12:57 , 20 мая 2019

Леонид Гозман: Возможен ли компромисс в споре сторонников Соболь и Федермессер

Борясь с оппозицией, власть сталкивает лбами людей, делающих добро. Но это не тупик: у проблемы есть политическое решение

Спор по поводу Нюты Федермессер и Любы Соболь интересен, помимо прочего, тем, что не имеет практического смысла. На решение Нюты выдвигаться или не выдвигаться в Мосгордуму по 43 округу (где баллотируется и Соболь) нынешняя горячая дискуссия повлиять уже не может (это очевидно и из ее пятничного интервью «Новой газете»). Люба тоже не снимется, даже если все хором будут говорить, что без Нюты-депутата город и всю страну ждет скорая и мучительная смерть. При этом понятно, что мэрия ни за какие коврижки не пропустит Любу — если Нюта неожиданно откажется от своих планов, они, скорее, согласятся на Митрохина.

Но спор этот, тем не менее, исключительно важен именно потому, что носит не прагматический, а мировоззренческий характер. Это спор о том, что можно делать и чего нельзя, и надо ли идти на компромиссы.

Вопрос о сотрудничестве

Сотрудничать ли с властью? Вопрос для тех, разумеется, кто понимает, что она собой представляет. Все большую популярность сегодня набирает отрицательный ответ: нет, ибо не ходи на совет нечестивых. Нет, потому что, даже делая что-то нужное, ты укрепляешь режим или продлеваешь его агонию, а значит, берешь на себя ответственность за все, что этот режим еще совершит. Нет, потому что твоя соглашательская позиция будет подталкивать к коллаборационизму твоих учеников, сторонников, всех, кто тебя уважает.

Но есть и другая логика, по которой вполне уместен и положительный ответ. Да, надо сотрудничать с властями, ибо, если ты строишь дорогу или учишь детей, ставишь спектакль или снимаешь кино, ты без них не обойдешься. И сколько угодно можно говорить, что в нормальном обществе продуктивная деятельность не требует соглашений с начальством — мы живем в том обществе, в котором живем.

В конечном счете вопрос стоит так: а надо, чтобы здесь, при таком режиме, текла вода из крана, грели батареи, а в аптеках были бы хоть самые элементарные обезболивающие? Или чем хуже, тем лучше? Действительно, если не будет воды (тепла, скорой помощи, бензина), режим рухнет. Оставим за скобками вопрос о том, кто, если он рухнет из-за отсутствия воды или хлеба, придет на его место. Есть другая проблема. Без воды (тепла, скорой помощи, бензина) кто-то умрет, не дождавшись гибели режима. Ну, или не умрет, но будет страдать. Это оправданные жертвы? Если вы скажете «да», то чем вы отличаетесь от тех, кто говорит, что сталинские репрессии были оправданы успехами индустриализации? А если скажете нет, значит ли это, что вы за режим? Без жертв ничего и никогда не получается, но в жертву свою жизнь и благополучие может приносить только сам человек и никто не имеет права делать это за него.

Для большинства из нас здесь, конечно, важны не крайние ответы, а степень компромисса, на который идет человек. Важны нюансы. Он просто делает свое дело и не высказывается о том, что его прямо не касается? Или во имя возможности продолжать свое дело непосредственно участвует во всяких мерзостях? Во втором случае, кстати, неизбежно возникает подозрение, что в мерзостях он участвует не только ради дела, но и ради карьеры или личного благополучия, а это уже другой счет.

Здесь нельзя вывести никакой формулы, степень допустимого компромисса каждый определяет для себя сам, понимая, если это рефлексирующий человек, что другие могут оценить его действия совсем не так, как он — в зависимости от его репутации, от личного к нему отношения и от многого другого. Не может быть решения, сохраняющего полный душевный покой. Но чем масштабнее человек, чем более серьезное дело он делает, тем больше он будет ориентироваться на себя, а не на мнение других. Впрочем, и в этом случае он будет переживать из-за осуждения «своих». Они и переживают. Многие просто стараются этого не показывать.

С кем делать добро

«Единая Россия», Народный фронт как и персонификаторы режима у многих вызывают однозначно негативные чувства. Но как быть с людьми, которые, не являясь сторонниками этих структур и людей, зная им цену, просто не интересуются всем тем, что так волнует политизированную часть общества — фальсификациями выборов, репрессиями, пытками и даже коррупцией? А волнуют их здоровье, дети, семейные проблемы и, кстати, о Нюте, обезболивание.

Они, конечно, ошибаются, когда не хотят видеть, что все это связано как раз с фальсификациями и прочим. Но имеем ли мы право игнорировать их чувства и считать себя выше их? А для этих людей хосписы куда важнее борьбы с коррупцией. По крайней мере, они так думают, не отдавая себе отчет в том, что коррупция губит и хосписы тоже.

По другую сторону незримых баррикад немало тех, для которых — и это проявляется, конечно, не только в спорах о Нюте — вопрос «С кем ты?» важнее вопроса «Кто ты?» или «Какой ты?». С их точки зрения нельзя быть с Собяниным, нельзя принимать орден из рук Путина (это про Жванецкого), нельзя выражать печаль по поводу смерти человека, который был «с той стороны». Человека судят по тому, в какой компании он вольно или невольно оказался, а не потому, например, что он написал. Причем наиболее жесткую и «высокоморальную» позицию занимают люди, не сделавшие и сотой доли того, что совершили те, кого они осуждают.

Критиковать, конечно, можно любого, но если мы за свободу — а ведь мы за свободу? — то мы должны признавать право каждого самостоятельно принимать все важные решения, жестко осуждая лишь те их них, которые ставят под угрозу безопасность и свободу других людей. КТО и КАКОЙ все-таки важнее, чем С КЕМ.

Люди, делающие добро, пребывают не только в оппозиции. Я, собственно, отношу к ним большинство населения. Энергетиков, с которыми посчастливилось работать десять лет, артистов, слесарей-сантехников. Всех, кто делает жизнь лучше, безопаснее, удобнее. Большая часть таких людей вообще деполитизирована, они верят, к сожалению, что «Крым наш», но это их мало волнует. А некоторые и вовсе аффилированы с властью.

Именно поэтому критерий — добро творишь или зло — важнее политических предпочтений. И здесь Люба и Нюта точно по одну сторону.

Политическое решение

Власть во имя достижения своих меркантильных целей старается разводить хороших людей, сталкивать их лбами. И здесь не может быть единой рекомендации, что делать. Ясно лишь, что никто не имеет права говорить, что приоритет всегда должен быть у него или у его товарищей.

Но если посмотреть на этот спор шире, то ситуация, на самом деле, вполне для политики — и не только для политики — обычная. Через нее проходили все, кто занимался политической борьбой и в России, и в любой другой стране — нет повода заламывать руки.

Да, это конфликт, способный погубить обе стороны и сыграть на руку их общим противникам. Да, можно биться до конца, как делал Ленин, который никогда не шел ни на какие компромиссы, а если о чем-то договаривался, то обманывал. И он выигрывал! Правда, ценой его выигрыша была гибель прежней системы и появление новой, возвращения которой никто из нас не хочет. Или кто-то думает, что на время можно, лишь бы этих победить?

Ну, а если не идти по ленинскому пути, то придется признать, что оппонент никуда не денется, что ты его не задушишь, не убьешь и что выбор — либо вместе погибнуть, либо, хоть он тебе, может, и не нравится, заключить с ним союз. Так работают все демократии мира, так формируются коалиции, которые весьма далеки от того, чего хотелось бы их участникам, но зато останавливают их общих врагов и дают возможность реализовать хоть что-то из задуманного.

И в данном случае бессмысленно убеждать Нюту, что ей для ее деятельности Дума вовсе не нужна, что ее используют и т. д. Что ей нужно, она сама знает, и что используют — понимает не хуже нас. Но если она все-таки решит выдвигаться, хорошо бы им с Любой сесть вдвоем или с кем-то, кому они обе доверяют, и обсудить шансы друг друга, какую поддержку та, которая уступит, сможет получить от той, которая останется на поле, в случае победы, какое воздействие на общество окажет кампания каждой из них и так далее.

И решение должны принять они сами. И это вполне возможно — даже СПС с «Яблоком» в свое время смогли договориться, причем именно на выборах в Московскую думу. Было бы желание. И чтоб никто не мешал своим праведным гневом.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире