11:23 , 23 сентября 2019

Александр Гольц: Почему Путин предлагает российское оружие всем сторонам ближневосточного конфликта?


Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Путин не случайно предложил саудитам купить С-400: вооружение становится главным козырем Кремля во внешней политике

Ситуация на Ближнем Востоке становится все более взрывоопасной. В ночь на 14 сентября по предприятиям саудовской национальной нефтяной компании Saudi Aramco на востоке страны были нанесены воздушные удары. Нападению подвергся крупнейший в мире нефтеперерабатывающий комплекс вблизи города Абкаики и НПЗ в районе Хурайс, в котором располагается второе по величине нефтяное месторождение Саудовской Аравии. После атак на обоих предприятиях вспыхнул сильный пожар. В результате производство саудовской нефти упало наполовину, что вызвало серьезную панику на мировых финансовых рынках. Стоимость нефти выросла на десять процентов. До сих пор достоверно неизвестно, каковы размеры причиненного ущерба, удастся ли Саудовской Аравии быстро восстановить производство.

Атака без ответа

Ответственность за авиаудары взяли на себя мятежники из йеменского движения «Ансар Аллах», с которыми Саудовская Аравия довольно безуспешно воюет последние годы. Однако Вашингтон, а за ним с некоторым промедлением и Эр-Риад обвинили в произошедшем Иран. Нефтепромыслы атакованы не только дронами (беспилотными летательными аппаратами), но и крылатыми ракетами иранского производства, остатки которых были продемонстрированы в ходе пресс-конференции, устроенной саудовскими военными. Обращает на себя внимание необычайная точность этих «дронов», которые должны были пролететь около тысячи километров. Все двенадцать емкостей для очистки нефти в Абраики (каждая диаметром всего в 30 метров) были поражены строго в центр. Трудно предположить, что хуситские формирования способны разработать и использовать летательные аппараты со столь совершенной системой наведения. Кроме того, в Вашингтоне указывают: дроны и крылатые ракеты прилетели с севера, а не с юга, как должны были, если бы они действительно были запущены в Йемене.

Таким образом, Вашингтон и Эр-Риад получили классический casus belli — повод для войны. Иран, как водится, разразился превентивными угрозами в адрес США, сообщив, что под прицелом его ракет находятся и американские базы на Ближнем Востоке, и американская авианосная группировка. При этом Трамп, который поначалу заявлял, что «Америка заряжена», намекая на готовность к войне, сбавил уровень риторики и явно готов ограничиться лишь новыми, весьма суровыми, заметим, санкциями в отношении Ирана.

Вероятно, немалое значение имело и то, что своими ударами иранцы продемонстрировали довольно высокую степень боеготовности. И что американские генералы вынуждены учитывать заявления противника о том, что их военные объекты и корабли находятся под прицелом. При этом американские системы ПВО, на приобретение которых были истрачены миллиарды долларов, спокойно пропустили иранские ракеты.

Госсекретарь США Майкл Помпео был вынужден оправдываться и довольно неуклюже: «Мы видели, что системы противовоздушной обороны имеют смешанный успех. Даже одни из самых лучших систем в мире не всегда сбивают цели. Мы хотим убедиться, что инфраструктура и ресурсы расположены таким образом, чтобы подобные атаки были менее успешными. Это атака такого масштаба, которого мы не видели прежде».

Саудовская Аравия имеет на вооружении системы ПВО большой дальности Patriot и системы ПРО/ПВО THAAD. Эти комплексы предназначены для уничтожения самолетов и баллистических ракет, летящих на больших скоростях. А вот противостоять дронам и крылатым ракетам, летящим на небольшой высоте с дозвуковой скорости, они не могут.

Приблизительно с той же проблемой сталкивалась и российская армия 20—30 лет назад (при моделировании гипотетического столкновения с США). Американцы сначала во время «Бури в пустыне», а потом в ходе операции против Югославии массировано применили крылатые ракеты, а средств противодействия практически не было. Оставалось лишь уповать на сдерживающую силу ядерного оружия. Однако в надвигающемся локальном конфликте это оружие не слишком полезно.

Покупайте российское

И тут главный российский начальник сделал довольно неожиданное предложение. «Что касается помощи Саудовской Аравии. В Коране говорится о неприемлемости любого вида насилия, кроме защиты своего рода. Чтобы защитить «свой род», свою страну, мы готовы оказать соответствующую помощь Саудовской Аравии, а политическому руководству Саудовской Аравии достаточно принять мудрое государственное решение, как это сделали в свое время руководители Ирана, закупив С-300, и сделал президент [Турции] Эрдоган, закупив у России новейшие комплексы ПВО С-400 «Триумф». Они надежно защитят любые объекты инфраструктуры Саудовской Аравии», — поведал Путин после встречи в Анкаре с президентами Ирана и Турции. Справедливости ради заметим: с военной точки зрения саудовцам больше подошли бы комплексы «Панцирь» или «Тор», созданные в России как раз для борьбы с крылатыми ракетами.

С политической же точки зрения предложение Путина навевает воспоминания о полковнике Лоуренсе Аравийском, этой легенде британской разведки, который в годы Первой мировой действовал как раз на территории нынешней Саудовской Аравии и поставлял оружие арабским племенам, воевавшим с Турцией. Но он все-таки поставлял оружие лишь одной из воюющих сторон. Теперь же, действуя сугубо в традициях Британской Ост-Индийской кампании даже не 19-го, а 18-го века, Путин заявляет о готовности вооружать уже все воюющие стороны.

При этом следует иметь в виду, что все рассуждения об «оборонительном» характере систем ПВО являются чистой демагогией. Обладание мощной системой защиты рождает ощущение безнаказанности у потенциального агрессора и является фактором, подталкивающим его к действию. Именно в рамках этой логики Москва всячески обличает попытки США создать систему глобальной противоракетной обороны. И как раз сейчас, в момент резкого обострения ситуации, самое время задуматься, какую роль в усилении агрессивности Тегерана сыграла продажа ему Россией комплекса ПВО С-300. Уместно вспомнить, что в 2010 году после введения антииранских санкций Россия отказалась продавать зенитный комплекс Тегерану. Однако через пять лет, желая ущипнуть Запад побольнее на пике украинского кризиса, Путин распорядился начать поставки. Официальные российские представители настаивают, что при этом Москва не нарушила международных законов. Может быть, и так (до сих пор идет спор, запрещали ли тогдашние санкции продажу систем ПВО). Точно так же никто в обыденной жизни не запрещает продавать ножи и топоры. Но что сказать о продавце, который без вопросов обслужил человека, вбежавшего в лавку скобяных товаров с криком: «Всех перережу!». А тегеранские муллы без остановки говорят о желании сжечь Израиль…

В конце 1990-х в России широко обсуждалась теория, согласно которой Москва может обеспечить вес и влияние на международной арене, если, используя советские еще связи с руководством «стран-изгоев» вроде Ирана, Ливии или КНДР, будет вести с ними переговоры от лица цивилизованного мира. Теория эта никогда не была реализована. Диктаторы — кто угодно, только не идиоты. Они прекрасно понимают — условия капитуляции лучше обговаривать лично, без посредников. А Россия постепенно превратилась в самую большую страну-изгоя. Страну, которая обеспечивает прикрытие «товарищам по оружию», блокируя в Совете безопасности ООН принятие резолюций их осуждающих. А еще продает им оружие. Точнее раздает: вооружение производится на российские кредиты, которые никогда не будут возвращены.

При этом Путину только кажется, что нынешняя ситуация на Ближнем Востоке обеспечивает России немалые преференции и ради этого стоит вести игры в стиле Realpolitik минувших столетий. Цены на нефть, конечно, поднялись. Однако этот подъем может сделать рентабельной добычу сланцевой нефти в США, что позволит американцам качественно повысить эффективность добычи. И это, как предсказывают некоторые эксперты, приведет в долгосрочной перспективе к резкому обвалу цен со всеми вытекающими для отечественной экономики последствиями. Но главное не это. Представим, что предложения Путина неожиданно осуществились. Саудовцы вдруг вспомнили о давно забытом соглашении о намерениях относительно закупки С-400 и спешно приобрели этот комплекс. А потом разразилась новая война. В которой на одной стороне — Иран с С-300, на другой Саудовская Аравия — с С-400. В ходе боевых действий страна, продавшая военную технику, обречена помогать покупателю: проводить ремонт, поставлять запчасти, обучать военнослужащих, взамен тех, кто выбыл в ходе боевых действий. России придется или выбирать между клиентами, или, совершая немыслимые кульбиты, оказывать поддержку каждой из противоборствующих сторон одновременно. А обе они будут ждать дипломатической, а может, и прямой военной поддержки. Кремль же рискует заиграться и стать врагом для каждого из участников возможного конфликта…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире