Была в прежние времена такая новогодняя традиция. Газовые чиновники и профильные министры России и Украины собирались в Москве в офисе «Газпрома» и до самых курантов вели переговоры. Ситуация всякий раз считалась критической, грозящей срывом поставок в Европу, замерзанием украинцев, прорехой в нашем бюджете и бюджете Украины тоже. Но всякий раз появлялся какой-то Дед Мороз, возможно даже со Снегурочкой, и вопрос волшебным образом решался. Чиновники и министры выпивали шампанское, журналисты, освещающие всё это шоу, спешили к семьям и ёлкам, трубы наполнялись топливом, а казны деньгами.

Сейчас мы с Украиной возрождаем эту добрую традицию. Некоторый элемент абсурдизма в этом, конечно, присутствует. Две страны с одной стороны воюют, а с другой стороны ведут переговоры, подписывают бумаги, платят миллиарды. И одно с другим легко уживается. Но, конечно, лучше, когда кроме стрельбы с обеих сторон есть еще что-то, а разговаривают не только пулеметы, но и люди. Этот год подарил нам еще одну традицию. Россия и Украина – а по факту это, конечно, именно так и называется – обменялись военнопленными, и сделали это несколько раз и собираются делать снова. Война когда-то должна закончиться и ее завершение невозможно без таких обменов. Несколько десятков человек вернулись домой не в гробах или пластиковых пакетах, а живыми.

31 декабря случилось еще одно поразительное даже событие: Путин и Зеленский поговорили по телефону. Вообще, у лидеров разных стран телефонные разговоры не то что у нас – сняли трубочку и поболтали о том, о сём. Это целый ритуал, это действо, наполненное глубокими смыслами. На это надо решиться, сам факт разговора может значить больше, чем его содержание. Президенты России и Украины не поздравляли друг друга с Новым годом шесть лет. А шесть лет назад в Киеве был Янукович. Чтобы поздравить его, Путину и звонить-то не обязательно – Виктор Фёдорович, говорят, живет здесь, у нас, неподалеку, в шаговой доступности. За эти шесть лет мы говорили об Украине больше, чем о своей собственной стране. Мы так хотели, чтобы она была с нами, что возненавидели ее всей душой. Мы испытывали к ней такую братскую любовь, что были готовы убить. И, кстати, среди прочего, и убивали тоже. В 2019 про Украину начали говорить не то чтобы меньше, но с меньшим остервенением. Шутки над Зеленским переросли в шутки самого Зеленского, а потом про него начали говорить иногда даже всерьез. И получилось, что с комиком без опыта работы договариваться проще. И нам проще и ему проще.

Я не так наивен, чтобы произносить тосты за примирение двух стран в 2020 году. Для примирения понадобятся, боюсь, уже даже не годы, а десятилетия. Но мне хотелось бы, чтобы в 2020 году мы с украинцами сделали хотя бы маленький шаг вперед, а не назад. Уж простите мне нынче пафос и сентиментальность. Но в Новый год сентиментальность и пафос уместнее, чем во все прочие дни.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире