Надежда Савченко удивительная женщина, конечно. Удивительная в том смысле, что не устает удивлять. Когда она вернулась на родину казалось, что сейчас на Украине появится если не новая Жанна д'Арк, то главарь и горлопан в юбке точно. Что она станет знаменем, символом, поведет в бой. Что она как таран пробьет что-то и что-то переломит.

И в первые дни после возвращения Савченко действительно производила свирепое впечатление и возникало ощущение, что она затопчет не только чужих, но и своих. Но потом ажиотаж как-то поутих, накал спал. Савченко просто ходит в Раду на заседания, причем ходит в обуви, а не босиком, и выступает далеко не каждый день. Выступления ее, по сравнению с прежними, кажутся странными. Потому что слова ее призывают не к войне, а к миру, а этого могли ждать от кого угодно, только не от нее. Можно все это объяснить подвижками в психике, пострадавшей во время всех ее злоключений. А можно назвать всего лишь мудростью. Сначала Надежда Савченко призвала к прямым переговорам с ДНР и ЛНР, теперь она призывает попросить прощения у Донбасса.

Просить прощения – это очень трудно. Это, возможно, вообще один из самых трудных поступков для любого человека. Мы не любим признавать свои ошибки, а тем более преступления. Кому-то проще убить еще сотню-другую, чем выдавить из себя просьбу о прощении. Но Савченко права. Права в том смысле, что любая война когда-то заканчивается. Даже евреи с арабами однажды помирятся. А когда люди мирятся они так или иначе должны друг другу что-то простить. Иногда приходится прощать даже самые страшные вещи. Иногда приходится просить прощения даже за самые незначительные поступки – просто ради того, чтобы пожать руки друг другу.

Война – это мероприятие, грязное с обеих сторон. Даже если высшая правда на какой-то одной стороне. На войне средств не выбирают, в крови запачканы все – просто одни убивают и калечат за правое дело, а другие нет. Когда помирятся Донбасс и Киев – одному Богу известно, и я даже не знаю, какому Богу конкретно. Донбасс уже говорит, что ему не за что просить прощения, а в Киеве увидели в Надежде Савченко «троянского коня» и тайного агента Путина.

Сейчас никто не готов извиняться. Сейчас никому эти извинения даже не нужны. Сейчас есть только желание уничтожать противника. Значит, убито еще недостаточное количество людей. Значит, и тем и другим идея войны пока еще кажется важнее человеческих жизней. Поэтому человек, который призывает к миру и прощению выглядит или сумасшедшим или врагом, а человек, который призывает стрелять, кажется нормальным патриотом. Так что подождем. Прежде, чем они скажут друг другу «простите нас», им еще нужно убить несколько тысяч человек.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире