его просьбы в последнее время стали совершенно необязательны к исполнению.

Но именно на примере Дагестана это будет очень интересно. Священники РПЦ массово игнорировали здравый смысл, зазывали народ в храмы и проклинали самоизоляцию. В результате храмы и монастыри превратились в рассадники инфекции, а сотни верующих после Пасхи и просто походов в церковь, слегли с вирусом. РПЦ фактически имеет статус государственной церкви, а православие – государственная религия. У ислама такого статуса нет. Но влияние на верующих здесь намного выше, чем в условно христианских регионах России. Священнослужители могут стать союзниками власти, а могут фактически пойти против нее. Причем, ситуация такова, что от самой власти здесь уже мало что зависит.

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире