oreh

Антон Орехъ

23 ноября 2017

F
23 ноября 2017

Проверка на Крым

Я уже запутался. Собчак – чей проект? Кремля? А какого Кремля? Может, Кремлей несколько?

Один Кремль разрешает Ксении участвовать в выборах. Другой, по ее словам, не дает ей проводить встречи с народом в Москве и других городах. Один Кремль пускает ее на федеральные каналы в давно забытых объемах. Другой напускает на Собчак прокуратуру с проверкой за Крым. Какой-то полупроект Полу-Кремля.

А с Крымом всем надо быть осторожными. Это вот Российская Федерация решила не осторожничать и просто забрала себе чужую территорию. Но нам всем отныне нужно дуть на воду, чтобы не дай бог не обжечься на неосторожном слове. Проверку слов Ксении Анатольевны провести можно. Я даже считаю подобную проверку обязательной! Только если проверить все тщательно и начать с прямой цитаты Собчак. Которая сказала, что с точки зрения международного права Крым – украинская территория. Вот с этого места и давайте начнем проверять. И сразу спросим: а разве не так? Разве с точки зрения именно международного права Крым принадлежит не Украине, а кому-то другому?

Нам, конечно, плевать на международное право, это мы давно уже решили. Нам плевать на те договоры, которые мы сами подписывали. Мы хозяева своего слова: сами слово дали – сами забрали. Наше отношение к международному праву в свое время прекрасно сформулировал президент Путин: мол, после переворота в Киеве на Украине получилось какое-то другое государство, новое, не то, что прежде. Следовательно, и обязательств у нас перед ним нет. Власти меняются постоянно. В том числе в результате революцией и переворотов. Власти меняются – но не государства!

Но у нас своя логика. Когда говорим про международные договоры с Украиной – то это другая страна, а когда хотим получить с нее какие-нибудь долги, то это снова та же самая Украина, что была раньше. Никто в мире не признал Крым частью России. И это международный факт.

В России за отрицание прав на Крым можно угодить под статью. Если не можешь убедить, тогда лучше посадить. Мы привыкли поступать по понятиям и придумали законы, которые защищают наше право поступать по понятиям. Причем даже эти законы мы трактуем как нам выгодно в каждой конкретной ситуации.

Я не думаю, что прокуратура на полном серьезе станет преследовать Ксению. Не для того ее пустили на выборы. И вообще, Путин просто не станет обижать дочь Анатолия Собчака – в этом смысле он человек положительный. Прокурорская проверка нужна просто, чтобы Собчак понервничала. А еще для того, чтобы люди не столь защищенные, как Ксения, не болтали лишнего.

Судья на процессе Улюкаева выступила в роли ведущего прогноза погоды. Говорит, «до конца года ожидается усиление занятости Сечина». А так же гололедица и сосули. У Сечина ожидается усиление, а у нас усиливается ожидание. Размер приговора Улюкаеву многим уже не так интересен, как факт явки Игоря Ивановича. Нашему правосудию вообще предстоит пройти несколько этапов становления. И прежде чем, например, на скамье подсудимых окажутся некоторые недосягаемые граждане или реальные заказчики громких преступлений, суду надо научиться хотя бы заставить себя уважать. Чтобы свидетели не вытирали ботинки судейскими мантиями, а являлись по первому требованию с повесткой.

Строго говоря, без участия Сечина весь этот процесс не имеет никакого смысла. Ведь Алексея Улюкаева обвиняют в получении взятки. Он вымогал деньги непосредственно у Сечина, которого Улюкаев сумел даже запугать! Взятку передавали при непосредственном участии Игоря Ивановича. При его участии любовно вручали корзинку и колбаску, вели аудиозапись мероприятия. Сечин был главной мишенью коррупционера Улюкаева. А какие-то детали дела известны только им двоим и никому больше. Я понимаю, почему в суд не доставили корзинку с той самой колбасой для дегустации. Потому что не важно, какая там была колбаса и в каком количестве. Я понимаю, почему в зал не принесли все до единой меченые купюры. Там можно даже обойтись без автомобиля Улюкаева и багажника, в который клали весь продуктовый набор взяточника и, выражаясь образно, все его «котлеты» с «капустой». Но без Сечина никак нельзя обойтись. Иначе мы вообще далеко пойдем. Завтра объявим, что нам и подсудимый не нужен. Улюкаев тоже занят до конца года и его занятость только растет день ото дня. И про два миллиона долларов можно сказать, мол, авось не последние – еще напечатаем. Потом процесс пойдет в отсутствие судьи, которая сможет параллельно позаседать на каком-то более горячем деле.

Если суд обходится без главного свидетеля, если главного свидетеля никакой силой нельзя заставить придти в зал и часок там поговорить, то этот суд не имеет никакого смысла. А для вынесения приговора уже не потребуется и Уголовный кодекс. Однако, по какой все-таки причине Игорь Иванович динамит, задвигает и манкирует? Ну, во-первых, он просто не хочет, чтобы его поймали на враках. Одно дело корзинка и колбаска с диктофоном под мышкой. Другое дело смотреть в глаза обвиняемому, адвокату, журналистам и публично делать то, что раньше делалось втихомолку. Во-вторых, это просто не царское дело. Сечин и такие люди, как он – причем, даже куда менее крутые — считают ниже своего достоинства перед кем-то отчитываться. Это судьи должны перед ними по струнке вытягиваться. Они должны оправдываться, а не Сечин стоять перед ними и отвечать на вопросы. Если бы в нашей стране было иначе, то и никакого дела Улюкаева не было бы в помине.

Мы — тролли! Мы завалили компостом мозги наших иностранных партнеров. Мы сумели сделать важную вещь: Россия и российская пропаганда выглядят дороже, чем реально стоят. Сначала все испугались наших хакеров. Вы думали, это американцы выбрали Трампа? Нет, это русские выбрали Трампа для Америки, разместив в Twitter’е и Facebook’е какие-то плакаты и взломав каракули Хиллари Клинтон.

Вы думали, это Британия устроила Брекзит? Нет, это русские устроили британцам Брекзит, чтобы подорвать курс фунта, и нашим олигархам было не так дорого покупать и содержать особняки в Лондоне.
И Пучдемон — это наш агент Чиполлино, который устроил мятеж в Каталонии. А канал Russia Today и агентство Sputnik передают какую-то такую невероятную информацию, что от одного взгляда на видео или хотя бы на текст у западного человека мозги сами собой наполнятся мухоморами. Поэтому Google поставит этому заслон и начнет фильтровать наш базар как-то так, что пропаганда не пройдет.

Вот такого подарка мы и ждали все последние дни. С того момента, как Russia Today вроде бы как бы и впрямь обозначили иностранным агентом. Мы тут же с жаром принялись расставлять клейма на всякие и разные заграничные СМИ, которые давно нам надоели. Но ведь какое клеймо не ставь, а до сих пор ничто не мешало эти вражьи голоса найти в интернете. Вбил в поиск нужное название — и сиди, наслаждайся, уродуй свою психику западной бездуховностью и милитаризмом.

Но если Google ограничит поиск для Russia Today, так почему бы, например, «Яндексу» в ответ не ограничить выдачу условного CNN? Тем более что и стараться особо не придется, выдумывая что-то новое. В том же «Яндексе» топ новостей, состоящий из сплошной Украины, США и Сирии, давно наводит на мысли, что нами уже найден способ отсечь от потребителя все лишнее. И однажды по вашему запросу просто «не найдется ничего».

Все это довольно грустно. Обе стороны, в принципе считают свою аудиторию дебилами, не способными отличить информацию от пропаганды, а также не способными пропаганде противостоять. И те, и другие считают, что они гораздо лучше нас с вами знают, что нам нужно, а что для нас лишнее. Я только надеюсь, что уж если мы пережили в свое время эпоху «глушилок вражеских голосов», то как-нибудь справимся и с глушилками в интернете. Главное иметь желание получать информацию и знания. И тогда все найдется несмотря ни на какие ограничения с любой стороны.

Есть и хорошая новость. Старшеклассника из Нового Уренгоя Николая Десятниченко не собираются сажать в тюрьму. Его родителей не намерены лишать родительских прав. Разбираться будут с гимназией, в которой учится непутевый Коля.

Послушав выступление Десятниченко в бундестаге, штатные особо возбудимые граждане и депутаты немедленно заподозрили угрозу пересмотра итогов войны. Вот этот Коля выступил, потом еще какой-нибудь Петя или Гриша выступят и выяснится, что войну выиграли на мы, а фашисты. Я просто никак иначе не могу интерпретировать саму вот эту фразу о «пересмотре итогов».

Какие итоги и как еще можно пересмотреть? Гитлер станет хорошим? Восточную Пруссию отдадут Германии? У меня нет столько фантазии, сколько у государственных параноиков. О прошлом нужно помнить. Но в прошлом нельзя жить. А у нас главные темы – это роль Сталина и Победа в Великой Отечественной. И чем больше мы об этом говорим, тем очевиднее, что в настоящем нам гордиться просто нечем – вот мы и защищаем ото всех подряд победы, одержанные не нами, а нашими предками.

Найти выступление Николая Десятниченко – элементарно. Послушайте, что он говорил в бундестаге, тем более что выступление длилось всего три минуты. И, разумеется, ничего ужасного Коля не сказал. Возможно, некоторые формулировки были неловким, а называть солдат вермахта «невинными жертвами» не стоило. Потому что, пускай многие из них действительно не хотели воевать, но далеко не все – иначе та война не была бы такой долгой и кровавой. Однако главные слова школьник произнес в конце, надеясь на торжество здравого смысла и то, что войны больше не повторятся.

Но вы посмотрите не только выступление Николая из Нового Уренгоя. Это же не вот что какой-то школьник из России ни с того, ни с сего оказался в германском парламенте на трибуне и рассказал о трагической судьбе немецкого солдата, пошедшего на ненужную войну и погибшего в советском плену. Следом за Десятниченко вышел немецкий подросток и рассказал такую же трагическую историю советского солдата, не вернувшегося домой. Это встреча российских и немецких школьников. Их прадеды воевали друг с другом, а правнуки теперь стоят рядом и говорят об ужасах войны. Вот в чем смысл всего происходившего! Где же здесь оправдание нацизма?

Юноша не восхищается газовыми камерами, сожженными деревнями, Холокостом, не радуется миллионам жертв. Мальчик говорит, что война ужасна. Или оправдание нацизма состоит в том, что Коля говорит о немецких пленных, которые действительно гибли тысячами и очень многие не вернулись домой? Но ведь это правда, так все и было. Десятниченко выступал в бундестаге в день, который отмечают в Германии, как День скорби. Немцы вспоминают жертв войны и государственного террора. А в России, например, о жертвах советского государственного террора на трибуне парламента не вспоминают давно.

Иногда нам дают такое успокоительное, что после него хочется валидол под язык запихнуть или настойки пиона накапать капель пятьдесят. Известный балагур и по совместительству вице-спикер, а попутно еще и лидер фракции Сергей Неверов вот так же успокаивает нас. Мол, депутаты не планируют поступить с физическими лицами так, как поступают с иностранными агентами и нежелательными организациями. Неверов же не просто так это опровергает.

Разговоры-то идут, слухи ходят. Действительно: часто бывает так, что слухи слухами и остаются. Но возникают они, в том числе и для того, чтобы прозондировать почву и проверить крепость нервов. У нас никакого дыма не бывает без огня. Не стану врать – я не вникал во все тонкости понятий «иностранный агент» и «нежелательная организация». Но вникать во все тонкости и не требуется.

В конце концов, мы все только что наблюдали, какую падучую устроили вокруг Раша Тудэй, которую тоже признали иностранным агентом. И мы поняли, что ничего хорошего в этом статусе нет. Что это унизительно, оскорбительно и обременительно. Это клеймо. Точно так же как и понятие нежелательной организации. Вас записывают в прокаженные. Конечно, и с прокаженными можно целоваться, если вам так интересно, но мало кто станет это делать на практике. Смысл в том, чтобы затруднить работу этих организаций настолько, чтобы они либо покинули страну, либо просто ликвидировались.

А теперь представьте, что все те же принципы решат применить к конкретным людям. Что лично вы будете обязаны всякий раз после упоминания своего имени добавлять, что вы иностранный агент или нежелательное лицо. Разрешите представиться, Иван Иванович Иванов – враг народа, Петр Петрович Петров – шпион и диверсант.

Помнится, в одной прекрасной стране в одни памятные времена, евреев заставляли ходить с нашитой на одежду звездой – чтоб никаких сомнений не оставалось. Давайте и на нежелательных граждан бэйджики повесим. Просто цель-то какая конечная будет? Организацию можно ликвидировать – а людей тоже ликвидировать можно? Или ограничиться обычным изгнанием? Да, я слышал, я понял, что сказал Неверов. Они не планируют, считают это крайней мерой. Но важно, что сама такая идея существует, что обсуждают ее всерьез и обсуждают не в трамвае. И не говорите, что мы напрасно поднимаем панику и мусолим страшилки. Просто когда эти страшилки вдруг станут законом, обсуждать будет уже без толку. Зато самое время станет готовить место для бэйджиков на пальто.

16 ноября 2017

Лазейка из тупика

Судьба олимпийской сборной России в любом случае решится в начале декабря. Когда будут приняты сразу два решения. Сначала что-то решит МОК, потом что-то в ответ решит Путин. Потому что нет сомнений, что с российской стороны вопрос участия или не участия в Играх принимается именно на таком уровне.

Впрочем, до Путина может и не дойти. Если МОК отстранит всю нашу команду по принципу коллективной ответственности. В таком случае Путину останется просто выплеснуть эмоции.

Теперешнее решения ВАДА на ситуацию, безусловно, влияет, но влияет косвенно. Сейчас любая негативная история просто падает в общую копилку и создает гнетущий фон. Хоть санкции против РУСАДА, хоть совершенно идиотская ситуация с керлингисткой Галкиной, якобы принимавшей тестостерон, который ей даром не сдался. У РУСАДА, к слову, шансов на восстановление статуса не было никаких. Мы выполнили все требования, но одно выполнить не могли никак. Требовалось признать доклад Макларена, а признать доклад Макларена – это все равно, что явиться с повинной. И это опять-таки решать Путину, но точно не Олимпийскому комитету, Мутко, Колобкову или кому-то еще. Тем не менее, ситуация сейчас еще не катастрофическая, а всего лишь ужасная.

ВАДА при всей жесткости позиции заявляет одну важную вещь. Чистые спортсмены все равно должны участвовать в Играх. То есть ВАДА на коллективной ответственности не настаивает. И теперь МОК должен найти формулу, которая позволила бы, с одной стороны показательно наказать Россию за допинг, а с другой стороны, дать ей возможность поехать в Корею.

Здесь важно обратить внимание на несколько моментов. Среди подозреваемых в махинациях в Сочи значительная часть российских атлетов уже завершили карьеру, а из оставшихся мало кто является претендентом на что-то серьезное. Можно ради спасения всей сборной пожертвовать несколькими конкретными спортсменами.

Говорят, что существует вариант, при котором в Пхёнчхан не поедет вообще никто из наших участников сочинской Олимпиады и будет исключена даже теоретическая возможность того, что кто-то из мошенников выйдет на старт. Но при любом раскладе для российской стороны принципиально, чтобы команда выступала именно под российским флагом. В любом составе, но под своим знаменем. Иной вариант сочтут публичным унижением, и никакие компромиссы станут невозможны.

И теперь руководству МОК, в сущности, нужно решить, насколько далеко оно готово зайти и хватит ли у него духу просто разорвать с Россией. А это будет именно разрыв. Тяжелый и в политическом смысле, но и в чисто спортивном тоже – ведь наша страна именно в спорте в числе явных мировых лидеров. Поэтому одна или две лишние пробирки с мочой, одно или два новых имени в списке подозреваемых погоды уже не сделают. Настало время чисто политических решений.

Сколько себя помню, все время был в моей жизни Роберт Мугабе. Он возглавил Зимбабве, когда я учился в первом классе. Еще были живы Высоцкий и Джон Леннон, еще не началась Олимпиада в Москве, еще… Да много чего еще не успело состояться, когда этот человек возглавил бывшую Южную Родезию, ставшую молодым независимым социалистическим государством Зимбабве.
Мугабе, к слову, было тогда 56 лет. Дедушка Ленин до такого возраста даже не дожил, например, а архитектор Перестройки Михаил Сергеевич стал Генсеком в 54. В общем, в те стародавние времена к власти в довольно зажиточной, особенно по африканским меркам, стране пришел не очень юный лидер. И так и остался.

Что произошло в мире за эти годы, я вам напоминать не стану – про развал Союза, овечку Долли, интернет и айфоны вы и сами знаете не хуже моего. Да и я, увы, давно не первоклассник. Поменялось почти все. В конце концов, даже Фидель Кастро ушел на покой, а потом и ушел совсем. А Мугабе правил и правил. Постепенно превращая зажиточное, особенно по африканским меркам, государство в помойку. Где на смену белому расизму, пришел черный, где в какой-то момент в государственной казне осталось 217 долларов. Представьте, что в казне Российской Федерации осталось бы 13 тысяч рублей – и всё! Тогда в ходу была купюра в сто триллионов зимбабвийских долларов, а теперь вообще нет никаких собственных денег. Это государство, в котором хорошо жила только семья самого Мугабе, его генералы и приближенные.

Мугабе 93 года, но по его собственному плану, он должен был править до ста лет. Но теперь даже караул устал. У Зимбмбве появился шанс хотя бы попытаться снова стать приличной страной. Пускай уже выросли целые поколения, не видевшие ничего кроме нищеты и голода и не знавшие никакой другой власти, кроме власти Мугабе. Но нам не было бы особого дела до всего этого африканского гротеска, если бы не одно обстоятельство. Вот почему мы вообще сейчас с такой живостью обсуждаем зимбабвийский переворот? Потому что сколько веревочка не вейся!..

Но от параллелей не уйти. Всякая власть рано или поздно заканчивается. Всякий правитель однажды, так или иначе, уступает свое кресло. И даже рекордное по времени правление не длится бесконечно. Владимир Путин фактически у власти 18 лет – это вдвое меньше, чем правил Роберт Мугабе. Должны ли мы ждать еще столько же, чтобы в нашей стране что-то изменилось? Обязаны ли мы дожидаться, когда в российской казне останется 13 тысяч рублей, а вместо самих рублей будут ходить доллары, евро и какие-нибудь еще деньги? Хотим ли мы, чтобы наш караул тоже устал одним не очень светлым утром? И почему теперешние первоклассники должны закончить школу, вуз, жениться, завести детей или даже внуков, прежде чем в России появится другой президент?

Жалко терять время на ожидание вещей, которые должны происходить регулярно и естественно.

Это же была моя мечта! Делать передачу из одних только хороших новостей. Но найти хорошие новости оказалось не так просто. Потому что новость – это всегда что-то скверное или скандал. А как начнут говорить о позитиве – так обязательно какая-то пошлость выходит. Даже не знаю почему. Так что задачу администрация президента поставила трудную. И поставила ее странно. Почему-то с упором на энергетику. А позитив должны генерировать «Газпром», «Роснефть» или «Сургутнефтегаз».

Ну, расскажите мне еще что-нибудь радостное про Южный поток, Северный поток, Западный Поток, Восточный поток и Центральный поток. Еще немного новостей про Потоки и мы станем пить бензин или дышать природным газом вместо кислорода. Вот, кстати, хорошая новость на эту тему. Обезьяна пристрастилась к бензину, и выпивает бензин через шланг из мотоциклов. Правда, это было случилось в Индии. Но ведь Индия — наш партнер по БРИКС. Чем не позитив! А в Ленинградской области построили новый газопровод за 1,8 миллиарда рублей. Правда, построили его в основном на бумаге, а в реальности объекта не существует, как примерно и миллиарда рублей, вылетевших, видимо, в трубу. Но ведь про миллиард не обязательно говорить по телевизору – скажите, что газопровод построен и акт приемки подписан.

Кто это сможет проверить? Ведь дана же ясная установка, что новости должны быть либо из разряда «жизнь налаживается», либо по типу «было – стало». Но задача все равно непростая. Выполнить социальный заказ будет трудно еще и потому, что в последние пару лет заказывали совсем другое: не говорить про родную страну вообще ничего. Жители России с увлечением смотрели, как киевские бандеровцы устраивают Майдан, как выбирают в Америке Трампа, как беженцы душат Европу, как в Сирии идет битва добра со злом. Что в этот момент вообще происходит в России – никто понятия не имел. Только зарисовки из жизни Путина в полном соответствии с легендарной фразой, что Путин – это и есть Россия.

Попытки расширить горизонт приводят к обидным сбоям. Например, Первый канал в воскресенье в итоговой программе зачем-то показал сюжет про лекарства. Аптечная мафия сговорилась с фармацевтической закулисой, дешевые лекарства пропали, остальное продают по диким ценам, а денег у людей нет. После этого сюжета не то, что болеть – жить не хотелось. Это не только не похоже на «жизнь налаживается» — это похоже на «жизнь кончена». Это уже не «было – стало», а «ожидание – реальность». А теперь надо будет показывать стахановцев, надои, задутые домны. Чтобы наши люди думали, мол, это мы живем как скотина, но ведь где-то уже все хорошо. Это у нас «было», а у кого-то уже «стало». Главное только не увлекаться. И под воздействием позитивных новостей не пристраститься к распитию бензина из мотоциклов через шланг.

Единственный человек, который выиграет от отсутствия сборной России на Олимпиаде – это Владимир Путин. И не будет лучшего подарка для него и его пропаганды, чем запрет сборной России приезжать в Корею.

Спорт – это очень выпуклая и наглядная вещь. Понятная всем, потому что каждый может быть болельщиком и каждым может кричать «Вперед Россия!», даже ни черта не понимая ни в одном виде спорта. Спорт – один из главных аргументов национального престижа.

Мы помним, какой мощной пропагандисткой акцией стали Игры в Сочи. Если Россию выкинут с Олимпиады – это будет не менее мощным поводом для всеобщей истерики. Мы в кольце врагов. НАТО у наших границ. Санкции со всех сторон. Иностранные агенты, пятая колонна, бандеровцы, оранжевые революции. Олимпиада без России отлично дополнит картину тотального психоза. И такой вариант развития событий уже более чем вероятен. Во-первых, МОК и ВАДА настроены слишком решительно. Во-вторых, Россия настроена еще более решительно. Участие под олимпийским флагом было бы компромиссом, но мы заранее отказались от такого варианта, который нам еще даже не предложили.

Была ли в России допинговая программа и была ли эта программа именно государственной? Если и была – то только государственной. Потому что спорт – важнейшее государственное дело. Допинг, судя по всему, был. Но смогли ли это доказать комиссии МОК? Определенно не смогли. Твердых доказательств нет. Косвенные догадки и подозрения – вот это есть. А железобетонных доказательств нет. Поэтому наказания выносятся не с точки зрения закона, а с точки зрения некоей высшей справедливости. То есть по понятиям. Тем более что в спорте, в отличие от других сфер деятельности, не действует презумпция невиновности. Наоборот – это спортсмен должен доказывать, что он чист.

Международные комиссии заседали много месяцев, однако решения выносят в самый последний момент, причем, самая страшная комиссия, комиссия Шмидта, еще даже не выступила. Именно она и должна вынести приговор, признав систему допинга в России государственной. Признает — и занавес можно опускать. Но его опустят в тот момент, когда что-то оспорить будет уже невозможно.

Короче говоря, вся эта история с допингом – политика от начала до конца. Нам любой ценой нужно было всех победить в Сочи, чтобы использовать эту победу именно в политических целях. МОК и ВАДА накажут нас вне зависимости от доказательств потому, что политика не оставляет им иного варианта. А Путин использует отстранение России, чтобы еще сильнее превратить страну в осажденный лагерь параноиков. А судьбы десятков честных спортсменов будут просто выброшены на помойку.

Да! Давайте отомстим за Russia Today! Давайте все к чертям спалим из-за того, что глупый Дядя Сэм прижал хвост этому развлекательному каналу. Facebook закроем, Twitter прихлопнем, WhatsApp запломбируем. Сами без всего останемся назло Америке. Второй раз за два дня я говорю медленно и раздельно: решение американских властей — глупое, бессмысленное, мстительное, параноидальное. Борьба с прессой унижает не прессу, а тех, кто с ней борется. И качество канала Russia Today здесь второстепенно.

Но вот сейчас я хотел сказать все-таки о другом. Я предлагаю вам внимательно послушать слова начальницы Russia Today Маргариты Симоньян. Послушать, переслушать и отдельно еще потом их перечитать. Эта крик души, это почти плач Ярославны. И, между прочим, каждое слово Маргариты — это правда, горькая и без прикрас.

Вы представьте себе, что вы работаете в СМИ и под каждым материалом должны писать, что вы иностранный агент — разводит руками Симоньян. Кошмар? Конечно, кошмар! Каково, это, говорит Маргарита, раскрывать свои личные данные, условия контрактов, докладывать в соответствующие инстанции о содержании интервью, которые берут ваши журналисты. Ужас? Ужасный ужас!

Это не работа — восклицает руководитель Russia Today. И я с нею полностью соглашаюсь.
Но уважаемая Маргарита, а также не менее уважаемые депутаты и сенаторы! Ведь все то, о чем вы говорите с такой страстью, мы с вами где-то уже видели. Не подскажете где? Так я вам тогда подскажу. В нашей с вами стране был принят такой же закон об иностранных агентах. Как бы по образцу американского. И мы сказали, что раз в Америке такое можно, то и у нас будет то же самое. И у нас действительно стало все то же самое, только с поправкой на российскую специфику. Потому что в России само понятие «иностранного агента» является синонимом врага!

Шпионы, предатели, власовцы, бандеровцы и всякая сволочь, которая, надев кабаньи копыта, пыталась перейти нашу границу. Уже одного этого клейма достаточно. Но наши инстанции мордуют с обеих рук десятки НКО такими же иезуитскими отчетностями, справками, проверками, заставляя раскрывать всё и точно так же вынуждая так называемых «иностранных агентов» просто свернуть деятельность, потому что в подобных условиях они работать не могут.

Не одна и не две, и не три — десятки организаций в России существуют так и тоже взывают к голосу разума примерно теми же словами, какие сейчас с гневом произносит Маргарита Симоньян. Американские власти не правы. Но они поступают с ее каналом ровно так, как наши власти поступают с НКО. Впрочем, есть и разница. В Штатах под раздачу попадет только Russia Today и ее производные — действительно фактически иностранные компании. А в России под врагов народа распишут на порядок больше организаций — причем по факту своих, российских.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире