oreh

Антон Орехъ

18 января 2019

F
18 января 2019

Не верю никому

С новым поворотом в магнитогорском деле давайте разбираться по пунктам.

То, что ответственность на себя вдруг взяли террористы из запрещенного ИГИЛ для меня не аргумент. Я не верю, что они заботились о своих людях и поэтому молчали почти три недели. Те, кто отправляют смертников, не будут заботиться ни о ком. Для создания себе еще более жуткого образа можно взять ответственность за что угодно – это просто невозможно сейчас подтвердить. Как наши спецслужбы не могут убедительно доказать, что это бытовая трагедия, так и террористы не могут доказать, что взрывали именно они.

Расследование, которое провели несколько изданий, выглядит гораздо убедительнее того, что нам дает Следственный комитет и прочие официальные структуры. Просто потому что в этих расследованиях есть много фактуры, а в официальной версии вместо фактуры просто много дыр. То есть нам не то чтобы врут, а вообще ничего не говорят. Нам ничего не говорят про сгоревшую маршрутку, про людей, которые в ней погибли, про стрельбу, которая слышная на видео. Нам не говорят про эвакуацию среди ночи жителей на проспекте Ленина. Нам не говорят про бомбу у торгового центра. В независимых расследованиях масса деталей, а по официальной версии самих этих событий как будто не существует.

В конце концов, для людей, которые погибли в том доме, уже не важно, взорвали их боевики или что-то взорвалось само. Да и для тех, кто выжил, это, думаю, не главный вопрос сейчас. Но нам важно знать наверняка, говорят нам правду или скрывают ее от нас. Потому что мы не можем доверять свою безопасность людям, которые врут. Потому что эти люди заботятся в таком случае не о нас с вами, а о своей карьере и спасают ее, а не наши жизни.

В разгар всех событий в Магнитогорск прибыл Путин. Если независимые источники не ошибаются, выходит, что в городе был президент страны и где-то неподалеку от него могли гонять шахиды на маршрутке с мешками взрывчатки и расставлять бомбы в подъездах и в урнах. От страха за свои задницы эти товарищи могли поставить под угрозу не только нас, но и главу государства. Отсюда вывод: безопасность в России не гарантирована никому – даже Владимиру Путину. Если спецслужбы не дадут нормальных объяснений, мы и дальше будем питаться слухами и догадками и ни в чем не будем уверены на сто процентов. А поведение спецслужб будет зависеть от политической целесообразности.

Когда над Синаем взорвали «аэробус» и погибли 224 человека, официально все тоже с гневом опровергали версию теракта. Потому что эта версия была нам не выгодна. Но тут случились террористические атаки в Париже и вдруг версия с терактом на самолете стала, наоборот, удобной. Потому что вписывалась в парадигму общей борьбы с террором. Так что пока это выгодно, нам будут говорить про взрыв газа – какие расследования ты не проводи. Но если конъюнктура изменится, то могут признать и взрыв бомбы.

ОРЕХ В ТЕЛЕГРАМЕ

3036737

Есть закон, а есть жизнь. В которой этот закон может соблюдаться, а может и нет. Украина – такая же советская страна, как и наша, и люди в ней живут и правят ею – ну, почти такие же советские. Поэтому я бы выждал какое-то время – причем, приличное, чтобы оценить, насколько на самом деле хорош закон о юрисдикции религиозных общин.

На бумаге – всё не так страшно. И главное в нем — насколько я это понял, конечно — что люди сами могут выбирать, с кем они. Можете остаться с Московским патриархатом, можете перейти в Украинский. То есть прихожане будут сами выбирать себе батюшку, а не батюшки будут говорить им, кому теперь надо поклоняться и руку целовать.

Проголосуют две трети – и вопрос решен. А оставшаяся треть несогласных может создать свою общину и договориться о совместном использовании храма.
Всё выглядит, прости Господи, демократично. В чем может быть подвох?

Да хотя бы в совместном использовании. Чтобы договориться, необходимо обоюдное желание и уважение – а если нет ни того, ни другого? Божественная лодка может разбиться, как и любовная – о быт. Есть конкретное имущество – храм, утварь и так далее. Раньше это принадлежало одной церкви, а кому будет принадлежать теперь?

Ведь Московский патриархат бьется сейчас не только за престиж и политическое влияние – но и за недвижимость. Хорошо известен случай в Виннице, где настоятель храма Александра Невского просто снял с него купол. Потому что купол ставили на деньги общины. Храм отдельно, купол от храма отдельно. Точно так же можно представить себе храм без икон и кадил. Общину без храма и храм без прихожан.

Развод – это всегда скандал и обиды. Развод, в котором кроме дележа имущества, еще и политика, и война – болезненный вдвойне. Поэтому даже при самом замечательном законе, принятом в Киеве, в Москве все равно скажут, что это рейдерский захват и ограбление тысячелетия. Забавно только, что Бога почти никто уже не вспоминает.

Ради него эти храмы строились и общины эти собирались. Бывает, что конфессии разные, но здесь и те, и другие – православные. Им и делить-то должно быть нечего. А они только дележкой и занимаются. Кому же из них по новому закону принадлежит Бог?

Орех и его телеграммы

16 января 2019

Не человек

Плевать мне на этого Коссиева. Сергей Леонидович – не человек. Ни в моральном смысле, ни в профессиональном, и даже с философской точки зрения – не человек. Коссиев – функция. У него могла быть какая угодно фамилия, он мог руководить любой колонией – хоть в Карелии, хоть в Мордовии, хоть в Ярославле – вообще любой, в любой точке на территории России, где есть места лишения свободы.

Существует ли в нашей стране тюрьма, изолятор или колония, где не применяются пытки к заключенным? Существуют ли такие начальники, которые не унижают зэков, не вымогают деньги, не создают на зоне, по сути, преступные порядки? Был бы Сергей Коссиев такой один – мы бы хватались за голову и говорили, что в семье не без урода. Но если сама эта семья уродская – как быть?

Когда Ильдар Дадин жаловался на пытки, когда поднялся шум на весь мир – как развивались события? Проверки провели и ничего не нашли.

В Сети и на бумаге уже были десятки свидетельств бывших заключенных колонии, но проверке так и не удалось найти никаких доказательств страшных пыток и издевательств над людьми. Коссиев работал до тех пор, пока его не отправили на пенсию и дальше по каким-то причинам не решили принести в жертву, устроив образцово-показательный процесс. Чтобы когда зайдет разговор о произволе в системе ФСИН, можно было предъявить этого беспредельщика и сказать, что с теми, кто превышает полномочия, активно борются. Коссиеву дали два с половиной года. Его заместителю – три года. Потом еще три года нельзя будет занимать государственные должности. То есть через пять или шесть лет кто-то из них не просто будет на свободе, а снова сможет занять какую-то должность. Придет на прием в организацию гражданин – а там его встретит бывший тюремщик, который его пытал. Вот красота!

Садистам, умалишенным дают сроки, как мелким хулиганам. Это и есть система. Когда вас будут пытать, но ни одна проверка не найдет нарушений, а суд, даже если чудом до него дойдет дело, выпишет наказание, похожее на троллинг. Именно поэтому я и не считаю Сергея Коссиева человеком. Он функция и с этой функцией справлялся успешно. Разве что немного перестарался.

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА

Когда Трампа выбрали президентом Америки, наша Госдума выступила, как члены всероссийского конгресса клоунов. Они реально аплодировали стоя. А некоторые медиаменеджеры собирались кататься по городу с американскими флагами. Все эти люди были уверены, что поймали за бороду Дядю Сэма и в Белом Доме будет жить и работать президент с российским триколором в сердце — Трамп-славянофил. Они сами эту чушь придумали, сами в нее поверили и убедили в ней несколько миллионов обывателей. Теперь в эти глупости верит только спецпрокурор Мюллер, но мы-то понимаем, что с Трампом в Кремле дико облажались.

Я это всё к тому говорю, что скоро на Украине выборы. И перед выборами весьма вероятно поставят ту же пластинку. Что, типа Порошенко – нацист и бандерлог (от слова Бандера). Надо болеть против него и желать ему поражения. Как желали Хиллари Клинтон. Но должны же быть и силы добра. Надо же нам болеть за чью-то победу и верить в то, что среди кандидатов в Киеве есть и такой, у которого на тумбочке рядом с кроватью стоит портрет Путина. Ретранслятор Президента Дмитрий Песков, невзначай размышляя об этом, говорит, что ежели на выборах победит партия мира и дипломатии, то в Донбассе все наладится.

На кого же поставят в Кремле? На вечно молодую Юлию Владимировну Тимошенко? Или на веселого комика Зеленского? По аналогии с Трампом, ставить надо на комика Зеленского. Но скучно там в любом случае не будет. Конечно, слова Пескова можно считать дежурными и риторическими. А можно принять всерьез. Что Путин и команда реально верят в то, что на Украине есть пророссийские кандидаты и надо просто их поддержать.

Я думаю, что на Украине есть усталость и раздражение от нынешней власти, но любви к России там меньше, чем когда бы то ни было. И виновата в этом не партия войны. Войну-то кто начал? У нас у самих-то какая партия? Неужели партия мира? С войной мы можем разобраться вообще без помощи Киева. Просто перестать в нее играть в  Донбассе, и она сама собой прекратится. Но наши амбиции шире. Нам нужен такой человек, который станет плясать под звук кремлевских курантов и делать все, что мы тут пожелаем. Очень наивно полагать, что такой кандидат есть на выборах и что такой кандидат на Украине сейчас в принципе может быть. Но если мы не можем никого обмануть, остается обманывать самих себя.

ОРЕХ В ТЕЛЕГРАМЕ

14 января 2019

Заруба

Теперь не остается сомнений в том, что прокурор города Амурска и начальник местного ГУВД действительно хоронили с почестями криминального авторитета по прозвищу Заруба. Если бы не хоронили, то сидел бы сейчас блогер Виктор Торопцев дома или ехал по своим делам на машине. А Торопцев получил 10 суток и объявил голодовку. Если бы про похороны всё было неправдой – стала бы амурская полиция беситься?

3035039

Эта история из категории чудесных зарисовок нашего времени. В городе есть власть, но настоящим хозяином является человек под названием Заруба. Полицейский давно должен был его поймать, а прокурор обвинять в суде. Но они идут в первых рядах скорбящих за гробом усопшего Зарубы и чуть ли не сами этот гроб несут.
Возможно, это было для них самой большой физической нагрузкой за последнее время – тащить гроб вора в законе.

Люди живут в 21 веке и наивно полагают, что если днем перекрыть улицу, выстроить длинную процессию и пройти до кладбища с телом бандита, то никто об этом не узнает. Сделать всё, чтобы привлечь внимание и надеяться на то, что внимания никто не обратит.

И прокурор, и начальник ГУВД по-прежнему на своих местах. Они не только не уволены, но никого своим поведениям, кажется, не смутили. Может быть, у их начальников тоже есть свои смотрящие за городом, за областью, за краем? Может быть, в стране помимо официальных структур власти есть параллельные структуры?
Иногда полицейские страшнее бандитов. А иногда между ними вообще невозможно увидеть разницу.

За все ответит мужик, который даже не сам снимал видео похорон, а перепостил его из чужого аккаунта. Но аккаунт московский и из Амурска его не достать. А наказать за неуважение к погонам кого-то надо. Надо наказать кого-то за неуважение к памяти покойного Зарубы! И нашли Виктора Торопцева. А поскольку статьи за оскорбление чувств криминальных авторитетов пока нет, то докопались до мужика из-за водительских прав.

И заметьте – дело происходит на фоне всероссийского резонанса. Везде об этой истории слышали, тысячи людей посмотрели видео, а Торопцева все равно наказывают. И расскажите нам что-нибудь про лихие 90-е, как страшно было жить в ту пору и как все изменилось в нашей стране теперь. Да, всё изменилось – особенно в городе Амурске.

Следственный комитет мог бы и промолчать. Наши следователи столько раз бездействовали и набирали в рот воды в трудных ситуациях, столько раз заматывали громкие дела, что ей-богу, никто бы не расстроился, если бы СК и в этот раз сделал вид, что ничего не произошло. Но комитет решил прокомментировать новое расследование гибели группы Орхана Джемаля. Это расследование практически не оставляет сомнений в том, что журналистов намеренно, хладнокровно заманили в западню и убили. Не было задачи просто помешать сбору материала о наемниках Вагнера и делах Пригожина. Была задача именно убить. И как раз фактуры в расследовании центра «Досье» выше крыши и эта фактура выглядит крайне убедительно! Чем отвечает Следственный комитет?

Следственный комитет валит всё на Ходорковского. Который все плохо организовал, подставил людей и люди погибли. Допустим. Но это разные истории. Есть история об организации поездки, и есть дело об убийстве. Убил Джемаля, Расторгуева и Радченко не Ходорковский. И задача любого расследования состоит в первую очередь в том, чтобы найти убийц и установить, кому это убийство было выгодно. Но у Следственного комитета России задача очевидно другая.

Между тем, ресурсы у СК несравнимо более мощные, чем и Ходорковского и любой группы независимых расследователей. Глупо отрицать, что в ЦАР всё так или иначе схвачено гражданами России. И Следственному комитету не составило бы труда отправить в Африку хоть полк целый следователей, перевернуть там все вверх дном и давно найти всех причастных. Но Следственный комитет, как мне кажется, и так прекрасно знает, куда ведут все нити и кто причастен к гибели журналистов. Поэтому никакой полк, батальон и даже взвод следователей никуда не поехал. Отделались формальностями. Зато активно работает пресс-служба, которая сочиняет заявления. В расследовании центра «Досье» есть факты. В заявлении СК есть… только заявления. Хотя и в них можно найти любопытные нюансы. Скажем, СК уверяет, что водитель погибшей группы никак не был связан с жандармерией. А Следственный комитет откуда это знает и почему считает важным опровергнуть именно эту деталь? И вообще весьма настойчиво поддерживает только одну версию – убийства в ходе ограбления? Да понятно почему! Потому что версия с ограблением позволяет немедленно закрыть и забыть это дело. Не искать следы Вагнера, а спихнуть все на диких абреков и Ходорковского. Я думаю, что сам факт заявления СК подтверждает правоту версии, выдвинутой в новом расследовании центра «Досье». Мы понимаем, кто и за что убил Джемаля, Расторгуева и Радченко. И понимаем, что в ближайшее время ни убийц, ни заказчиков не накажут. Есть вещи, которые в современной России просто невозможны при теперешних властях.

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА

Рогозин большой мастер образов. Вот он говорит об инфантильных российских ученых, которые в погоне за публикациями в иностранной прессе готовы Родину продать и я так и представляю себе этих очкариков, отрывающих на бегу подметки и сжимающих в руках даже не флешки, а листы бумаги со своими статьями, отпечатанными на пишущей машинке – и бегут они куда-то за горизонт, чтобы в загранице опубликовать свои работы, нашпигованные стратегической информацией. Наивные дураки. А недоброжелатели России потирают руки, ожидая выхода в свет очередного научного журнала, чтобы не откуда-то, а из научных публикаций узнать все наши главные секреты. Скажите мне, сколько в России нобелевских лауреатов? Подсчет не займет у вас много времени. Каждый наш «нобель» — событие даже не года, а десятилетия. Американцев в нобелевских списках гораздо больше – и не только американцев.

А много ли открытий и прорывов совершили наши ученые за отчетный период? Таких прорывов, о которых говорят во всем мире, а не только на заседаниях нашей Академии наук? Уж если Рогозин заговорил о погоне за публикациями в иностранных изданиях – как погоня, увенчалась успехом? Много публикуют-то? Да, наши не глупее их. Только про наших никто в мире не знает. Ни читают нас там. А чтобы публиковаться, надо хотя бы знать иностранные языки. На уровне, достаточном для серьезной научной работы. В том-то и беда, что публикуются наши очкарики ничтожно мало в сравнении с зарубежными коллегами. В чем я с Рогозиным соглашусь – так это в том, что значение исследований определяется не публикациями в журналах, а реальной пользой от исследований. Но где польза-то? Кому-то, чтобы печатать свои работы приходится уезжать из страны. Не по политическим соображениям, а потому что нет условий для труда. За границей работают, за границей внедряют и приносят пользу, за границей по итогам своей работы и публикуются. Потому что есть что публиковать. А дома – вместо работы ты скорее получишь тюремный срок за «инфантильную открытость».

Решение о том, сносить дом на улице Карла Маркса в Магнитогорске должны принимать сами жители этого дома. Конечно, есть мнение губернатора, есть выводы экспертов и есть еще куча рациональных или эмоциональных доводов в пользу того, что никакой опасности нет и жить в несчастном доме можно. Но жить в нем будет не губернатор. Жить в этом доме будут не эксперты. И не мы с вами. Это к вопросу о том, что петицию за снос подписали уже десятки тысяч человек. Но мы, сидя в своих крепких и счастливых домах, подписывать можем все, что угодно, и никто из нас в знак солидарности с магнитогорцами в этот взорванный дом по доброй воле не поедет. Поэтому в море абстрактных рассуждений есть судьбы и чувства десятков конкретных людей, чья жизнь реально разделилась на до и после. У них может быть обычный человеческий страх. Им ежедневно придется проходить по тому месту, где была арка и обвалившийся подъезд. Где жили их соседи и друзья. Это каждый день будет напоминать им о трагедии. Но есть и чисто практические соображения. Экспертиза говорит, что дом безопасен, но мы же знаем, как у нас проводят экспертизы и не привыкли им доверять.

Почти все, что в России обрушилось и сгорело, тоже проходило какие-то экспертизы – и что? С момента трагедии не прошло и десяти дней – можно ли за это время провести действительно полномасштабную скрупулезную экспертизу? Могут ли жители быть уверенными на сто процентов, что дом не пойдет трещинами, что в нем что-нибудь еще внезапно не отвалится. Но сейчас к ним приковано внимание всей страны, а через пару месяцев про них все забудут, и вот тогда ни про какое расселение и речи уже не зайдет. Наверняка есть среди жильцов дома и такие, кто ничего не боятся, никуда с привычного места уезжать не хотят и всё их устраивает. Ради бога! Их мнение тоже необходимо учесть. Хотят остаться – пусть остаются, тем более когда губернатор и эксперты уверены в безопасности строения. Но если человек хочет переехать, ему надо помочь.

Понятно, что время сложное, деньги в стране внезапно закончились, но, так или иначе, граждане доверили властям свою безопасность и свои жизни, а власти эту безопасность не обеспечили. Был ли это теракт, был ли это взрыв газа – но людей не уберегли. А раз не уберегли – то помогайте им теперь наладить жизнь заново. На прежнем месте или в каком-то другом. Но решающее слово должно быть за жителями дома. А мнение начальства и выводы экспертов – это уже справочная информация.
Оригинал

Конечно, это не скандал, а рождественский анекдот. Который хорошо рассказывать и слушать, изнемогая от десятидневного оливье с игристым. О важнейших событиях в истории России люди узнают совершенно точно не из здоровенной таблицы в павильоне на ВДНХ рядом с гардеробом. Хотя и расположение таблицы нельзя пренебрежительно недооценивать. Гардероб – стратегическая точка. Это в каком-нибудь главном зале граждане могут пройти мимо и даже не взглянуть на экспонат. Они и вовсе могут до него не дойти. А мимо гардероба не проскочишь. Вообще я бы самые интересные таблицы, и даже картины со скульптурами выставлял в трех важнейших местах – у буфета, у гардероба и туалета. Самые ходовые точки, без которых невозможно воспитание культурного человека и его историческое просвещение.

Веселой получилась и реакция людей из павильона. Мол, у нас выходные, догуливаем, как и вся страна праздники и бог его знает, кто и что в таблице заклеил. Кот из дома – мышь в пляс. Потом окажется, что какой-нибудь гардеробщик самовольно внес искажения в новейшею историю с помощью скотча. Но пошутил не он один. Если исходить из таблицы, то за 12 лет, за два срока Путина и один срок Медведева, в России было пять главных событий: «Курск», «Норд-Ост», «Беслан», война с Грузией и Нобелевская премия Жореса Алферова, которую тоже заклеили на всякий случай. Три теракта, военный конфликт и научная награда. Не очень разнообразно и совсем не радостно для дюжины лет, о которых обычно принято говорить, что Россия тогда встала с колен, отдала долги, укрепила международный престиж, перестав плясать под дудку Вашингтона, возродила армию и флот, улучшила демографию – да и вообще жила в это время как никогда хорошо. И даже мировой кризис 2008 года, спровоцированный Америкой, мы прошли без потерь.

А потом кому-то дают задание сделать таблицу достижений от Рюрика до Путина, и за 12 лет автор сумел вспомнить только гибель моряков, гибель заложников в театре и гибель детей в школе. А еще войну с братским народом. Ну, и премию за достижения, по сути, относящиеся еще к советскому периоду. Какая прелесть. Тут не только табличку заклеить нужно поскорее, но и автора таблички найти и посмотреть в его крамольные глаза. Но самое забавное, что даже в гардеробе, на самой урожайной точке павильона, единицы стали бы всерьез и пристально изучать все эти таблички и строчки. Зато когда в них что-то залепили – всем сразу стало интересно. Почему-то именно так всегда и получается.

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА

Президент Путин в одном шаге от самого опасного решения за все двадцать лет своего правления. Всё идет к тому, что Россия и Япония договорятся. И не просто подпишут мирный договор. Япония получит острова! Не все четыре спорных курильских острова, но половину. Так сказать, баш на баш, 50 на 50, тебе половину и мне половину.

Не уверен, кстати, что японский народ так уж обрадуется этому соглашению – японцы много лет требуют вернуть им весь квартет островов. Половина – это мало. Но с японским народом пускай объясняется японский премьер. Пускай снова придет на могилу отца и расскажет папе, почему согласился взять частями и пошел на компромисс. Нас интересует наш лидер.

«Своих не бросаем» — вот главный лозунг последней пятилетки. Под этим девизом мы Крым вернули, спасая крымчан от полчищ бандеровцев. Вернули исконно русскую землю в родную гавань. Но ведь Курилы – это такая же исконно русская земля! И мы, и наши родители росли с четким знанием того, что эти острова – наши и ничьими другими быть не могут. Что японцы зря пасть разевают в своих притязаниях. Что День Северных территорий и прочие колядования – это провокации, инсинуации и попытки пересмотреть исторические итоги. Вторая мировая война закончилась на Тихом океане, и наши предки кровь за эти острова проливали, добивая самураев милитаристской Японии. О возвращении островов речи быть не может – мы слышали это тысячи раз. Нам говорили это так громко и четко, что нет в России человека, который бы про это не слышал.

И теперь миллионам граждан России придется объяснить, с какой стати мы вдруг берем и отдаем нашу территорию? Надо объяснить это так, чтобы любой дурак понял. Чтобы даже самый дремучий мужик в самом глухом уголке уяснил, отчего так вышло. И самое нелепое, что может быть в такой ситуации – это ссылаться на какой-то договор 1956 года. Почему же мы раньше-то на него не ссылались? Почему раньше про такой договор здесь никто и не слыхал? Почему, когда Крым присоединяли, то махнули не глядя на пачку других соглашений, подписанных не при царе Горохе, а уже в наше время?

До недавней поры Путин старался не принимать опасных для себя решений. Но в прошлом году устроил пенсионную реформу и несколько недель прятался, откровенно боясь давать объяснения. А когда дал – ему все равно никто не поверил, потому что люди не идиоты и хорошо поняли, что реформа – против них. Но с островами будет еще хуже. Потому что все внутренние сложности прикрывали международными якобы успехами и растущей мощью страны на мировой арене. Так в чем же эта мощь, если мы просто так японцам нашу землю отдадим? И может ли Путин поручиться, что следом за Курилами Россия однажды и Крым не вернет обратно?

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире