15:09 , 22 июля 2019

ФСБшников сделают невыездными и после увольнения. Почему сейчас?

5-летний запрет на выезд из России после службы хотят узаконить: бывшие чекисты сбегают все чаще, показали громкие скандалы, в том числе дело Голунова

«Напряжённая обстановка»

Предложение запретить сотрудникам Федеральной службы безопасности покидать страну в течение пяти лет после увольнения внесли в Госдуму 18 июля. Среди авторов инициативы три человека, которые еще недавно сами работали в правоохранительных органах: Василий Пискарев до весны 2016 года был первым зампредом СКР, Александр Хинштейн до осени 2018 года был советником главы Росгвардии, а Эрнест Валеев до осени 2010 года был заместителем генпрокурора. Инициативу депутаты комитета по безопасности и противодействию коррупции обосновали «напряженной международной обстановкой и откровенно враждебными действиями и провокациями со стороны ряда иностранных государств». «Особенно это касается тех, кто участвовал в борьбе с международным терроризмом, в пресечении наркотрафика, торговли оружием, иных особо тяжких преступлений», — добавил Пискарев.

Новые ограничения избыточны, считает подполковник ФСБ в отставке Анатолий Ермолин. С ним соглашается и вице-президент ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Алексей Филатов. По его словам, нет смысла распространять запрет на тех сотрудников, кто не имел доступа к гостайне.

Но депутаты иного мнения. «В последнее время участились случаи задержания правоохранительными органами иностранных государств граждан, уволенных из органов безопасности, и привлечения их к уголовной ответственности исключительно за факт прохождения ими службы в таких органах», — говорится в пояснительной записке. Про задержание бывших сотрудников ФСБ за границей ничего неизвестно. Зато известно о побеге высокопоставленных офицеров из страны и о европейской недвижимости контрразведчиков в отставке.

Действующий запрет

Официально покидать Россию запрещено действующим офицерам ФСБ, но возможны исключения. Этот порядок закреплен двумя документами: федеральным законом и внутренним приказом спецслужбы. Статья 15 закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» вводит прямой запрет, а внутренний приказ ФСБ от 2012 года оговаривает исключения.

Уехать за границу сотрудники контрразведки все же могут. Для этого нужно подать рапорт за три месяца до поездки. Этот срок может быть нарушен в исключительных случаях, если речь идет, например, о срочном лечении, посещении родственников или смерти кого-либо из родных. Выезд из страны сотрудников с допуском к гостайне согласуется с руководителями служб, директором ФСБ или его заместителями.

На уволившихся офицеров закон не распространялся, зато действовал аналогичный приказ, говорит собеседник «Открытых медиа», близкий к руководству одного из управлений центрального аппарата ФСБ. По его словам, этот документ не публиковался в открытом доступе. Приказ предусматривает, что любому сотруднику ФСБ после увольнения можно выезжать из страны только через пять лет. «Это распространяется не только на людей с высоким уровнем допуска к гостайне», — подчеркивает источник «Открытых медиа». Действующий офицер контрразведки подтверждает этот порядок: сразу после отставки сотрудники ФСБ не могут даже получить загранпаспорт, им его не выдадут.

Инициатива депутатов потребовалась, чтобы закрепить существующий порядок на законодательном уровне. Формально речь идет о правах граждан, а их, в соответствии с 55-й статьей Конституции, можно ограничивать только законом, замечает собеседник «Открытых медиа», близкий к руководству одного из управлений ФСБ. Он отмечает, что отсутствием законодательного запрета уже пользовались некоторые бывшие офицеры разведки, покинувшие страну и уехавшие на Запад.

Дело Голунова и аресты в ФСБ

К внесению инициативы депутатов подтолкнули сразу несколько последних событий, считают собеседники «Открытых медиа» в спецслужбе. Одно из них — это дело журналиста «Медузы» Ивана Голунова, который готовил материал о рынке ритуальных услуг и оказался за решеткой. В тексте Голунова упоминались высокопоставленные сотрудники ФСБ, в том числе Марат Медоев — помощник начальника управления спецслужбы по Москве и Подмосковью. Его отец Игорь Медоев, служивший в Центре спецназначения ФСБ, а до 2010 года занимавший пост помощника министра обороны, оказался владельцем недвижимости в Словакии, которую он приобрел еще до увольнения — в 2009 году.

Эта история возмутила некоторых высокопоставленных офицеров ФСБ, говорит собеседник, близкий к руководству одного из управлений. «Кругом одни герои России, только живут почему-то в Словакии — в стране, которая напичкана американской агентурой. У его сына первый уровень допуска, у него был первый уровень допуска. Что он делает в Европе?» — недоумевает источник «Открытых медиа».

Сказались и недавние задержания в управлении «К» службы экономической безопасности ФСБ: аресты Кирилла Черкалина, начальника второго — «банковского» — отдела управления «К», и двух его бывших сослуживцев — полковников Дмитрия Фролова и Андрея Васильева. Следствие подозревает, что сообщником Черкалина мог быть первый замглавы Агентства по страхованию вкладов Валерий Мирошников, уехавший из страны: эту версию проверяют в рамках расследования дела банковского подразделения ФСБ.

По словам собеседников «Открытых медиа», часто бывал за границей и Фролов, у которого в 2013 году журналисты нашли недвижимость в Италии.

Правоохранительные органы опасались, что Россию могут покинуть и другие фигуранты этой истории, которые пока находятся в разработке, говорит офицер ФСБ.

Беглецы

В связи с делом Голунова и арестами в «банковском» подразделении высокопоставленные сотрудники ФСБ и депутаты вспомнили и про других контрразведчиков, которые уехали из страны. Некоторых из них до сих пор ищут. Так, сбежал в Израиль бывший сотрудник петербургской службы экономической безопасности ФСБ Александр Кармацкий. До отъезда в 2009 году он руководил петербургским наркоконтролем и тесно общался с нынешним секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым и бывшим главой управления «К» Виктором Ворониным. Генерал Кармацкий фигурировал в деле о контрабанде. Его также подозревали в связях с преступными группировками. Из России он уехал через Финляндию, воспользовавшись паспортом прикрытия, говорит собеседник, близкий к руководству одного из управлений ФСБ.

А в Германии живет экс-начальник отдела по борьбе с терроризмом УФСБ по Волгоградской области полковник Петр Самарский, много рассказавший немецким журналистам о методах работы российских разведчиков. Как сообщал Центр управления расследованиями, российскую границу полковник нелегально пересек в багажнике автобуса. В последнем случае и новый закон не помог бы остановить беглеца.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире