Парад в Петербурге напомнил: строительство больших кораблей океанской зоны до сих пор не налажено. Но для милитаристского пиара это не проблема 

3135191

Состоявшийся в Санкт-Петербурге парад выявил характерную черту милитаристского государства. Черту, которая выглядит парадоксом. Концентрация на внешней, парадной, стороне военной службы, на всевозможных воинских ритуалах идет зачастую в ущерб эффективности вооруженных сил, их подготовке к возможной войне. Военно-морской парад стал прекрасным примером именно такого ущербного подхода.

Под дланью Петра

Петр Великий, как известно, провел первый военно-морской парад в России в ознаменование первой победы русского флота — в сражении при Гангуте. Так получилось, что возобновив традицию проведения таких парадов, российская власть всякий раз отмечает сомнительные победы над собственным народом. В прошлом году с военно-морскими торжествами совпали демонстрации против пенсионной реформы. На сей раз парад проходил после жестокого подавления московских протестов.

Однако глава государства вовсе не заметил произошедшего. Три года назад возобновление традиции проведения военно-морского парада было прямо связано с предстоявшими тогда перевыборами Владимира Путина. С тех пор все идет по одному и тому же сценарию, очевидно так понравившемуся первому лицу.

Согласно этому сценарию, корабли, моряки, гигантский Андреевский флаг и даже памятник Петру — не более чем декорации, которые должны создать образ грозного вождя великой державы. Рассказывают, что первоначально, три года назад, шоу предполагалось провести в Кронштадте, но от этой идеи отказались как раз по причине отсутствия подобающего фона. А вот Санкт-Петербург дает замечательную возможность показать товар лицом. Настоящим шедевром придворного телеискусства следует признать ракурс, с которого показывают выступление Главковерха. Кажется, что Петр простирает длань над нынешним начальником страны. Для самых недогадливых сопровождавший парад дикторский текст изобилует напоминаниями о том, что именно самодержцы всея Руси — от Петра до Николая I — проводили подобные военно-морские парады. Параллели очевидны.

По мысли власти чистый, рафинированный милитаристский восторг, который обязана вызывать демонстрация военно-морской мощи, должен не только снять вопросы о фактической ликвидации избирательной системы. Политологи давно определили главную характерную черту милитаристского государства — его правители предпочитают использовать вооруженные силы для решения любых проблем. Поэтому вполне естественно, что, принимая в Кремле пять отобранных семей из тысяч пострадавших от наводнения в Иркутской области, глава государства не нашел ничего лучше, кроме как предложить им посетить парад ВМФ.

А те ли корабли?

Не секрет, что как в царские времена, так и в советские военно-морской флот ходил в пасынках у власти. Это результат вполне определенного геополитического положения России. Она — держава континентальная. В отличие, скажем, от США и других развитых стран снабжение ее необходимыми ресурсами, прежде всего нефтью и газом, происходит не по морю. Стало быть, у ВМФ были важные, но довольно ограниченные функции в системе обороны страны. В советские времена военно-морской флот фактически выполнял одну главную задачу — обеспечивал постоянную готовность подводных ракетоносцев к пуску ядерных ракет из любого района земного шара. Подводные ракетные крейсеры постоянно находились на боевом патрулировании, а надводный флот защищал их от противолодочных средств противника.

Современная Россия, надо сказать, такой вполне рациональный подход сохранила или пытается сохранить. В завершающейся Госпрограмме вооружений на развитие ВМФ, согласно оценкам экспертов, были выделены беспрецедентные средства — свыше 4,5 триллионов рублей. И они, естественно, пошли в основном на подводный флот. ВМФ получил три подводных ракетоносца проекта «Борей», а также многоцелевые атомные и дизель-электрические подлодки.

Одна беда — с точки зрения пиара субмарины не очень выигрышны. Главную гордость флота — стратегические подлодки — на парад пригнать трудно. На сей раз пришлось ограничиться многоцелевой атомной подлодкой «Смоленск», построенной еще в СССР.

А вот с обязательным украшением военно-морского шоу — надводными кораблями — проблема. В России разучились их строить. В санкт-петербургском параде приняли участие два самых больших надводных корабля, созданных за последние тридцать лет. Это фрегаты проекта 22 350 — «Адмирал Горшков» и «Адмирал Катасонов». Первый сооружали почти 13 лет, второй девять. «Адмирала Горшкова» флот долгое время отказывался принимать в строй из-за несовершенств системы ПВО. Он вошел в состав флота только в самом конце 2018-го. «Адмирал Катасонов», подозреваю, не сдан флоту до сих пор и участвовал в параде в непонятном качестве. Еще два фрегата этой серии должны встать в строй в 2021 и 2022 году.

Однако дальнейшая судьба проекта, который по заявлениям руководства ВМФ должен обеспечить страны кораблями дальней морской зоны, неясна. Газотурбинные установки для этих фрегатов должны были изготавливаться на Украине. Из-за запрета Киева на поставки в Россию военной продукции срок ввода кораблей пришлось переносить. Недавно Минобороны уже отрапортовало, что удалось наладить производство этих установок в России. Однако практические результаты импортозамещения до сих пор неизвестны.

Остальные корабли, проплывавшие и по Неве, и в Кронштадте — корветы, малые ракетные корабли и всевозможные катера. Все это именуется «москитным флотом» — кораблями ближней морской зоны. Именно за счет их выпуска Путин и Шойгу могут говорить о двух десятках кораблей, ежегодно передаваемых флоту. Если считать шлюпки, то, наверное, таких «кораблей» получится еще больше.

Китай далеко впереди

Телеоператорам Первого канала потребовалось все их мастерство, чтобы китайский эсминец «Сиань» не выделялся своими размерами по сравнению с нашими фрегатами. КНР штампует не эсминцы даже, а ракетные крейсеры по две штуки в год. Начались ходовые испытания первого китайского авианосца.

К сожалению, отечественные судостроители пока не рискуют замахнуться даже на эсминцы. Который уж год идут разговоры об атомном эсминце «Лидер», который должен прийти на смену эсминцам, большим противолодочным кораблям и крейсерам еще советской постройки (некоторые из них, крейсер «Устинов», БПК «Североморск» смогли поучаствовать в параде). Однако дальше неких «эскизных проектов» дело не продвигается. Очевидно, что нет ни мощностей, ни денег.

Авианосец и вовсе остается недосягаемой мечтой. Наш единственный авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» находится в ремонте, который неизвестно когда закончится. Особенно, если учесть, что плавучий док, в котором этот ремонт должен был происходить, затонул в результате аварии.

Пиар все спишет

Похоже, Россия не скоро сможет строить большие корабли океанской зоны. Впрочем, для пиара это беда небольшая. Придворные аналитики уже изобрели утешающую теорию. Корабли океанской зоны нам, мол, и не нужны вовсе. Ведь отечественное чудо-оружие — ракеты «Калибр» — можно установить и на кораблях «москитного флота». А уж они-то достанут супостата из ближней морской зоны, можно сказать, от нашего побережья.

Правда, авторы этих замечательных теорий оставляют без ответа вопрос, каким образом будет выполняться главная задача флота. А именно — прикрытие подводных ракетоносцев на боевом патрулировании. Как ни крути, «Калибры» при всех их замечательных качествах имеют дальность до 2 тысяч километров. Небольшие корабли могут запустить всего несколько крылатых ракет, а на каждом американском эсминце — полсотни «Томагавков»…

Для того, чтобы подогреть на глазах угасающий российский милитаризм собрали большую часть относительно современных и боеготовых отечественных кораблей со всех четырех флотов и пригнали в Санкт-Петербург на парад. На что истратили несколько миллиардов рублей. Уж точно на полфрегата хватило бы. Или на полноценные маневры, которые позволили бы оценить реальное состояние флота.

30.07.2019 Александр Гольц, военный обозреватель

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире