Кажется, что Фемиде нашей ясноглазой дальше падать некуда уже. Но она всякий раз находит пространство ниже плинтуса, чтобы с грохотом туда рухнуть. Суд и приговор над Михаилом Косенко – это позор позоров. По делу Косенко вам совершенно необходимо знать следующие вещи.

Его обвиняют в избиении омоновца. Но даже сам якобы потерпевший на суде Михаила не опознал! Подсудимый говорит, что не бил. Пострадавший говорит, что не страдал. Судья говорит: виновен! Случай Косенко выделяется среди прочих дел узников Болотной именно потому, что перемещения Михаила по площади зафиксированы как никакие другие подробно. Сняты, сфотографированы. И они яснее ясного свидетельствуют, что он не причем.

Но ни устные показания, ни видеоматериалы не являются для суда доказательствами. При этом сам суд никаких документальных подтверждений вины Косенко предъявить не может. Вместо этого суд объявляет Косенко невменяемым. Хотя никто из тех, кто находится в зале суда, никто из тех, кто следит за процессом, не считают подсудимого психом.

Он инвалид второй группы, он принимает лекарства, но его расстройство не является ни тяжелым, ни опасным. По международной классификации это даже не считается болезнью. Единственные, кто считают, что Михаил Косенко опасный больной – это эксперты, нанятые судом, хотя эту экспертизу раскритиковали авторитетнейшие специалисты в области психиатрии.

Но теперь Косенко не просто будет лишен свободы. Он будет лишен свободы на неограниченный срок. У нас есть узники, срок заключения которых практически пожизненный. Я имею ввиду Ходорковского и Лебедева. Но даже в их липовых приговорах все-таки формально сроки указаны. На принудительном же лечении человек может находится хоть всю жизнь.

Такого в современной истории политических процессов еще не было. Это возрождение советских традиций в худшем виде. Карательная психиатрия – это одно из страшнейших преступлений советской власти. Когда любого несогласного с властью могли объявить умалишенным и отправить на так называемое «лечение». И нормальных людей с помощью мощнейших препаратов, психологического давления и физических издевательств действительно сводили с ума.

В этой больнице даже невозможно будет проконтролировать, что они станут с Косенко делать. Что давать и как лечить. И еще я хочу вам напомнить, что во время процесса у Михаила умерла мать. Так под предлогом, что он опасный сумасшедший, его не отпустили на похороны родной матери! Это не Косенко невменяемый. Это суд у нас невменяемый. И власть наша сумасшедшая и больная, нуждающаяся в таблетках, уколах и принудительном пожизненном лечении.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире