11:07 , 29 июля 2019

Иван Давыдов: К чему приведет силовое подавление московского протеста



Проявив чрезмерную жестокость, власть показала свои слабые места, сплотила оппозицию и сама подталкивает москвичей к протестному голосованию

Компромиссы невозможны

Каковы итоги несанкционированной акции в поддержку независимых кандидатов в МГД, которая прошла в субботу в Москве? Больше тысячи задержанных, новый рекорд, десятки избитых, причем избитых жестоко. В перспективе — череда судов и длинная вереница штрафов.

Все это выглядит победой власти: мэрия, конечно, выборы провалила еще до их начала, но вмешались старшие товарищи, помогли, выражаясь на их языке, — «порешали». Бескомпромиссная позиция продемонстрирована со всей возможной наглядностью: «Да, наши кандидаты проиграли до старта, да, мы даже «проверку подписей» грамотно сфальсифицировать не умеем, но сила все равно на нашей стороне. Никакие компромиссы невозможны, никто из оппозиционеров допущен до выборов не будет, спорить тут не о чем, а тех, кто не согласен, будем бить». Есть уголовное дело «по факту воспрепятствования законной работе избиркома», ночные обыски и задержания, и ярким финалом — беспрецедентная по масштабам полицейская спецоперация в центре столицы в выходной день.

Подходы к мэрии вполне грамотно перекрыли, протестующих раскололи на отдельные группы, потенциальных лидеров задержали заранее. Все это позволяет как угодно занижать число участников акции — пропагандисты ликуют, рассуждая про три с половиной тысячи «уличных хулиганов», причем «преимущественно иногородних». Но, заметим, это важный нюанс — ликуют исключительно в социальных сетях. Федеральное ТВ стыдливо не заметило происходившего в Москве. Победа победой, а картинка получается не очень благостная.

И еще одна важная мелочь — постфактум пришлось занижать число задержанных в официальных сообщениях: иначе оценка числа протестовавших от МВД (3,5 тысячи) начинала выглядеть откровенным враньем: получалось, что схватили каждого третьего, а ведь это явно не так.

Пирр Семенович

И вот тут победа начинает как-то тускнеть. Хотели продемонстрировать, что полностью контролируют ситуацию, но что получили на самом деле? Не дав протестующим собраться в одном месте, превратили весь центр столицы в пространство стихийных митингов и шествий. Забив город полицейскими и бойцами Росгвардии, собранными едва ли не со всей европейской части России, словно бы воплотили с максимальной наглядностью в жизнь метафору полицейского государства. Пожалуй, не хватало только рвущихся с цепей обезумевших собак, чтобы столица выглядела как оккупированный вражескими войсками город.

Хотели запугать участников и зрителей, проводя немотивированные задержания мирных протестующих с бессмысленной жестокостью, но едва ли достигли цели: участников этот террор давно уже только злит, а зрителям дает повод задуматься — должно быть, власть боится этой горстки людей, раз настолько безжалостно с ними расправляется.

Ну, и, конечно, как всегда, налицо — полное непонимание специфики информационной среды, в которой разворачивается действие. Сотни телефонов снимают каждый подвиг полицейских и бойцов Росгвардии. Все это попадает в соцсети, все привлекает дополнительное внимание. Вопрос о количестве участников акции становится второстепенным: понятно, что зрителей у роликов, демонстрирующих, как здоровенные жлобы толпой метелят дубинками женщину или подростка, все равно на порядок больше. И, разумеется, нормальный человек сочувствовать в такой ситуации будет не тем, кто бьет.

Кстати, о «здоровенных жлобах» тоже стоит, пожалуй, пару слов сказать. В оцеплении вдоль улиц стояли солдаты-срочники из внутренних войск. Несчастные, малорослые, недокормленные, в бронежилетах старого образца и в обмундировании, которое им явно не по росту. Растерянные, напуганные, едва ли способные хоть кого-нибудь напугать, одним своим видом заставляющие думать отнюдь не о мощи и всесилии российской власти.

Ну, и приплюсуем сюда владельцев ресторанов и магазинов на Тверской, которым на целый день (важный для торговли день, выходной!) пришлось закрыть заведения, и случайных прохожих, выбравшихся прогуляться в центр. Едва ли пьеса, разыгранная на улицах полицией, добавила им оптимизма и любви к городским да и к федеральным властям.

Победа получается Пиррова.

Игра на повышение

В какой-то момент довольно большая группа протестующих расположилась отдохнуть на ступенях Центрального телеграфа. Аккурат под вывеской «Телеканал «Царьград», — жизнь ведь любит абсурдные композиции. Среди участвовавших в акции преобладала молодежь, но были и люди постарше, хорошо помнящие протесты 2011−2012 годов. Вспоминали Болотную и вспоминали с ностальгией, пытались сравнивать происходившее тогда с происходившим теперь.

Тогда протесты были более массовыми, это безусловно. Они поначалу даже напугали федеральную власть всерьез и заставили пойти на некоторые уступки. Да и повод тогда не был локальным, городским — у нас украли выборы в Государственную думу — и протестовали не только в Москве. И все равно ничего не вышло.

Сейчас все выглядит печальнее. Но власти — московские и федеральные — ясно ведь, что раз подключили Следственный комитет, мобилизовали лидеров «системной оппозиции» (произносящих бессмысленные речи о вреде незаконных протестов), свозят в столицу бойцов Росгвардии со всей России, значит, исправлением ошибок мэрии занимаются уже федералы, — словно бы решили сыграть на стороне оппозиции.

Они ведь сами бессмысленно завысили ставки, превратив довольно скучные выборы в МГД в кризис федерального масштаба. Россия, как известно, Москву не особенно любит, но по всей стране следят за происходящим и переживают за московских протестующих.

Глупо и неумело отрезав независимых кандидатов от выборов и показав, что никаких компромиссов не будет, власти сместили фокус ведущегося спора. Теперь это разговор уже не про Московскую городскую думу.

Общество на улицах задает вопрос: «Готовы ли вы к честной борьбе в рамках процедур, прописанных в ваших же законах». Власть отвечает дубинками, и этот ответ слышит не только Москва. Да и вопрос не только Москвы касается.

На прошлом витке протестов лидеры оппозиции (не сказать, чтобы многочисленной, и сто тысяч на митинге — это меньше процента населения Москвы), сами друг с другом успешно перессорились. На новом — власть своими нелепыми действиями оппозицию сплотила. Озлобила активистов и, демонстрируя неоправданную жестокость, многим показала собственную слабость. И подарила стране несколько смелых и ярких политиков.

Реакция власти

Последовательность реакций в целом понятна: печальная экономическая ситуация работает на рост негатива внутри настоящей опоры режима — в среде политически-пассивного большинства. Таким образом, наличие даже нескольких независимых депутатов в мало что решающей городской думе начинает казаться серьезной угрозой — они ведь будут говорить, то есть создавать дополнительное напряжение. Отсюда истерика, переходящая в ярость.

Истерика, работающая, на самом деле, на рост негатива все в той же среде политически-пассивного большинства. На его политическую активизацию.

Есть ли здесь выход для правящих кругов? Конечно, и простой: отступать постепенно на честных выборах, шажок за шажком уступая власть новому поколению политиков, без надрыва, без избиений на улицах и без крови. Но это, кажется, какая-то совершенно немыслимая для них вещь.

Проще разваливать — постепенно, шажок за шажком страну, подталкивая как раз к большой крови. И все только ради того, чтобы ни в коем случае не уступить даже маленькой частички власти, в которую вцепились они намертво и руками, и зубами.

После протестов

И отдельный вопрос — про разумную тактику для оппозиции. Надо ведь отдавать себе отчет, — локальный успех невозможен. Власти отступать некуда, а значит, никто из независимых депутатов до выборов допущен не будет. Странно начинать имитацию диалога после того позорища, в которое превратили процедуру проверки подписей, после уголовного дела, после десятков избитых и тысячи с лишним задержанных в центре Москвы.

Но власть при этом сама подсказывает, что делать дальше. Перспектива появления нескольких неподконтрольных мэрии депутатов в МГД вгоняет ее в откровенную панику, а исправлять последствия этой паники вынуждены федеральные силовики. С присущей им грацией и со всеми перечисленными выше достижениями. Теперь ведь многие и не в кино увидели, как выглядит оккупированный врагом город.

Сама мысль о том, что легальное политическое поле может быть превращено из пространства тотальной имитации в пространство настоящей политики, очевидно, вводит их в ступор. Раз так, то любой шанс на вторжение в это поле должен быть использован. И если уж оппозиции — благодаря во многом альтернативной одаренности специалистов из мэрии — удалось сплотиться, финалом московских протестов должно стать протестное голосование. И тут важно не упустить момент и найти слова, чтобы объяснить старым и новым сторонникам, что после недопуска независимых кандидатов все только и начинается по-настоящему.



Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире