oreh

Антон Орехъ

22 июня 2018

F
22 июня 2018

Симулянты

Все у нас уже было. Симуляция выборов, симуляция парламента, симуляция Президента даже была, на память о которой осталась Уточка-в-Домике. У нас много лет существует симуляция оппозиции, которая состарится вместе с той неизменной властью, которой она оппозиционирует.

Мы симулируем народное ликование на путингах. Симулируем силы самообороны Крыма и Военторг, где можно купить всё – вплоть до системы «Бук». Симулируем сторонников федерализации и добровольцев, воюющих в отпуске. Мы уже многократно симулировали победу в Сирии.

Казалось нет ничего, что мы не научились бы симулировать до степени смешения с оригиналом. Но кое-что еще оставалось неохваченным. И вот мы пришли к новому виду симуляции – симуляции протеста.

Начальство из Кутафьей башни смекнуло, что вечная благодать не получается, что после увеличения пенсионного возраста довольны будут только пропагандисты в телевизоре, и решило, что раз уж протестов не избежать, то пускай это будут кого надо протесты. То, что у нас еще любят называть конструктивной критикой.

Схема проста. Сначала придумывают какую-то пакость. Но придумывают так, что Путин не при делах. Путин, который даже уборщиц в Мавзолее лично утверждает, вдруг не в курсе пенсионной реформы. Царь хороший, бояре – дураки. И тогда встает на защиту народных интересов богатырь Шмаков, выводит на улицы все тот же Водоканал и Почту России, подвергает власть беспощадной товарищеской критике и власть отвечает: «Спасибо, что подсказали, спасибо, что предостерегли, спасибо, что без Майдана и Сороса, без Телеграма и школоты – всё исправим, всё переделаем».

А потом пропихнут под видом совершенно нового плана – тот же самый. Повысят, допустим, не до 65, а до 64 лет и споют вам песню Вэн айм сиксти-фо. Или введут всё то же самое, но на пару лет попозже.

Но введет это уже Путин. Вот тут выяснится, что он не просто в курсе, но и лично все разработал и продумал. А народные громы будут метаться в бездарное правительство, которое возникло в Белом доме как-то само собой – и в Медведева, который, видимо, сам себя назначил и утвердил. Для этого Дмитрий Анатольевич и нужен. А Шмаков прекрасно просимулирует и возмущение, и протест.

Пока еще не додумались симулировать политзэков, которые будут идти в колонию с благодарностью начальству, но и такое придумать можно – симулируем мы не хуже бразильских футболистов, кривляньями которых народ наслаждается на полях чемпионата мира.

Орех про всё подряд в Telegram
Орех про всё подряд на чемпионате мира

21 июня 2018

Гори оно всё!

Чемпионат мира – как пожар, всё спишет. Кстати, про пожар. Или наводнение. Или оползень. Или ураган. Не зря в России есть специальное министерство по чрезвычайным ситуациям. Россия – страна, где постоянно что-то горит и тонет. А нынче мы узнали и хорошую статистику. От стихии застраховано только 5% жилья, каждый двадцатый дом. Если государство умоет руки и скажет, что наши проблемы – это только наши проблемы, тогда поголовье бомжей вырастет, может, и не в разы, но вырастет сильно. Разложим ситуацию на несколько пунктов. Почему кто-то должен компенсировать вам потери, если вы сами не позаботились о себе и не застраховали свое самое главное имущество? Значит, государство право? Ты сам виноват. Ты надеялся, что государство, как мамка, всегда тебя спасет. Думаю, что власти именно на этот пункт и будут напирать. Плюс порадуют страховщиков, которые новый закон, наверное, и пропихнули. Но правда у каждого своя. А почему у нас, например, так мало домов застраховано? Статистики у меня нет, но по ощущениям, от бедствий чаще всего страдают регионы небогатые.

Там для людей важны любые деньги. Для них страховой полис – это дорого. Но, главное, что страховка и не везде доступна! Автомобилисты знают, как трудно в регионах добиться выплат. Ты, поди, найди еще страховой офис! Тебя умучают! Кто там в деревнях страховать кого будет? Туда никакой агент не доедет и деревенские до агента – тоже. Потом суммы. Сколько вам заплатят? Федеральный минимум при полном уничтожении жилья предлагали сделать в 300 тысяч рублей. Сейчас будет 20% от некоей средней стоимости недвижимости. А остальное? Зачем мне 20 % дома и какое жилье сейчас купишь на 300 тысяч? Регионы могут расширить компенсацию – а могут и не расширить? Какая страховая возьмет на себе риски там, где постоянные паводки или угрозы лесных пожаров? Ты еще должен будешь постараться получить эти деньги по своему полису, потому что страховщик постарается сделать все, чтобы выставить тебя же и виноватым в происшествии. А как быть с ответственностью самого государства? Если оно из года в год ничего не делает для борьбы с теми же наводнениями и пожарами, и люди становятся заложниками этой ситуации? Помощь во время бедствия – это не столько юридическая обязанность, сколько моральная, гуманитарная. Но, по сути, это просто еще один знак того, что денег нет. А мы уж как-нибудь продержимся.

ОРЕХ В ТЕЛЕГРАМ

ОРЕХ ПРО ЧЕМПИОНАТ МИРА

Взывать к гуманизму наших властей глупо. Они не садисты, не мучители и не палачи. И сравнений с 1937 годом я не люблю. Путин не такой, слава богу. Но он точно и не гуманист. Значит, надо уповать на циничный расчет.

А расчет прост. Олег Сенцов в тюрьме и с голодовкой приносит гораздо больше вреда, чем Сенцов, которого отпустят. Помните фразу после убийства Политковской, которая многих шокировала? Путин сказал, мол, это убийство нанесло гораздо больше вреда, чем статьи Политковской. Это было очень цинично. Но это прекрасно иллюстрирует ход мыслей нашего вождя. Идти у кого-то на поводу, прогибаться, уступать он не любит – это правда. Но можно же обставить дело так, что и уступать не придется.

Вспомните историю Надежды Савченко. Она очень похожа на историю Сенцова. Только обвинения Савченко предъявляли гораздо более тяжелые. Она была якобы виновата в гибели российских журналистов, была наводчицей, на ее руках кровь. А Сенцов если и совершил что-то, то без убитых и раненых. За недоказанное хулиганство ему дали 20 лет, но дело-то ерундовое по сравнению с делом Савченко. Савченко сидела, Савченко голодала, о ней говорил весь мир, составлялись петиции, возмущались общественники. А потом ее вдруг раз — и отпустили. И уже через неделю Надежда Савченко исчезла из нашей памяти. И ни в какую Жанну д'Арк не превратилась, хотя многие были в этом уверены — и я в том числе.

Отпустите Сенцова, придумайте что-нибудь – и через неделю все забудут и про него тоже. Тем более что Олега есть на кого поменять с той стороны. Бизнес, и не более.

К тому же сейчас такой момент, когда подавляющее большинство даже и не заметят ничего. С каждым матчем чемпионата мира, с каждой новой победой сборной России футбол все больше вытесняет из жизни любые другие новости и события. У нас под матч открытия пропихнули не то что Сенцова, а повышение пенсионного возраста и налогов! Пропихнули то, с чем нам жить долги годы! То есть под кожаный мяч можно оформить теперь вообще что угодно.

Что там на самом деле с Сенцовым, как он голодает, какое у него самочувствие — мы не знаем. Но понятно, что простой эта ситуация быть не может. Да мало ли что! Вдруг в курортных условиях русского Севера у него на фоне голодовки вылезет какая-нибудь холера и помрет мужик ненароком. Вот тогда сделать уже ничего будет нельзя. Тогда можно будет менять только тела, но уже не людей. Тогда и Украина никакого Вышинского никогда не вернет.

И опять же: зачем портить атмосферу всеобщего праздника смертью человека? В России-то ее могут и не заметить, но та же британская пресса ведь покою не даст. Скрипали потихоньку затухли – а тут новый повод. Я просто не понимаю, зачем нам это нужно?

Так что с точки зрения прагматического цинизма, Сенцова надо отпустить. Сделайте уже это, наконец, и спокойно смотрите футбол дальше – там как раз самое интересное начинается.

ОРЕХ В ТЕЛЕГРАМЕ

ОРЕХ ПРО ЧЕМПИОНАТ МИРА

Все эти расчеты – чистое шаманство. Я живу в Москве, и чтобы считать себя средним классом, должен зарабатывать в месяц 121 тысячу рублей. А если 120 тысяч – я кто? А если 119 тысяч? Что значит, минимальный порог среднего класса? Это как МРОТ, на который даже умереть проблематично, не то, что жить. Этот как минимальная пенсия или прожиточный минимум, с которыми хорошо только в анатомическом театре в качестве экспоната фигурировать.

Кроме прочего, считать нужно не только доходы. У вас может быть приличная зарплата, но несколько детей и родители-инвалиды. У стариков же нет нормальных пенсий, и, значит, забота о них ложится на детей. И вообще понятие среднего класса – скорее психологическая вещь. Когда ты живешь и не думаешь каждую минуту, где взять денег и как тебе дотянуть до зарплаты. Когда ты приходишь в магазин за продуктами и не смотришь на ценники, а просто скалываешь в тележку все, что тебе хочется. Когда тебе захотелось купить одежду или новый телефон, и ты покупаешь телефон или одежду. Наверное, не супердорогое что-то, но и не обноски с рынка. Когда поездка с ребенком на море не становится для тебя войсковой операцией и тебе не нужно планировать любую трату и копить на эту поездку весь год, отказывая себе во всем, брать кредит или влезать в долги, чтобы отдавать их до следующего отпуска.

Формально моя профессия, видимо, относится к профессиям среднего класса, но фактически в нашей стране это не так. Средний класс в развитых странах – это, например, доктора, которые у нас разве что в Москве действительно начали неплохо зарабатывать, а так получают копейки. В Штатах средний класс – это учителя, которых у нас всякий раз вспоминают, когда говорят о нищих и бесправных слоях. Средний класс – основа процветания любой развитой страны. Не олигархи-миллиардеры, которые лишь пожинают плоды этого процветания и не беднота и бюджетники, которые существуют на подачки государства и полностью от него зависят.

А наш средний класс — тоненький. Список профессий нашего среднего класса – совсем короткий. И в этом наша проблема. Мы только формально живем при капитализме, а по факту находимся внутри полусоветского гибрида, где большинство работают на государство и на свои силы даже не надеются. Поэтому со средним классом в России вечно то недолет, то перелет. Вы или богаче среднего или беднее. А перейти в средний класс никак не получается.

ОРЕХ В ТЕЛЕГРАМЕ
ОРЕХ ПРО ЧЕМПИОНАТ МИРА

Начальник Киргизии просит нас не обижать его земляков после того, как один из них подавил людей на Ильинке. Где Киргизия, а где Мексика – но вот пересеклись недалеко от Кремля. Мир стал глобальным. И киргизы в России – кстати, тоже глобальное явление. Люди едут на заработки туда, где им легче устроиться и где есть шанс получить больше денег.

Для бывшего Союза Россия – как раз такое место. И я думаю, что начальник Киргизии зря переживает. Слава богу, никто не погиб, поэтому история забудется через пару дней. Мы даже про кровавые теракты и катастрофы забываем через неделю. А здесь все живы.

Впереди почти месяц футбола и чего только не произойдет за это время. В больницу попали и два аргентинца, на который сверху с шестого этажа упал голый мужик. Жизнь вообще полна идиотских опасностей. Другое дело, что само по себе отношение к приезжим не очень хорошее. Подъезды сейчас у нас в Москве ремонтируют сплошь нерусские. В такси садишься – тоже неместный народ. И почти на каждой тяжелой и низкооплачиваемой работе сегодня заняты гастарбайтеры, которых даже после кризиса не стало сильно меньше.

Аборигены брезгуют, хотя киргизы с узбеками виноваты в этом что ли? Не хочешь видеть здесь чужие рожи – бери метлу, иди, подметай двор! Не нравится тебе, что плитку криво положили – иди, наймись в каменщики, плиточники и клади асфальт или бордюры! Мог этот киргиз 20 часов сидеть за рулем? Конечно, мог. Как будто для кого-то это новость, что эти люди здесь на полурабском положении. Мы воспринимаем их как прислугу, сами их работу делать не хотим и сами же при этом жутко бесимся от вида этих неприятных лиц.

Если вам хочется поднять национальный вопрос, обратитесь в мэрию, в префектуру, в фирмы, которые нанимают сотни тысяч приезжих. Спросите, почему им выгоднее платить копейки киргизам, чем платить рубль русским? По поводу такси теперешние возгласы выглядят вообще пошло. В той же Москве ты вызываешь такси, и оно через пять минут приезжает. А не как пел Высоцкий, «не захочешь, а дойдешь к стоянке». Дешевое, дорогое, обычное – какое хочешь. Вас волнует, сколько сидел за рулем водитель и откуда он? Или волнует только в тот момент, когда что-то случается? Отлично, выгоним всех туземцев, обматерим их напослед, и будем снова ждать машину часами или глядеть, как мимо нас с видом не ниже генеральского проносится шофер и его желтая машина с табличкой «в парк», как это было в советские годы.

Смиритесь, дорогие мои, с тем, что к нам едут не только веселые мексиканцы и аргентинцы, чтобы сплясать у Кремля и попить пива, но и наши бывшие соотечественники по общей стране, которые делают здесь грязную, неблагодарную работу, которую мы сами делать не будем, за которую мы им платим гроши и еще смотрим на них, как на людей второго сорта.

ОРЕХ В ТЕЛЕГРАМЕ
ОРЕХ ПРО ЧЕМПИОНАТ МИРА

15 июня 2018

О позоре

Все-таки Силы Зла в нашей стране гораздо изобретательнее Сил Добра – это необходимо с сожалением признать. Эту смекалку, изворотливость, креативность – в каких-нибудь мирных целях бы использовать хоть иногда. Дело Юрия Дмитриева – еще один, просто очень выпуклый пример. Ни в чем он не виноват. Ясно это как божий день. Если ну хоть что-нибудь там было – неужели не нашли бы? Когда Дмитриева оправдали и отпустили – это была сенсация. Потому что оправдательные приговоры в России – как мамонты. Все знают, что они были, но никто лично их не видел. А чтобы оправдали человека по громкому делу с явным политическим уклоном! Это уж точно свидетельствует о том, что дело было абсолютной липой. Не наскребли даже на самое минимальное наказание, на условное – хоть на что-то! Но Силы Зла не умеют проигрывать. И они открыли «новые обстоятельства». Якобы психолог поговорил с ребенком и девочка, которая прежде слова плохого не сказала про Юрия Алексеевича, теперь оказывается страдала от его действий.

А бабушка, которая сдала Наташу в детский дом, теперь считает себя опозоренной. Бабушка, которая сдала внучку в приют – молодец, а Дмитриев, который удочерил и вырастил не очень здорового ребенка – позорник. Но мы привыкли ловить жемчуга в навозе и можем порадоваться, что суд принял решения относительно мягкое – гуманное, так сказать. Суд выбрал нулевой вариант. Ни защита, ни обвинение не получают удовлетворения своих требований и все просто начинается заново. Вообще всё. И порядочный человек – которого действительно опозорили – должен проходить все эти круги глумления по новой. Но наш суд ведь не просто рассматривает некое дело – он защищает интересы девочки. Которую сначала сдали в детский дом, а потом повторно оставили без родителей, разлучили с отцом.

На первом процессе мы Наташу не видели. Ее щадили. Спасибо на этом хотя бы. Но сейчас вскрылись вот эти «новые обстоятельства», и Наташе нужно будет приходить в суд. А девочка даже не подросток – она действительно пока еще ребенок. И ей придется говорить обо всем вот этом. О сексе, порнографии, педофилии – обо все, что заинтересует судей. И это, безусловно, укрепит ее психику. И вот это, разумеется, не станет для нее ни позором, ни травмой. И если новое рассмотрение завершится вместо оправдания наказанием, то Дмитриеву грозит до 11 лет, если я верно понимаю! Сколько лет будет девочке, когда ее отец вернется? Как она будет жить со своей славной бабушкой, которая однажды уже сдала ее в приют, а теперь переживает за репутацию? В России сейчас столько позорных дел одновременно – и Сенцов, и Седьмая студия, и Дмитриев, и Белых, и еще, и еще. Даже перечислять долго. А следить тем более трудно. Но если мы следить не будем и если не будем создавать шум, то людей так и будут сажать и неизбежно войдут во вкус.

ОРЕХ В ТЕЛЕГРАМ
ЧЕМПИОНАТ МИРА – В РОССИИ, ЧЕМПИОНАТ МИРА У ОРЕХА

Спорить с точкой зрения, которая отлично сформулирована человеком, которого ты уважаешь – трудно.
Тем более если самому бог таких творческих талантов, как Виктору Анатольевичу не отсыпал. Но я все-таки немножко попытаюсь.

Я не буду желать поражения сборной России по футболу. Хотя бы потому, что с этим она, боюсь, прекрасно справится и так. При этом я также прекрасно понимаю, что любой спортивный успех будет использован пропагандой. Больше скажу – ради пропаганды Путин и организовал в России за последние десять лет все, какие только в природе существуют крупные спортивные мероприятия. Здесь как раз спорить не о чем.

Я о другом. Ведь ситуация не новая. Советский режим точно так же использовал спорт для пропаганды своего строя. И в советские годы побеждали Яшин и Бобров, Скобликова и Власов, Третьяк и Брумель. Десятки олимпийских чемпионов, сотни выигранных чемпионатов. Получается, что лучше бы не было всех этих побед? Ни Яшина, ни Брумеля? Только чтобы не пиарить этими медалями и кубками паралитиков из Политбюро? И тогда советский режим рухнул бы что ли?

Да ничего бы ему не сделалось! И рухнул он потом не потому, что Запад бойкотировал Олимпиаду, а потому что СССР начал войну, нефть подешевела, а дерево уже было гнилым. А если на то пошло, то чего мы только про спорт говорим! А разве награды наших фильмов и театров на фестивалях не пиарят режим? А ученые, которые еще не все уехали и умудряются чего-то изобретать – они разве не на Путина работают?

Рожая мальчиков – вы рожаете солдат для будущих войн гэбэшного режима! Я думаю, что рассуждая таким образом, мы просто соглашаемся с Володиным и его бессмертной фразой, что Путин – это Россия. Что режим – это и есть страна. А я вот ни фига так не считаю. И плевать мне на то, что там Путин пиарит и кем он там себя возомнил. А Путину, кстати, плевать на этот футбол – он его вообще не любит. А поскольку шансов у сборной мало, то и светиться на футболе Путин не станет. И поражение этой команды ни на миллиметр не пошатнет его рейтинги, имиджи, фигимиджи и вообще ничего.

Но поражение футболистов сломает судьбы этих конкретных ребят, какими бы они ни были. И навсегда поставит клеймо на их тренере, который для этой работы совсем не пригоден, но человека-то затравят навеки. Проиграют не только 23 члена сборной, но и все их семьи, тренеры, которые растили их с детских лет. Вы, наверное, и не слыхали названия некоторых городков и поселков, из которых родом эти парни. Калтан, Славянск-на-Кубани, Мамакан. Там нет никого известнее этих футболистов, и там их поражение станет поражением всего поселка или городка.

Очень много хороших людей очень сильно огорчатся. И все это ради того, чтобы у Путина испортилось настроение минут на пять? Не слишком ли много ему чести, этому Путину? И какого лешего мы вообще должны жизнь свою рассматривать с точки зрения того, хорошо это для Путина или плохо? Так что пусть сборная играет, а я за нее поболею.

Орех в Телеграм
Орех про Чемпионат мира

К сумасшедшим можно относиться по-разному. Можно пытаться их лечить и определять в специальные больницы, где Наполеоны встретятся с Бонапартами, а Македонские с Александрами. Можно, увидев безумца, обойти его стороной. Я вот сегодня так и сделал. В метро сидела баба с котомками, вонючая и злая — и горланила, что «много вас тут ученых расселось!». Следом в вагон вошли мексиканские болельщики, которые только что с аэроэкспресса, и это были одни из их первых впечатлений на российской земле.

Вот как раз о приезжих болельщиках и говорила депутат Плетнева. И как с ней следует поступить? Эта женщина говорит безумные вещи. Ее слова – слова душевнобольного. По крайней мере, с точки зрения нормального общества. Но в нашем обществе таких людей не изолируют в специальном доме с тенистым садиком, прудом и красным крестом – таких людей у нас изолируют в Думе.

Было бы здорово обойти Плетневу стороной, как ту дикую тетку в метро, но депутатов не обойдешь. Они начинают преследовать вас своими законами и предложениями. В России невежество побеждает под видом духовности. Дремучесть побеждает под вывеской морали. Рассказать подросткам о презервативах и других способах контрацепции – это безнравственно. А получить потом миллионы абортов, брошенных детей и матерей-одиночек – вот это не беда. Плетневу волнует, что у нас опять народятся «дети фестиваля».

Так зачем нам вообще этот чемпионат. Не проводили бы футбол – не было бы матерей-одиночек. А тысячи детей, которые уже родились непонятно как, где и кем и были брошены, живут в нищете, без отцов, у матерей-подростков – с ними что? Говорит Плетнева, что особенно не нужно сношаться с представителями других рас. То есть если немцы, поляки или испанцы – еще туда-сюда, но хоть чтоб не с черными и желтыми? Иностранцев очень волнует, как тут в России с расизмом. Да нормально у нас с расизмом! Мы интернационалисты – только не любим негров, «чурок» и узкоглазых. А так всё отлично. У нас действительно нет расизма. Потому что расизм – это система взглядов, это убеждения. А у нас не расизм. У нас дикая, пещерная, дремучая дурь.

Плетнева – я просто напомню – одна из тех, кто встал на защиту и оправдал мерзавца Слуцкого. Вот Слуцкий пусть лапает, кого захочет – а приезжим черномазым нельзя? Депутаты – цвет нации, лучшие люди. Если Плетнева – лучший человек, то какие тогда остальные? Она ж не просто в комитете заседает по делам семьи, женщин и детей – она там главная! Вот эта дама – главная по детям, женщинам и семье. У нее в мозгу ёрш из всех наших комплексов, страхов, штампов и неоконченного среднего образования.

Точно такая же, даже чем-то внешне похожая тетка вылезла однажды на экран и сообщила американцам, что в СССР нет секса. Так вот секса у нас нет до сих пор. Такой секс нам не нужен.

ОРЕХ В ТЕЛЕГРАМЕ
ОРЕХ О СПОРТ

12 июня 2018

Вот моё лицо!

Наблюдать за вручением Госпремий мастерам искусств – странное занятие. Потому что сама церемония какая-то двусмысленная. Вы без труда можете проверить это сами, но все награжденные президентом деятели искусства были его же, президента, доверенными лицами. Значит ли это, что премии дают только своим – или это так совпало? Значит ли это, что музыканты, балетмейстеры и музейщики становятся доверенными лицами ради премий? Значит ли это, что у нас вообще все деятели Терпсихоры, Эвтерпы, Клио и прочих муз уже стали доверенными лицами и любая награда неизменно находит отныне правильных героев?

С другой стороны, не придерешься же! Если бы госпремию получил виолончелист Ролдугин, я бы потребовал уточнений, но какие вопросы к таланту и заслугам Юрия Темирканова, Бориса Эйфмана или Ирина Антоновой?

И я примерно представляю, каким образом люди становятся доверенными лицами. Вряд ли все они бегут наперегонки в Кремль с криками «доверьте мне, вот мое лицо!». Администрация составляет списки, куда вносят всех, кого более или менее знает народ – от той же Антоновой до футболиста Акинфеева, чтобы все слои и возраста электората были охвачены соответствующими «лицами».

Наверное, можно и отказаться. Но отказ – это поступок. Отказ тут же создает проблемы. Или, наоборот, лишает преимуществ. Твой музей, оркестр, театр при прочих равных не получает денег из бюджета, грантов и других бонусов. А за тобой люди, а людям надо кормить семьи. Согласился, внесли тебя в безразмерный список, где твое имя затеряется среди прочих имен – и вроде бы не стыдно. Зато твои люди сыты, зато твой музей, оркестр или театр обеспечены. А тебе вдруг еще и премию дадут. Не убил же ты никого, не предал даже. Просто встал в длинную очередь, просто постоял, поработал «лицом». Государство использует этих людей, а они, в общем, тоже используют государство. Каждый получает свою выгоду. Великие художники и творцы работают по команде каких-нибудь ничтожеств из Администрации, зато потом от этих ничтожеств имеют массу полезного и нужного.

Но статус «доверенного лица» дает человеку и некоторые дополнительные возможности. И мы помним, как Евгений Миронов, год назад на таком же вручении госпремий вместо благодарственной речи вручил Путину письмо в защиту Кирилла Серебренникова. Год назад, кстати! Вон уже сколько дело это тянется!
И пример Миронова, к слову, не единственный. Когда люди идут на какие-то компромиссы с властью, но не теряют достоинства. Сегодня было не так. Никто ничего не просил, никого не защищал. В лучшем случае молчали. А кто-то не мог сдержать восторга при виде президента, который им в сыновья годится. Хотя, казалось бы, зачем?! Или это просто уже привычка такая, выработанная десятилетиями, когда вот так же приходилось кланяться предыдущим начальникам?

ОРЕХ В ТЕЛЕГРАМЕ
ТАМ ЖЕ – О СПОРТЕ

Во всем можно найти свои плюсы. Хотелось бы, конечно, пожить в Италии, да и вообще пожить с видом на море. Но в один прекрасный день возьмет и причалит к твоему берегу корабль, а на корабле шестьсот беженцев из Африки. Голодных, оборванных, беременных, с детьми без родителей – и все эти люди вдруг окажутся твоими соседями, а тебе надо будет о них заботиться. Потому что они же люди, и ты тоже человек. Сострадательный и милосердный.

Про понаехавших и у нас, конечно, любят позубоскалить, но вот так чтобы они понаехивали невесть откуда целыми кораблями – такого у нас, слава богу, нет. Поэтому про африканских мигрантов, плывущих в Италию и вообще в Европу, мы знаем только из новостей и телевизора, который стыдит эту Европу и предрекает ей скорый крах под напором варваров.

С телевизором поступить можно просто: выключить или вообще выкинуть, и оградить себя от его испражнений. С Европой – сложнее. Если бы я мог дать европейцам хороший совет, то сейчас бы толкал речь где-нибудь в Европарламенте, а зал конспектировал меня и было бы слышно, как пролетает одинокая муха. Но советов у меня нет. Есть только очень большой пессимизм. Потому что никакого решения проблемы даже на горизонте не просматривается.

Современная условно западная цивилизация стала заложником двух вещей: собственного благополучия и собственного высокомерия вперемешку с обострившимся гуманизмом. Понятно, что люди бегут оттуда, где бедность и война — туда, где спокойно и сытно. Цивилизованные страны хотели как лучше и пытались осчастливить туземцев против их воли. Цивилизованные страны думали, что если прогнать плохие режимы, то вместо них обязательно будут хорошие и не предполагали, что вместо одних плохих режимов могут просто появиться другие плохие – или даже еще хуже, чем были.

Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия, где и Россия внесла свою лепту во весь этот кошмар. Миллионы и миллионы бегут и бегут оттуда в зажиточную Европу, но к хорошей жизни они не привыкли. Они в этом сытом обществе не нужны. Мало того, что это просто люди с другой культурой и обычаями – но ведь они еще и не могут принести реальную экономическую пользу. Что они умеют? Пахать землю плугом, быть грузчиками и разнорабочими? Без нормальных профессий, без языка, без образования, с другой верой и другими привычками. А адаптировать по доброте душевной надо не десять человек и не сто – миллионы. В  итоге – лагеря, гетто, жизнь на пособия, криминал. Кто виноват? Беженцы, которые пытались спасти свои жизни? Или те же итальянцы, которым надоело быть приемным покоем европейской больницы? Этих мигрантов топить что ли? Или попытаться установить мир в тех странах, из которых они бегут? Но это только войну легко начать, а мир устанавливать можно столько, что теперешние беженцы-подростки превратятся в стариков. Плохих исходов – полно, а хорошего ни одного не видно.

ОРЕХ В ТЕЛЕГРАМЕ
ТАМ ЖЕ – О СПОРТЕ

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире