11:52 , 09 августа 2019

Федор Крашенинников: Как изменит тематику протестов окончательный недопуск оппозиции на выборы?


Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС

Лозунг «Допускай!» на московских улицах теряет смысл. Власть сама подталкивает лидеров протеста к федеральной и общеполитической повестке

Новые недовольные

Отказ властей допустить к выборам оппозиционных кандидатов вполне логичен на фоне всего происходящего в стране последние 20 лет. Ожидать, что власти зарегистрируют своих яростных критиков в качестве кандидатов, позволив им вести избирательную кампанию и тем самым широко распространять свои критические взгляды среди обывателей, могли лишь наивные и юные сторонники оппозиции.

И все же, несмотря на предсказуемость такой реакции власти для опытных наблюдателей, крайне важно было показать её огромному количеству тех граждан России, кто в силу разных обстоятельств ранее не сталкивался с государственной машиной или же недооценивал ее мощь и цинизм. Прежде всего — молодежи, которая не участвовала в событиях семилетней давности и узнала о них только сейчас, от более старших соратников по политическому активизму. Кроме того, важной аудиторией являются «новые недовольные» — те, кто утратил доверие к власти в последние годы и даже месяцы и не готов безусловно и целиком принять оппозиционные лозунги.

Поэтому те, кто привычно призывал вовсе не участвовать в выборах, а сразу протестовать, вновь оказались на обочине оппозиционного мейнстрима. Лидерами же новой волны протеста оказались совсем другие люди — те, кто сжав зубы, исполнил все унизительные и откровенно издевательские требования закона, собрал вокруг себя сотни активистов и принес в избирательную комиссию пресловутые подписи.

Личный мотив

Без мучительного сбора подписей и постоянного привлечения внимания общества к этой процедуре никакого массового выхода на улицы не случилось бы и в этот раз, как не случалось такого по поводу множества других, ничуть не более демократичных выборов в Москве и России.

Чтоб решиться на протест и принять в нем участие, нормальному человеку мало абстрактных лозунгов, пусть и самых правильных с точки зрения социологии и политологии. Нормальному человеку нужны очевидные лично для него аргументы, делающие невозможным не выйти на протестную акцию, даже если это несет риски его безопасности и свободе. Нужен личный опыт столкновения с системой.

Зимой 2011−2012 года таким опытом для многих стало участие в выборах Госдумы в качестве наблюдателей и сам поход на них. Пока одни надеялись этим своим походом на участок и голосованием «за любую другую партию» изменить негативные тенденции в развитии общества, другие провели незабываемые сутки на избирательном участке и своими глазами увидели все те художества, на которые способна российская власть ради самосохранения.

После оглашения итогов выборов общественность обменялась впечатлениями в соцсетях и пошла протестовать, присоединившись к записным политическим активистам, которые всю осень 2011 года призывали вовсе не участвовать в выборах и готовились протестовать при любом исходе.

Лето 2019 года вновь позволило тысячам москвичей столкнуться с государственным произволом лицом к лицу. Одни собирали подписи, другие их ставили, причем и первые и вторые искренне желали одними этими действиями изменить свою жизнь к лучшему.

План был понятен и вполне миролюбив: оппозиционные властям кандидаты собирают проклятые подписи, власть вынуждена их регистрировать, потом яркая избирательная кампания и хотя бы парочка яростных критиков режима оказывается в Мосгордуме, превращая бессмысленное собрание столичных патрициев в орган политического троллинга власти. То, как решительно и топорно власть не позволила реализовать этот план, обескуражил даже самых благонамеренных и умеренных граждан.

На этом роль московских выборов как таковых в мобилизации граждан на протест можно считать завершенной.

Уходящая повестка

Тема выборов в Мосгордуму едва ли может еще сколько-нибудь долго выступать топливом для оппозиционного движения. Безотносительно даже минимального влияния этой самой думы на жизнь москвичей, не говоря уж про всех остальных граждан России, довольно скоро придется признать: власть отказалась пускать своих критиков на выборы, и до дня голосования никто из них не будет зарегистрирован, то есть так и не станет кандидатом и тем более депутатом.

Точка невозврата уже фактически пройдена: до дня голосования меньше месяца, а ЦИК своими решениями оформляет позицию властей. На суды, понятное дело, тоже не стоит надеяться. Что из этого следует?

Прежде всего, теряет смысл лозунг «Допускай!». Сам по себе он был очень емким и мобилизующим, но требовать допуска на выборы, когда это уже невозможно ни практически, ни юридически — бессмысленно.

Следующими событиями, которые связаны с избирательной кампанией и потенциально могут вызвать бурю возмущения, является день голосования и следующий за ним день объявления результатов выборов, то есть 8 и 9 сентября. В лагере оппозиции начались споры: что делать три недели до дня голосования и что делать потом? Надо ли протестовать дальше и если надо, то под какими лозунгами? Как встречать итоги выборов, если они понятны уже сейчас?

«Умное голосование»

Существует концепция «Умного голосования», предлагаемая штабом Навального. Она вовсе не плоха в создавшейся ситуации, но пока не очень понятно, как можно ее объединить с уже наметившимся трендом на отторжение обществом самих выборов. И отторжение будет только возрастать по мере раскручивания уголовных дел и проявления властью новых жестокостей.

Много ли среди сторонников оппозиции найдется желающих пойти на участки 8 сентября и среди оставшихся в списке конформистов выбирать кого-то одного, исключительно назло Собянину и «Единой России»? И многие ли будут готовы после 8 сентября пойти протестовать только потому, что у того кандидата, за которого они голосовали исключительно из технических соображений, украли победу, причем сам он, скорее всего, будет всячески приветствовать итоги выборов и обличать провокаторов?

Повторюсь, стратегически это очень правильная идея, но вот тактически и морально она выглядит довольно сомнительной — особенно в виде лозунга для собравшихся на уличный протест.

Сказанное выше вовсе не значит, что «Умное голосование» надо порицать или отрицать. Речь только о том, что этот механизм может не сработать в ситуации отвращения оппозиционно настроенной публики к текущим выборам как таковым.

Главным топливом продолжения протеста станет поведение самой власти, которая с маниакальной настойчивостью расширяет круг людей, которых ее политика теперь задевает лично. Концепция запугивания оппонентов преследованиями, может, и кажется кому-то в Кремле эффективной, но на практике она лишь плодит возмущение и заставляет даже вполне умеренных оппонентов перейти на более радикальные позиции.

Москва и Россия

Как кажется, власть считает самым важным для себя сейчас сбить массовость протестов в столице. Но в условиях информационной блокады на федеральных телеканалах реальное количество протестующих уже не имеет принципиального значения: сколько бы ни вышло, власть скажет, что вышло мало, а изнутри протестующим в любом случае будет казаться, что их очень много.

Никакой фантазийный миллион граждан на протест, конечно же, не выйдет, но вот создать своими действиями сплоченную сеть радикально настроенных активистов, способных регулярно выводить на улицы десятки тысяч протестующих, оппозиции уже почти удалось.

И серьезная заявка, сделанная оппозицией на расширение протеста за рамки Москвы, вполне логична с точки зрения борьбы за власть в России. Ситуация в столице, несомненно, волнует активную публику и на местах, и все мыслящие люди прекрасно понимают истинное значение происходящих в столице событий для всей страны и себя лично.

Тем не менее, выходить в других городах России на митинги и пикеты с лозунгами про Москву, Собянина и 43-й избирательный округ довольно нелепо. Впрочем, как уже отмечалось, оперативное обсуждение текущих выборов теряет смысл и в Москве: раз к выборам оппозиция не допущена, то начинает работать логика перехода от практических требований, связанных с процедурой выборов, к политическим требованиям, подводящим итог всей ситуации. Если свободных выборов в России нет, и оппозиция вообще не допускается к участию в них, то ей не остается ничего, кроме как выдвигать понятные всей стране лозунги про выборы и власть как таковые, без привязки к 8 сентября и Москве.

С взаимозаменяемых и по большей части случайных антигероев московских выборов (Памфиловой, Горбунова, Реута, Касамары, Метельского и прочих) рассерженные горожане рано или поздно начнут переключать свое внимание на настоящих творцов и главных бонусополучателей всей системы.

Перекрыв для недовольных и нелояльных все пути на столичные выборы, власть сама подталкивает их к тому, чтобы они поменяли внутримосковскую и сугубо избирательную повестку на общефедеральную и общеполитическую. Уже на ближайших митингах, чтобы придать своим выступлениям больший вес и остроту, лидеры протестов, скорее всего, начнут требовать отставки не только Собянина, Горбунова и Памфиловой, но, прежде всего, и главным образом Путина. Очевидно, именно вокруг последнего требования они попытаются объединять все оппозиционные силы, безотносительно их тактических и идейных разногласий. Самые дальновидные из активистов нового протестного движения учтут опыт захлебнувшегося «болотного движения» 2011−2012 года, которое в силу ряда обстоятельств не смогло выйти далеко за рамки обличения манипуляции на прошедших выборах и абстрактных лозунгов борьбы за некие будущие «честные выборы».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

09.08.2019 Федор Крашенинников, политолог

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире