Хорошая формула есть в нашем языке — «в целом». Или «в принципе». То есть — не вдаваясь в нюансы конкретной ситуации, говорить о чем-то как таковом. Правозащитники встревожились, что к задержанным по делу об убийстве Немцова могли применять пытки. Следователей встревожил сам этот интерес правозащитников к подозреваемым и методам ведения следствия. Думаешь: ага, дыма без огня не бывает — значит, что-то там было. Значит, кого-то могли и попытать, так сказать. И тут чувство-то двоякое может возникнуть.

Бориса Ефимыча жалко безумно. Его убийцы не вызывают ни малейшей симпатии. Многие сами бы их с удовольствием отвалтузили. Но имеет ли на это право следователь?

Вспомните, как в самой что ни на есть цивилизованной стране Америке регулярно применяли пытки по отношению к заключенным в Абу-Грейб и узникам Гуантанамо. И если в одних случаях военные извинялись, то в других ЦРУ-шники говорили, что ради национальной безопасности в исключительных случаях «особые методы» дознания вполне допустимы. То есть «если очень хочется, то можно».

Убийство Немцова — исключительно по степени общественного резонанса и общественной опасности. Установить истинных исполнителей, заказчиков и их мотивы столь же исключительно необходимо. Ну, так почему бы и не выпытать у этих несимпатичных людей, что там было и как? Тем более что есть методы психологического воздействия, даже более изощренные и эффективные, чем мордобой.

И вообще: мало какой преступник с легкостью сознается в преступлении. А стало быть, следователю приходится быть изобретательным, использовать разные приемы, уловки, давление — в том числе, психологическое.

Грань между пыткой и жесткой позицией следователя, наверное, не всегда можно определить. Поэтому так и подмывает сказать, что в виде исключения, в отдельных случаях и не очень жестоко, но попытать подозреваемых можно. Но беда в том, что бесконтрольный человек не знает меры. А кто и как может гарантировать реальный эффективный контроль на допросе?

Если разрешить пытки «легкие», кто-то тут же немного их «утяжелит». А потом еще немного, и еще. Если признать грань размытой, то всегда можно будет сказать, что ты эту грань не перешел, и был не жесток, а просто очень настойчив. Эта работа требует мастерства и терпения. А мастеров в любой профессии мало, как и людей терпеливых. Вместо унылых долгих разговоров, не проще ли на дыбу вздернуть?

А главное, почему мы вообще решили, что эти подозреваемые в убийстве Немцова, действительно его убили. Похоже на то, конечно, но полной уверенности нет. Зато есть соблазн поскорее предъявить обществу киллеров. В школе это называется «подогнать решение под ответ». Разрешить пытки в любом виде — означает разрешение подгонять решение под ответ. Школьники идут на это не задумываясь. Почему же следователи должны устоять перед соблазном?



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире