Я внимательно следил за проектом Андрея Павленко, слушал подкасты, смотрел видео. «Проект» — странное слово для того, чтобы описать процесс борьбы человека со смертью. Но Андрей сделал историю своей болезни и смерти публичным делом. Почти два года он был вместе с нами и со своими пациентами, а мы мысленно были с ним. Я испытывал все эти месяцы очень непростые чувства.

Рак забрал у меня близких людей и я очень хорошо представляю на личном опыте, что испытывает человек: его страх, отчаяние, надежду, снова отчаяние и снова страх и надежду. Что чувствуют люди, когда не понимают, куда бежать, как быть, есть ли у них шанс на жизнь?

Андрею было в чем-то гораздо легче, чем подавляющему большинству других онкологических больных. Он точно понимал, что с ним происходит, точно знал, что делать, знал, кто, где и как будет его лечить. Он не был лишен элементарного врачебного и человеческого внимания к себе. Ему не пришлось пройти через недели и даже месяцы метаний и ожидания, не пришлось платить не пойми кому и за что несусветные деньги. Но при этом Андрею пришлось куда тяжелее, чем подавляющему большинству онкологических больных. Он продолжал работать, лечил и спасал других, не зная, выживет ли сам. Он проводил кучу семинаров, лекций и ни на секунду не мог выбросить эту болезнь из головы. Она убивала его, а он ею жил.

Он добровольно взял на себя функцию, которую могли и должны были взять другие люди. Разрезать-то человека у нас могут хорошо, врачей в России по-прежнему готовить умеют. Но еще нужно вовремя поставить диагноз, нужны знания о профилактике, нужна психологическая помощь – потому что душевные страдания больных раком не менее тяжелые, чем физические. Я уже не говорю об отсталой инфраструктуре, нехватке клиник, специалистов, лекарств, отсутствии реабилитации, о том, как ловко бесплатная медицинская помощь в России превращается в тотальное разорение больных и их семей. Эти проблемы Андрей Павленко решить не мог. Но своим примером он поддерживал тысячи людей. Объяснял, давал конкретные ответы на самые страшные вопросы.

Я уверен в том, что за эти почти два года он спас не только тех, кого непосредственно оперировал, но и помог спастись тем, кто следил за его проектом. Этим людям не пришлось терять время и совершать ненужные, лишние действия. А в борьбе с раком время – решающий фактор, здесь нельзя упускать ни одного дня. Такие проекты нужны в любом случае, в любой, даже самой развитой стране. Лишних знаний не бывает нигде.

Но Андрей Павленко жил, работал и умер в стране, где нет не только лишних знаний, но часто отсутствуют самые необходимые. И до последней возможности он боролся не только за свою жизнь, но и за жизни тысяч знакомых и незнакомых ему людей. Спасибо ему за это!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире