В истории с обвинениями и розыском Михаила Слободина мы пока находимся в начальной стадии изумления. Когда уже понятно, что закрутилась какая-то дико интересная история, но еще не понятно какая и вокруг чего. Обыски в «Ренове» — ага, Вексельберг! Хотят прижать очередного богатея, передел собственности, новый знак бизнесу, чтобы прогнулись еще сильнее. А может, не Вексельберг, а действительно воровство в Республике Коми? А может, и не Вексельберг, и даже не Коми? Может, это самого Слободина надо по какой-то причине взять за мягкие отсеки организма и добиться от него чего-то нам еще неведомого? Типы реакции могут быть пока тоже различными. Первый тип: все, что делает власть – плохо и преступно. Если она кого-то арестовывает, значит, этот человек хороший, значит он ни в чем уже точно не виноват, значит, тут можно поискать даже политику. Второй тип реакции: показательные поимки отдельных жуликов, чтобы увести внимание от жуликов настоящих, от друзей и соратников харизматического лидера страны. Третий тип реакции, самый скучный: они действительно вышли на крупного взяточника и действительно хотят его посадить. Потому что какая бы белиберда в стране не происходила, в России время от времени все-таки ловят убийц, коррупционеров, взяточников и прочих нарушителей закона. Типы поведения подозреваемого могут быть тоже самыми разнообразными.

Первый и самый характерный: бежать, куда глаза глядят и засесть в условной Ницце, в Лондоне или еще где-то, не желая возвращаться домой ни под каким видом. Причем, не столь важно, виноват человек на самом деле или нет. У невиновного ровно столько же шансов оказаться в России в тюрьме, как и у виноватого. У невиновного, быть может, шансов даже больше! Но можно пойти и трудным путем: несмотря на всю тяжесть обвинений – остаться в стране или вернуться в страну из-за границы, чтобы предстать перед широкоглазой Фемидой. Этот путь как минимум свидетельствует о смелости подозреваемого. И в большой степени свидетельствует о его подлинной чистоте перед законом. Чтобы гражданин, которому вменяют взяток на 800 миллионов и который эти взятки действительно давал, тем не менее, сам явился к людям в мантиях и погонах – для этого надо окончательно оборзеть. Так что те, которые несмотря на тяжесть обвинений, встречают опасность лицом к лицу – люди скорее всего невиновные и наверняка отважные. Когда-то не захотел убегать Ходорковский, хотя имел такую возможность. И заплатил за это годами в лагере.

Не стал убегать Каменщик – и, тьфу-тьфу, смог вообще обойтись без потерь, если не считать сожженных нервов и миллионов выплаченных компенсаций. Если Михаил Слободин действительно вернется в Россию и начнет давать показания, я буду готов ему поверить гораздо больше, чем его обвинителям. Именно потому, что он пойдет дорогой, которую выбрали немногие.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире