11:41 , 08 мая 2019

Александр Гольц: Как День Победы превращают в военно-патриотический маскарад

Стремясь все поставить под административный контроль, власть последовательно лишает самый большой праздник даже намека на искренность

Груднички цвета хаки

Мы уже привыкли, что празднование каждого Дня Победы сопровождается гигантским количеством всевозможных бестактностей. Например, к тому, что в гипермаркетах продают гимнастерки и пилотки для детей 2−3 лет. Да что там детсадовцы, желающие могут обрядить и грудничков в «костюм Победы для младенцев» (от 0 до 8 месяцев) цвета хаки с «настоящими армейскими пуговицами», пилоткой со звездочкой. Для желающих есть и коляска защитного цвета.

В прошлые годы уже имело место изготовление активистами «Молодой гвардии «Единой России» торта в виде памятника Родине-матери, а в онлайн магазинах можно было прикупить «приятную на ощупь» игрушку «Ветеран».

Отдельный разговор о том, что творят с георгиевскими ленточками. Их крепят на что угодно — от кефирных бутылок в универсаме до собачьих ошейников. Дошло того, что некие умельцы стали изготавливать из георгиевских лент кокошники.

К новшествам нынешнего празднования следует отнести то, что ростовские полицейские дабы «погрузиться в эпизоды из жизни советских солдат и ощутить атмосферу военных лет», надели форму НКВД. А в Великих Луках желающих приглашают на «дегустацию» (именно так, на «дегустацию») блокадного хлеба.

При этом надо признать: вся эта вакханалия пошлости меркнет в сравнении с тем, что учудил несколько лет назад мурманский филиал ЗАО «Военно-мемориальная компания», поздравивший ветеранов открыткой с описанием льготных похоронных услуг.

Тонкая скрепа

В последние годы День Победы все больше превращается в карнавал, эдакий военно-патриотический перформанс, в ходе которого чиновники предаются неограниченному административному восторгу на заданную тему. Поскольку это люди глубоко равнодушные ко всему, кроме собственного благополучия, в итоге у них получается нечто вроде костюмированных военных игр, которые ежегодно устраивают на Бородинском поле: гусары, уланы, русские, французы, кивера, ментики.

И большинство населения принимают такой маскарад без возмущения. Этому, конечно, есть объяснение. Три четверти века — долгий срок, сменилось по меньше мере три поколения. Чем дальше от нас война, тем меньше она вызывает горестных чувств, связанных с гибелью и страданием близких. Увы, люди, которые могли бы рассказать правду о подвиге и трагедии уходят. Сегодня в стране живут всего 80 тысяч участников войны.

На наших глазах становится все тоньше одна из последних реальных, а не специально выдуманных скреп, хоть как-то держащих наше атомизированное, разобщенное общество. День Победы — единственный государственный праздник России в подлинном значении этого слова. Отношение к Победе было способно объединять подавляющее большинство граждан нашей страны вне зависимости от достатка, образования, политических предпочтений. Но российская власть, в силу своей природы стремящаяся все поставить под административный контроль, последовательно лишает праздник даже намека на искренность.

Самый показательный пример здесь — то, что произошло с акцией «Бессмертный полк», рожденной когда-то искренним стремлением почувствовать как судьбы отдельных семей сливаются в судьбу всего народа. Люди несли фотографии своих близких, тех, кто участвовал в войне. Это был искренний и благородный порыв.

Но вот государство присвоило «Бессмертный полк» себе. И он тут же превратился в нудную обязаловку, со спущенными сверху разнарядками, заранее утвержденной формой одежды. И главное — портретами совершенно чужих людей.

Только в этой ситуации могло произойти то, что случилось в Севастополе. Одна организация «Бессмертного полка» своровала у другой полтысячи заранее заготовленных портретов. Такое возможно, только если участникам мероприятия совершенно все равно, чьи портреты они будут нести.

Приватизация Победы

Узурпировав права на Победу, власти видят угрозу в любом сколько-нибудь самостоятельном взгляде на войну. Так, уже не первый год идет травля правозащитного общества «Мемориал», которое ежегодно проводит конкурс сочинений школьников «Человек в истории. Россия — ХХ век». Телеканал «Россия-24» посвящает специальные репортажи этому конкурсу, рассказывая, что он, оказывается, проводится на деньги злокозненных немецких фондов. Что уже само по себе, по мнению авторов репортажей, обеспечивает искаженный, «русофобский» взгляд на историю.

«Россия-24» действует в трогательном единении с погромщиками из националистических организаций, которые раз за разом пытаются сорвать церемонию вручения наград победителям конкурса. Дело в том, что семейные истории, безыскусно изложенные детьми, сами по себе нарушают бодряческие мифы о войне, которые старательно внушаются властью.

Приватизация Победы позволяет Кремлю использовать ее для возвеличивания нынешнего начальства, оправдания политического курса. Россия оказалась в глухой международной изоляции — из-за присоединения Крыма и секретной войны на Донбассе. Но мы объясним это извечной ненавистью Европы к России, расскажем о том, как «вся Европа вооружала фашистов». Польша является одним из главных критиков Кремля — услужливые «исследователи» быстро состряпают нечто, доказывающее, что Варшава сама спровоцировала Вторую мировую войну.

Об Украине и говорить не приходится. Вот уже пять лет отечественное телевидение без остановки вещает про украинских «фашистов» и «бандеровцев», пытаясь представить секретные операции на Донбассе как своего рода продолжение великой войны. Дело дошло до того, что на одном из плакатов, появившихся в провинциальных городах к 9 мая в 2015-м, взятие Дебальцево было названо великой победой русского оружия наряду с победой на Курской дуге.

На празднике лишние

При этом российские начальники делают все возможное, чтобы выглядеть в глазах жителей России наследниками полководцев Великой Отечественной. Одна беда, нынешние ветераны, очень и очень пожилые люди, часто не слишком ухоженные — не достаточно хороший фон для праздничных интервью молодящихся российских руководителей, которые родились через 10−20 лет после Победы. Поэтому лидеры страны сокращают до минимума общение с настоящими ветеранами. Собственно говоря, многочисленные молодцеватые статисты в красноармейских гимнастерках, участники всего этого военно-патриотического перформанса, и нужны, чтобы обеспечить фон, так необходимый нынешним руководителям.

При этом они совсем не смущаются тем, что оказались не в состоянии выполнить свои же обещания в отношении ветеранов. Еще 9 (!) лет назад все участники войны должны были получить отдельные квартиры. До сих пор обещания не выполнены. В 2017-м министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Михаил Мень заявлял, что осталось 278 ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны 1941−1945 годов, нуждающихся в улучшении жилищных условий. И, естественно, обещал закрыть проблему в том же году.

И вот в 2019-м вице-премьер Татьяна Голикова сообщает: в жилье все еще нуждается 161 ветеран. Они, поведала вице-премьер, встали в очередь в 2018-м. Все дело, оказывается в том, что «их жилье в предыдущие годы ремонтировалось, но теперь признано непригодным». На самом деле, это означает, что какие-то чиновники, чтобы не давать квартиры старикам, ставили на ремонт жилье в принципе непригодное для житья.

Таково реальное отношение российского чиновника к ветеранам. Если называть вещи своими именами, они ждут, когда уйдет последний ветеран, который требует внимания и заботы. И уж тогда-то они с удовольствием будут говорить о том, что никто не забыт.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире