18:27 , 26 октября 2018

16 лет прошло, Владимир Владимирович

16 лет прошло с того дня, как слово «Норд-Ост» перестало быть морским направлением и названием прекрасного мюзикла. «Норд-Ост» — это теперь одно из самых страшных слов в русском языке. Когда лично знаешь людей, которые стали участниками трагедии, конечно, воспринимаешь все иначе, и поэтому 16 лет – всё равно не срок.

В заложниках была наша эховская машинистка Наташа Скопцова и ее сеатра. Наташа спаслась, а сестра погибла. Замечательная Лена Казаринова играла в том спектакле – просто в этот день была не ее очередь выходить на сцену. Она с друзьями думала, что делать. И они просто пришли на Дубровку, стояли у оцепления и пели – чтобы хотя бы так, хотя бы невидимо, на расстоянии поддержать своих товарищей. Ну, как можно равнодушно вспоминать обо всем этом! Но я хочу сказать, что «Норд-Ост» для меня это еще и день, когда не осталось никаких иллюзий насчет нашей власти.

Путин правит нами скоро как 20 лет, но уже 16 лет у меня нет про него никаких сомнений. К тому моменту вовсю шла Вторая Чеченская, начавшаяся со взрыва домов, «утонул» «Курск», разгромили НТВ. В принципе многое было понятно. Что правление это будет жестким, а люди для правителей – это фигурки или статистика. Что живые, что мертвые – разница не принципиальна. «Норд-Ост» был страшен тем, что на виду у всего мира. Выбирая между людьми и престижем, власть открыто, демонстартивно выбрала свой престиж. Главное не заложников спасать, а чтобы террористы не ушли. Поэтому бандитов ликвидировали, а как и от чего спасать людей врачи не знали — и ни мы, ни пострадавшие не знаем этого до сих пор. До штурма от рук боевиков погибли пятеро. После штурма умерли десятки. Просто угробили. Потратили как скрепки или пластиковые стаканчики. И в свидетельствах о смерти им ставили прочерк. Был человек – и нет человека. Никто не ушел хотя бы в отставку, никого не наказали. Зато список награжденных едва не превысил список жертв. Потому что награждали не за спасение заложников, а за спасение большой государственной задницы.

Потом будет Беслан – трагедия еще более жуткая, если, конечно, здесь вообще уместны сравнения. Будет еще много терактов и жертв. Но эта наша власть всегда делала один и тот же выбор – спасая себя, а не нас. И до сих пор уникальным в нашей истории остается Буденновск. Когда Черномырдин снял трубку и позвонил Басаеву. Многие сейчас скажут, что власть тогда прогнулась перед бандитами. Что же, скажите это в лицо тем сотням людей и тысячам их близких, кто остались живы, благодаря тому звонку Черномырдина. И скажите хоть что-нибудь близким погибших в Норд-Осте. 16 лет прошло, Владимир Владимирович.

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире