12:02 , 02 сентября 2019

Федор Крашенинников: Казус Бортко: каковы перспективы КПРФ после отказа от борьбы в Петербурге?

3150465

КПРФ имела шансы на  успех на губернаторских выборах в Петербурге, как и в других регионах. Но партия давно ушла из оппозиции

Наука проигрывать

Начиная с момента выдвижения и кончая внезапным снятием с выборов режиссера-коммуниста Владимира Бортко на фоне вполне перспективных рейтингов, все это выглядит триумфом утилитарных интересов действующей власти над всеми остальными соображениями, включая заботу о сохранении хоть какого-то имиджа КПРФ как оппозиционной партии. Будь у коммунистов немного гордости, они бы должны были обидеться на столь демонстративное унижение, но свою гордость они давно уже обменяли на земные блага и думские мандаты.

Само выдвижение Владимира Бортко — зачем оно было нужно? Учитывая слабость позиций Александра Белова, любой сильный и активный кандидат от КПРФ заведомо мог претендовать на второе место, а если бы он еще и провел яркую и агрессивную кампанию, то и на победу. То есть с точки зрения классической партийной политики и борьбы за власть, выдвигать надо было какого-то яркого и энергичного человека, способного не распугать избирателей скандированием замшелых лозунгов, а объединить вокруг себя не только коммунистический электорат, но и всех недовольных Бегловым.

Решение о выдвижении на питерские выборы именно Владимира Бортко, как стало известно почти сразу, принималось в Москве и без учета мнения актива КПРФ в Санкт-Петербурге. Вполне понятно, почему товарищей из города на Неве не стали спрашивать: они-то там живут и своими глазами видят, что происходит и насколько слабы позиции Беглова, а значит могут «зарубиться» и паче чаяния победить, как уже было прошлой осенью в Приморье.

Но ведь Санкт-Петербург — это не Приморье и не Хакассия, это родной город президента! Там ни в коем случае нельзя расстраивать кремлевское начальство, там надо красиво и безнадежно проиграть, расторговав потом второе место в ходе кулуарных переговоров.

КПРФ все сделала так, как ее попросили: выдвинула возрастного депутата-режиссера, который в последние годы обсуждается широкой публикой только в связи с парадоксом: как человек, снявший «Собачье сердце», мог в итоге докатиться до всего этого!

В ходе кампании Бортко никаких особых сюрпризов не преподнес, старательно распугивал либеральный электорат и вообще делал все, что и должен делать подставной кандидат-коммунист. Более того, Бортко едва ли не бравировал своей несамостоятельностью, охотно признавая, что подписи для муниципального фильтра он получил от штаба Беглова и сам пальцем о палец не ударил для того, чтоб участвовать в этих выборах.

Объясняя, почему на роль спарринг-партнера выбрали Бортко, следует еще сделать поправку на то, как Беглов видит сам себя — моложавым, современным, энергичным хозяйственником! Кто может такому красиво и гарантированно проиграть? Ответ очевиден: очень возрастной ретроград, известный лишь своими давними достижениями в сфере культуры, но не имеющий никакого опыта хозяйственной деятельности.

У Беглова проблемы

И все же проблем оказалось много, и они стали неожиданностью для штаба Беглова. Мало того, что сам Беглов со своими архаичными взглядами на жизнь мало отличается от Бортко и, по сути, опирается на то же самое электоральное ядро, так еще и вся его деятельность на посту питерского градоначальника создала Беглову значительный антирейтинг. Ко всему этому добавляется и главная проблема власти: активная агитация голосовать «за любого, кроме Беглова», в которую включились все оппозиционные силы Петербурга. При таком раскладе Беглов рисковал проиграть Бортко самым унизительным образом и поэтому срочно пришлось вводить в игру deus ex machina.

Снятие с выборов Бортко было произведено столь грубо и стремительно, что никаких сомнений в его причинах быть не может: электоральные перспективы Беглова весьма туманны, времени до дня голосования осталось совсем мало, и тут уж не до красивых жестов и сложной драматургии.

Показательно, что в своих заявлениях Бортко постоянно подчеркивал, что свое решение он не обсуждал с руководством КПРФ. Это тем более неприлично выглядит на фоне подтверждения Бортко, что решение сняться с выборов он все-таки успел обсудить с Сергеем Кириенко. То есть КПРФ как партия во всей истории питерских выборов изначально присутствовала в жалкой роли фигового листка, прикрывающего маневры власти.

Громкие заявления Бортко о «краплёных картах», которые выглядят как обличение всей системы выборов в России, едва ли стоит воспринимать сколько-нибудь серьезно: если бы режиссер-коммунист действительно был недоволен нынешней системой, он мог бы не сниматься с выборов, а наоборот — поднажать и победить. Едва ли в случае победы на выборах с ним поступили как-нибудь жестоко. Впрочем, финансирование для своих проектов в сфере кино он едва бы получил, а для Бортко это, похоже, гораздо важнее любой политики.

Бортко сделал все так, чтоб игра «краплёными картами» продолжалась.

КПРФ: мифы и реальность

Миф о том, что КПРФ — это орден меченосцев сталинизма, который только  и ищет повод взять власть и погрузить Россию в пучину коммунистического террора, если и жив, то только стараниями демократического актива из 90-х, сочинявшего агитки для незабвенной газеты «Не дай бог!». По состоянию дел на 2019 год можно уверенно констатировать: руководство КПРФ не только не может, но и категорически не хочет даже пытаться претендовать на власть. Грозные выкрики про Сталина и клятвы в верности делу социализма — это все дежурная шоу-программа для наиболее возрастной части российского электората, наивностью и доверчивостью которой Геннадий Зюганов и его команда все еще пользуются, а потом заседают в Государственной Думе и других органах.

В такой ситуации даже если власть будет буквально падать в руки КПРФ, вожди современного российского коммунизма поступят совершенно не по-ленински: они побегут не возглавлять протестующие массы, а в администрацию президента, чтоб получить инструкции и еще раз засвидетельствовать свою лояльность и безвредность для действующей власти.

Поэтому активные и относительно молодые коммунистические активисты на местах создают для руководства КПРФ все более существенные проблемы: функционеры старшего возраста, поколение Бортко и Зюганова, воспитанные в покорности начальству, уходят на покой, а как объяснить новым поколениям необходимость жертвовать своей личной политической карьерой ради гешефтов вождей — непонятно. Тем более в ситуации, когда победы на выборах (не только в Петербурге, но и в других регионах) исключительно в силу формальной неприналежности к партии власти становятся все более реальными.

Вся история Бортко — это история о том, во что превратило КПРФ её нынешнее руководство и лично Геннадий Зюганов. Судя по всему, главный проект вождя КПРФ сегодня — продвинуть в политику своего внука и, сдав ему партию как семейный бизнес, уйти, наконец, на покой.

Вопрос для умного голосования

КПРФ — часть политической системы развитого путинизма, а её роль в этой системе — проигрывать и подыгрывать власти во всех случаях, кроме тех, когда в высоких кабинетах оговорено обратное.

Это чисто технологический конструкт, полностью зависимый от власти и управляемый ею, зачастую даже через голову номинального руководства партии. Именно это, а вовсе не угрозу сталинистского реванша и коммунистической диктатуры, можно считать единственным рациональным аргументом против голосования за коммунистов в чисто технологических целях.

Но это же и контраргумент: вынужденное голосование за кандидатов-коммунистов не несет никаких идеологических или политических рисков, во всех случаях оставаясь только технологией, итогом которой может стать вовсе не победа идейного коммуниста и не реализация совершенно вздорной партийной программы, а очередной сбой существующей системы с последующими разборками между кандидатом, его партией и их кураторами из власти на предмет того, как же так получилось. Кроме того, игра на противоречиях между политическими амбициями отдельных кандидатов от КПРФ и капитулянтской позицией руководства партии создает задел для углубления кризиса и внутри одной из системообразующих партий, и внутри всей современной политической системы России.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Федор Крашенинников, политолог

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире