Смертность у нас, оказывается, увеличилась в стране — какой сюрприз. Мы-то полагали, что под мудрым руководством президента и правительства семимильными шагами приближаемся к практическому бессмертию, а тут вона как! У некоторых Айболитов до семи покойников в неделю. Так может, это и не совсем врачи? Может они представители какой-то противоположной профессии? По семь-то человек в неделю! Вот и Дмитрий Анатольевич предлагает бороться со смертностью путем уголовного преследования горе-докторов. Тюрьма нас исцелит. Посадим конкретного врача — спасем семь жизней. Если пересажаем всех врачей — умирать перестанут вовсе. Может попутно и рождаемость повысится. Вообще, это наш старый и проверенный способ решения любой проблемы: чуть что — пугать наказанием вплоть до уголовного. Считается, что страх — это лучший стимул к добросовестному труду. Ну, и станет ли врач лучше работать, если будет знать, что в случае чего выговором не отделается? На этот вопрос есть точный ответ. Ответ этот содержится в старой как сама медицина поговорке, что у любого врача за спиной есть свое маленькое кладбище. Любой врач рано или поздно ошибется. Поставит неверный диагноз, не распознает вовремя симптомов, назначит неверное лечение. Просто потому, что врач — тоже человек, а человеку свойственно ошибаться. Бывают одинаковые диагнозы, но нет одинаковых больных. Поэтому уголовно наказывать докторов можно всего лишь в двух случаях: когда врач умышленно отправляет пациента на тот свет или когда проявляет то, что называется преступной халатностью — то есть может помочь, но не хочет, уходит, махнув рукой. Однако делать врача крайним потенциально в любом случае — это безумие. Потому что мы начнем терять уже врачей. Я вспомню и другую старую поговорку: прежде, чем спрашивать — создай условия. Прежде, чем пересажать докторов и переодеть их из белых халатов в полосатые робы, скажите: а сама-то наша медицина как себя чувствует? Как можно поставить верный диагноз, если большинство медицинских учреждений не имеют всего необходимого оборудования? Как можно спасать людей, если сами больницы находятся за десятки километров от больных? Если лечить вынуждены не те специалисты, которые нужны, а те, кто остались? Если отечественные лекарства, как говорил еще Жванецкий, не только не убивают микроба, но еще и с ним сотрудничают, а импортные лекарства по какому-то странному совпадению подорожали вместе с валютой, на которую они закупаются? Разве то, что я сейчас говорю, для кого-то новость? А чего тогда удивляться? А случайно ли рост смертности совпадает с началом мутных реформ по оптимизации здравоохранения? С урезанием всех расходов, кроме оборонных? Ну, так может не врачей уже пора начать сажать за гибель пациентов, а каких-то других людей, на вид благополучных и здоровых. И мне кажется, что Дмитрий Анатольевич с этими людьми прекрасно знаком.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире