Еще раз приходится писать про этот чертов допинг, который, кажется, уже окончательно заменил сам спорт. И еще раз подчеркну важные вещи. Источником наших неприятностей изначально стали мы сами. Когда ради побед и медалей устроили бедлам. Когда ради побед и медалей посадили руководить антидопинговой лабораторий Родченкова — человека с полууголовным прошлым и странными завихрениями в мозгу. Тогда это нас вполне устраивало, а Родченков получал правительственные награды.

Мы подставили собственных спортсменов, а потом просто бросили их, когда все всплыло. И вместо того, чтобы признать вину тех, кто действительно принимал допинг и защищать тех, кого стали сгребать уже до кучи, мы всеми силами спасали Мутко и пытались сохранить свое так называемое лицо, а на самом деле задницу.
А потом уже — да, инквизиция вошла во вкус. Русский допинг стал таким же жупелом, как русские хакеры, на которых списывают все проблемы на всех выборах во всех странах.

МОК опубликовал 17 критериев, по которым российские спортсмены могут быть не допущены на Олимпиаду. И я снова вынужден повторить уже сказанное: любой человек имеет право на справедливое судебное разбирательство. Никто не должен нести ответственности за других, никого нельзя наказывать по принципу коллективной ответственности — «за компанию».

Любые сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого. Суд должен доказывать вину человека, а не человек должен доказывать свою невиновность. Это базовые критерии — но не МОК — а Правосудия в любой демократической стране. И насколько же 17 параграфов МОК им соответствуют? Часть — вполне соответствует. Часть не соответствует точно. А часть вообще непонятно как трактовать.
Но совершенно точно об этих критериях мы — а главное спортсмены! — должны были узнать не за две недели до Игр! И не после того, как решения приняты.

Я допускаю, что у МОК были веские причины не пускать в Пхёнчхан Устюгова, Шипулина, Ана и других. Но тогда по каждому конкретному человеку должен быть представлен подробный публичный анализ. Вот вам Шипулин — а вот те критерии, которым он лично не соответствует. А Шипулин должен иметь возможность и время для апелляции! Разве судебная процедура должна выглядеть как-то иначе?

Но отказ уже фактически есть, объяснения причин нет, возможности оспорить что-то — тоже нет. Как нет уверенности и в том, что даже тех, кого пригласят на Игры, не будут сняты перед стартом или прямо где-то на лыжне. И всплывут еще какие-то критерии и данные, о которых мы впервые услышим.

Гораздо больше Ореха хорошего и разного читайте в Телеграме



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире