10:51 , 03 сентября 2019

Александр Гольц: Почему резко падает спрос на российские самолеты и вертолеты?

3151007

После авиасалона МАКС-2017 сообщалось о контрактах на 400 млрд руб., по итогам МАКС-2019 объявили о 250 млрд. Но и эти цифры сомнительны

Если бы кто-то попытался составить представление о завершившемся на днях авиасалоне МАКС-2019, опираясь исключительно на репортажи федеральных телеканалов, то без сомнения самым ярким событием он посчитал бы покупку Владимиром Путиным мороженого для турецкого президента Реджепа Эрдогана. Сюжет об этом заслонил даже главные премьеры авиасалона: демонстрационные полеты истребителя пятого поколения Су-57 и узкофюзеляжного пассажирского авиалайнера МС-21. Милая шутка главы государства, оставившего после покупки сдачу министру промышленности «на развитие авиапрома», без конца пережевывалось официальными журналистами, которые столкнулись с извечным: «о чем говорить, если не о чем говорить».

Шуму много, контрактов мало

Все дело в том, что нынешний МАКС был на редкость неудачным для отечественного авиапрома. Ведь по завершении салона у российских чиновников принято рапортовать о немыслимых суммах заключенных контрактов. Причем в соответствии с ритуалом итоги очередного МАКСа должны обязательно превышать прошлые достижения. Так, если в 2015 году устроители утверждали, что авиатехники удалось продать на 350 миллиардов рублей, то в 2017-м — уже на 400 миллиардов. Конечно, всякий раз они прибегали к бессовестному мухляжу, выдавая ничего не значащие «протоколы о намерениях» за реальные контракты. Однако на сей раз результаты были столь плачевны, что даже «мягких контрактов» (таков теперь эвфемизм для обозначения бумажек, в которых нет ничего, кроме пустых обещаний) не хватает, чтобы объявить о хоть каких-нибудь достижениях. Один бог знает, что имели в виду организаторы, когда сообщили, что сумма подписанных контрактов превысила 250 млрд рублей.

Ведь все ограничилось заявлением президента компании «Иркут» Равиля Хакимова о соглашениях о намерениях относительно покупки пяти МС-21 с авиакомпанией «Якутия», десяти этих самолетов — казахстанской BekAir. Также говорилось о загадочном третьем покупателе, который запретил себя называть.

Ряд сделок на поставку самолётов Superjet 100 подписала компания «Гражданские самолеты Сухого». Десять лайнеров приобретёт в лизинг все та же авиакомпания «Якутия». Авиакомпания QanotSharq (Узбекистан) подписала «мягкий» контракт на три самолёта этого типа. Ещё два лайнера SSJ-100 приобрела маленькая ростовская авиакомпания «Азимут», весь парк которой состоит из восьми «Суперджетов».

Холдинг «Вертолеты России» заключил сделку о поставке десяти вертолетов Ми-8АМТ для перевозок на Крайнем Севере. Минобороны Белоруссии подписало с концерном «Алмаз-Антей» на ремонт ракет комплекса С-300 и постгарантийное обслуживание зенитных ракетных комплексов «Тор-М2К».

Можно только посочувствовать работникам пресс-службы авиасалона, которые докапывались буквально до мышей, чтобы найти хоть какие-нибудь заключенные контракты. На суммы в сотни миллиардов они уж точно не тянут.

Глубокий кризис авиапрома

Этому есть несколько объяснений. Во-первых, бюрократическое. Большая часть гигантской общей суммы контрактов предыдущих салонов формировалась за счет соглашений российского Минобороны с авиапромом, подписание которых приурочивалось к очередному МАКСу. Однако теперь военное ведомство проводит в парке «Патриот» собственную выставку достижений военного хозяйства «Армия», где и сообщает о контрактах.

При этом министр обороны Сергей Шойгу, скорее всего, затаил обиду на хозяев МАКСа. В 2017-м он настойчиво предлагал переместить авиасалон из Жуковского в парк «Патриот». Но организаторам МАКСа удалось тогда отбиться. Последствия, как видим, настигли их через два года.

Во-вторых, и в главных, отсутствие контрактов на МАКСе — свидетельство серьезного кризиса, в котором находится отечественная авиационная промышленность. По данным Росстата, в 2018 году производство летательных аппаратов буквально рухнуло, сократившись на 13,5%. При этом следует иметь в виду, что отечественная статистика плюсует производство самолетов, вертолетов и космической техники. Если вычесть космос, дела выглядели бы еще хуже.

В 2019-м спад превратился в настоящий обвал. За январь-февраль производство летательных аппаратов упало на 48% к тому же периоду прошлого года. При этом Объединенная авиастроительная компания фактически является банкротом. Она накопила столько долгов, что глава «Ростеха» Сергей Чемезов попросил недавно у Путина 300 миллиардов рублей для докапитализации ОАК.

Главной причиной спада является то, что задачи по обновлению военной авиации уже выполнены, и происходит давно объявленное сокращение оборонного заказа. «Объемы закупок упали в разы», отметил вице-премьер по ОПК Юрий Борисов. По его словам, если на пике реализации госпрограммы вооружений Минобороны закупало до 100 боевых самолетов в год, то сегодня эта цифра колеблется от 50 до 60. При этом планы конверсии авиастроения так планами и остаются. ОАК и «Ростех» представляют собой совершенно негибкие бюрократические структуры, не способные быстро перестраиваться.

Здесь немаловажную роль играет еще одна причина: американские санкции. Они довольно серьезно затруднили продажу авиатехники за рубеж. Ныне каждая страна, задумывающаяся о возможности купить российские самолеты, должна учитывать возможность того, что США заблокируют счета и денежные переводы всех, кто связан с контрактом. В результате «зависли» контракты со странами Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока.

Санкции отражаются и на внутреннем производстве. Тот же МС-21 должен был полететь еще два года назад. Но американские компании прекратили поставку композитных материалов, из которых сделан самолет.

Вся надежда на турок

Не исключено, что из-за всех этих трудностей авиапрома Владимир Путин решил сыграть роль коммивояжера и неожиданно привез на МАКС-2019 турецкого президента Эрдогана. Тот прибыл в Москву совсем по другому поводу: турецкие войска оказались в полушаге от прямого столкновения с силами Асада в Сирии.

Но российский президент предложил провести переговоры в авиасалоне. Ведь Эрдоган выглядит очень перспективным клиентом. Решив приобрести российский комплекс ПВО С-400, он проигнорировал американские угрозы. Так почему бы не толкнуть амбициозному политику новейшие отечественные истребители Су-57? Ведь Вашингтон как раз угрожает отменить поставку Турции своих истребителей пятого поколения F-35. Вполне вероятно, что подключение Анкары должно помочь с реализацией самого амбициозного авиационного проекта Кремля.

Еще недавно вице-премьер Юрий Борисов говорил, что в серийном производстве истребителя Су-57, на разработку которого еще к 2010 году было израсходовано свыше 30 миллиардов рублей, нужды нет: «Вы знаете, что у нас Су-35 сегодня считается одним из лучших самолетов в мире. Поэтому у нас нет смысла форсировать работы по массовому производству самолета пятого поколения». Но вдруг случилось чудо. В мае на совещании с военными и представителями оборонной промышленности Путин неожиданно объявил о грядущих беспрецедентных закупках истребителей 5-го поколения Су-57: «Программой вооружений до 2027 года планируется закупить 16 таких самолетов. Проанализировали ситуацию, министр доложил. В результате проделанной работы, в результате того, что мы договорились с промышленностью — промышленность практически на 20% снизила стоимость летательных аппаратов и вооружения, у нас появились возможности закупить гораздо больше боевых машин этого класса, этого, по сути, нового поколения. Договорились о том, что закупим за тот же период времени без увеличения стоимости 76 таких самолётов».

Как видим, у главного начальника страны не только свое специальное мороженое. У него своя особая арифметика. Только она допускает, что снижение себестоимости каждого из 16 самолетов на 20% способно увеличить количество приобретаемых самолетов практически в пять раз!

После этих математических кульбитов остальное уже представлялось малозначимыми деталями. Как, например, то, что замечательный истребитель, которому, как считает Верховный главнокомандующий, нет равных в мире (на самом деле, в США уже произведено около 600 истребителей пятого поколения: две сотни F-22 и около четырехсот F-35), до сих пор не имеет двигателя, который соответствовал бы требуемым параметрам. Чтобы скрыть это, производители придумали свою терминологию. Пока что Су-57 получает двигатели некоего «первого этапа» (фактически это модификация двигателя самолетов предыдущего поколения), а уж потом, может быть, если получится — «второго» (загадочное «изделие 30»).

Говоря в мае о невиданных объемах еще незаключенного контракта, Путин забыл, очевидно, и про неудачный опыт прошлого года. Согласно текущей программе вооружений, до 2020 года должно быть закуплено 52 Су-57. Но в 2018-м с грехом пополам был подписан контракт на производство в 2019-м всего двух (!) истребителей. В том же 2018-м Индия вышла из проекта создания совместного истребителя пятого поколения, объяснив это несовершенством технологий, используемых в Су-57.

Ходили слухи, что беспрецедентный контракт будет подписан в присутствии президента как раз на МАКСе-2019. Но не случилось. Контракт подвис. Возможно, Путин рассчитывает, что чудо свершится, если к проекту удастся подключить нового друга России — Эрдогана…

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире