11:54 , 06 сентября 2019

Что затормозило обмен пленными, и кто в итоге вернется на родину?

3152567
Андрей Иволгин / ТАСС

Переговоры Москвы и Киева увенчались успехом, когда на компромисс пошел Зеленский, решив освободить свидетеля по делу о сбитом «Боинге»

Фальстарт

Информация об активизации переговоров между Москвой и Киевом об обмене удерживаемыми людьми появилась еще в конце августа. 23 августа президент Украины Владимир Зеленский заявлял, что рассчитывает на результаты уже «в ближайшие дни». Тогда же появилось сообщение, что обсуждается обмен по формуле 33 на 33.

И когда в ночь на 30 августа сотрудница Верховной Рады Анна Исламова сообщила, что Москва и Киев начали обмен, а следом в телеграм-каналах стали писать о том, как самолеты с недавними пленниками приземляются на родине, это воспринималось, как свершившийся факт. Но уже утром стало ясно, что это фальстарт. В СБУ Украины сообщили, что обмена в этот день не будет, российские же официальные лица все эти слухи вообще не комментировали.

Хотя адвокаты подтверждали: несколько граждан Украины, находящихся в СИЗО или колониях России, в том числе осужденный по обвинению в терроризме кинорежиссер Олег Сенцов, были этапированы в Москву. В свою очередь, в Киеве из СИЗО отпустили главного редактора «РИА Новости — Украина» Кирилла Вышинского, выдачи которого добивалась Москва.

Собеседник «Открытых медиа», близкий к администрации российского президента, подтверждал: по первоначальному плану обмен действительно должен был состояться до 2 сентября, когда планировалась встреча помощников глав государств — участников переговоров по урегулированию конфликта на Донбассе (с российской стороны в них участвует помощник президента Владислав Сурков). В целом же, по словам собеседника «Открытых медиа», процесс обмена планируется завершить до нового заседания «нормандской четверки» (в нее входят Россия, Украина, Франция и ФРГ): без решения этого первого вопроса урегулирования встречаться смысла нет.

Но хотя принципиальная договоренность об обмене между Москвой и Киевом достигнута, все уперлось в согласование конкретных имен, добавляет источник «Открытых медиа». Он подтверждает информацию, что обмен застопорился, прежде всего, из-за спора о том, должен ли быть в списке Владимир Цемах.

Фактор Цемаха

Об этом же говорят и в Киеве. Известный украинских политик, бывший народный депутат Мустафа Найем прямо утверждает, что реальная причина задержки обмена пленными между Украиной и РФ — неожиданно появившееся требование Москвы выдать Владимира Цемаха — одного из ключевых свидетелей в международном процессе по делу о сбитом малайзийском «Боинге» (MH17). «Владимир Цемах — бывший начальник противовоздушной обороны Славянской бригады т.н. самопровозглашенной Донецкой народной республики. Боевика вывезли с оккупированной территории украинские спецслужбы. Ему инкриминируют ч.1 ст.258−3 Уголовного кодекса (создание террористической группы или террористической организации). 29 июня он был взят под стражу на 60 суток без права внесения залога», — написал Найем в своем телеграм-канале.

Владимир Цемах был командиром роты боевиков, которая в 2014 году, как считают в Киеве, сбила «Боинг» рейса МН17. Сотрудники СБУ в ходе сложнейшей спецоперации 27 июня выкрали Цемаха из оккупированного города Снежное.

Когда просочилась информация, что Москва требует включить Цемаха в списки для обмена, 40 депутатов Европейского парламента обратились к Зеленскому с призывом не обменивать Цемаха на украинских пленных. Следователи из Нидерландов также просили Киев не выдавать его, потому что хотят допросить в качестве свидетеля на слушаниях в Гааге по делу о сбитом малайзийском «Боинге».

В самом украинском руководстве, по свидетельству близких к офису президента собеседников, также были разногласия по поводу Цемаха: силовики, особенно из СБУ, выступали резко против его выдачи Москве.

Однако решение об освобождении все-таки «продавила» администрация Зеленского. Не зря главу президентского офиса Андрея Богдана (в недавнем прошлом личного адвоката олигарха Игоря Коломойского) в украинских СМИ характеризуют как человека, который умеет навязывать свою волю судебной системе страны.

Процесс пошел

То, что именно фигура Цемаха была камнем преткновения, подтвердилось 5 сентября. В четверг Киевский апелляционный суд выпустил бывшего боевика ДНР Владимира Цемаха прямо из зала суда под личное обязательство. Таким образом, судья отменил постановление Шевченковского суда о продлении Цемаху меры пресечения в виде содержания под стражей до 20 октября 2020 года.

И буквально сразу после освобождения Цемаха впервые прокомментировал обмен пленными между Россией и Украиной Владимир Путин. «Достаточно сложно было принимать решение по конкретным людям, но подходим к финалу, — сказал он в ходе Восточного экономического форума во Владивостоке. — По поводу обмена: я думаю, что он будет таким достаточно крупным, масштабным, и это уже было бы хорошим шагом вперед, в сторону нормализации».

В свою очередь, информагентство «РБК-Украина» сообщило, что именно на Владимира Цемаха (а не Кирилла Вышинского, как ранее считалось) обменяют украинского режиссера Олега Сенцова.

В СМИ появилась новая дата обмена: ночь на 7 сентября.

Многие украинские политики и эксперты расценивают согласие Киева на выдачу Цемаха и в целом всю историю с обменом как однозначный проигрыш Украины — как минимум в информационной войне. «Представители украинской власти поверили сообщениям российских телеграм-каналов и ряда СМИ, выдав планируемый обмен как решённое дело, — констатирует украинский политолог Игорь Тышкевич. — И это была первая ловушка Кремля, который, взяв паузу, выставил представителей украинских властей людьми, не способными даже получить достоверную информацию. Позднейшие дополнительные требования создали ещё ряд рисков (как внутриполитических, так и внешнеполитических) для официального Киева. И поверьте, Кремль расставил еще ряд ловушек на пути освобождения украинцев».

Аналогичное мнение высказал депутат Верховной Рады Украины 8-го созыва Вадим Денисенко: «Мы проиграли очередной раунд информационной войны. Проиграли потому, что хотели пиара и лайков. И еще мыслили одноходовкой: мы выпускаем ихних, а они просто так отдадут наших. Путин применил простой прием, который он обыгрывал множество раз. Суть приема следующая: заставить соперника считать, что дело сделано, подогреть информационный шум (официальные российские лица, между прочим, молчали об обмене — и это ключевой момент), а затем отыграть все назад. И начать торги заново».

Кого будут менять

В четверг министр юстиции РФ Александр Коновалов заявил, что Россия в рамках обмена пленными может передать несколько десятков украинцев. Коновалов отметил, что российская сторона при соблюдении процедур может вернуть на родину гражданина любой страны, с которой у России есть соответствующие договоренности.

Кто эти люди? В первую очередь, 24 военнопленных моряка. Здесь есть много спорной информации, поскольку, по неподтвержденным данным, часть украинцев от участия в обмене отказалась — эти люди не считают себя виновными. Впрочем, как пояснили автору источники в СБУ, российская сторона вполне может вернуть моряков в Киев и без их согласия — в самом деле, не поедут же они в знак протеста обратно в Москву — в тюрьму…

Есть еще несколько человек, которых, с высокой вероятностью, Россия вернет Украине. Журналист Роман Сущенко — его задержали и арестовали в Москве 30 сентября 2016-го. В России журналиста обвинили в шпионаже в пользу Украины и приговорили к 12 годам колонии строгого режима. Олег Сенцов и Александр Кольченко — их задержали в Крыму в 2014 году. В России их обвинили в подготовке терактов. В 2015 году Сенцова приговорили к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима, Кольченко — к 10 годам. До последнего времени Сенцов отбывал наказание в колонии в городе Лабытнанги.

Евгений Панов, служивший в 37-м батальоне ВСУ. В 2016 году ФСБ России обвинила его и других украинцев в подготовке теракта в Крыму. В июле 2018-го суд в Крыму приговорил его к восьми годам лишения свободы. В октябре того же года Панова этапировали из Симферопольского СИЗО в Москву. Евгений Панов неоднократно заявлял о пытках, психологическом давлении на него, а также о фальсификации доказательств по делу и препятствовании работе адвокатов.

По этому же делу проходил Андрей Захтей. Летом 2017 года СМИ писали, что он признал свою вину и заключил досудебное соглашение со следствием. В феврале 2018-го Верховный суд Крыма приговорил украинца к шести годам и шести месяцам колонии строгого режима и штрафу в 220 тыс. рублей. В ноябре 2018 года его жена Оксана Захтей сообщила, что ее муж подал документы на экстрадицию в Украину.

Дмитрий Штыбликов — фигурант другого дела о так называемых «крымских диверсантах». Его задержали в Севастополе в ноябре 2016-го вместе с Алексеем Бессарабовым и Владимиром Дудкой. Всех троих крымские силовики назвали членами «диверсионно-террористической группы главного управления разведки Министерства обороны Украины» и обвинили в «подготовке диверсий в Крыму». В мае 2017 года Штыбликов заключил досудебное соглашение со следствием и признал свою вину. А уже в ноябре Севастопольский городской суд приговорил его к пяти годам колонии строгого режима и к штрафу. При этом Бессарабов и Дудка свою вину не признают.

Также российские СМИ в числе подготовленных к обмену украинцев называют Владимира Балуха, Павла Гриба, Николая Карпюка и Станислава Клыха.

Впрочем, Владимир Путин во Владивостоке сказал, что по поводу выдачи Клыха и Карпюка у Москвы «особая позиция». Дело в том, что они сидят за участие в другой войне — Первой Чеченской — на стороне сепаратистов.

Кого из пленных может передать Украина России — вопрос более туманный, никакие списки в СМИ не просачивались. Нет сомнений, что отпустят Цемаха. Также звучали фамилии граждан России Максима Одинцова и Александра Баранова. 13 февраля 2018 года бывшие военнослужащие Вооруженных сил Украины Баранов и Одинцов были приговорены за государственную измену и дезертирство к 13 и 14 годам лишения свободы соответственно. Также упоминается экс-боец спецподразделения «Беркут» Александр Саттаров, которого судят в Киеве за участие в «Самообороне» Крыма.

По мнению украинского экс-депутата Денисенко, новый президент Украины и его команда очень много поставили на этот обмен: «Весь этот обмен — только первый шаг к большой сделке, на которую должен пойти Зеленский». Большой обмен позволит Зеленскому выполнить одно из главных предвыборных обещаний («вернуть своих»), а России — надеяться на поэтапное смягчение европейских санкций.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Денис Лавникевич, Киев

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире