12:08 , 29 апреля 2019

Александр Гольц: Почему США, Россия и Китай не договорятся о ядерном разоружении

За словами Трампа о необходимости трехстороннего договора стоит намерение отказаться от СНВ, а это грозит новой ядерной гонкой
Программа мира от Трампа

Дональд Трамп, который все два с лишним года своего президентства старательно позиционировал себя в качестве абсолютного антипода Барака Обамы, неожиданно поднял на щит лозунг бывшего президента о всеобщем ядерном разоружении. В интервью телеканалу Fox News Трамп заявил, что США, России и Китаю стоит отказаться от ядерного оружия: «Я видел, как президент Путин в России заявил о том, что рад возможности помогать США с Ким Чен Ыном и Северной Кореей. Мы хотим избавиться от ядерного оружия, мы все должны. Россия должна избавиться от него, Китай должен избавиться от него».

Это не просто слова. Незадолго до этого телеканал CNN со ссылкой на источники в администрации президента США сообщил, что Белый дом проводит интенсивные межведомственные переговоры о возможных вариантах нового договора по сокращению ядерного вооружения с участием России и Китая. Судя по комментариям неназванного высокопоставленного сотрудника, речь идет о некоем глобальном соглашении, которое включит «все вооружения, все боеголовки, все ракеты» трех обладателей самых больших ядерных арсеналов.

То есть в Белом доме вырабатывают меры, которые и не снились практичному Обаме. Тот шел к ядерному разоружению постепенно, путем долгих переговоров, договариваясь о сокращениях американского и российского потенциалов (которые составляют больше 90% от общего числа всех ядерных боеприпасов в мире). Подход нынешней администрации США скорее похож на тактику Международного отдела ЦК КПСС. В момент, когда СССР оказывался под огнем критики международного сообщества после очередной авантюры, будь то вторжение в Афганистан или уничтожение южнокорейского «Боинга», китайским партийным руководством выдвигалась некая глобальная Программа мира. Очевидно невыполнимая, но позволявшая упрекать Запад в нежелании заниматься «настоящим разоружением».

Первую половину своего президентского срока Трамп не выказывал особого интереса к данной теме. Скорее, наоборот. Он назначил советником по национальной безопасности Джона Болтона, известного противника любых соглашений об ограничении вооружений. Результаты не замедлили сказаться. Соединенные Штаты объявили о выходе из Договора о ракетах средней и меньшей дальности, обвинив Москву (может быть, вполне обоснованно) в его нарушении. При этом многие полагают, что существовал шанс сохранить договор, если бы Вашингтон решился на длительные переговоры экспертов.
Компромиссы потеряли цену

После фактической ликвидации ДРСМД встал вопрос о последнем и самом важном российско-американском соглашении — Договоре о сокращении стратегических вооружений (СНВ), подписанном в 2010 году. Договор СНВ устанавливает предельные потолки по количеству как стратегических носителей (700 развернутых и 800 вместе с неразвернутыми), так и ядерных боеголовок (1550).

Как любой подобный договор, СНВ является результатом компромисса. Это соглашение дает США несколько очевидных преимуществ. В частности, согласно договору, каждый стратегический бомбардировщик (способный на практике нести дюжину крылатых ракет) засчитывается как одна боеголовка. При этом стратегических бомбардировщиков у США гораздо больше, чем у России. Более того, договор позволяет не уничтожать, а переводить в статус «неядерных» бомбардировщики и ракеты «Трайдент», развернутые на подводных лодках.

Однако все это меркнет по сравнению с тем главным преимуществом, которые СНВ предоставляет России. И девять лет назад, в момент подписания Договора СНВ, и теперь у России существенно меньше носителей, чем у США. Согласно последним данным, у Москвы 524 развернутых носителя, у Вашингтона — 656 (при 800 неразвернутых). Это означает, что США, как и в 2010-м, уже имеют разрешенное количество ракет и боеголовок и не могут его превысить. А вот Россия может наращивать и, главное, обновлять свой ядерный арсенал, не беспокоясь, что Соединенные Штаты получат существенное количественное превосходство. Именно на это обстоятельство указывают противники договора на американской стороне. Не случайно в ходе предвыборной кампании Трамп заявлял, что Договор СНВ невыгоден США.

Между тем до истечения срока действия договора осталось всего два года. Он должен быть либо продлен еще на 5 лет, либо уйти в историю. Вашингтон пока что уклоняется от прямого ответа относительно будущего договора. «Если мы сможем договориться как надо, если мы сможем гарантировать, что он подходит на 2021 год и дальше, то президент Трамп сказал ясно, что, если мы сможем выработать хорошее надежное соглашение о контроле над вооружениями, мы должны получить его», — делает весьма туманные заявления госсекретарь Майк Помпео.

Россия вроде бы ясно высказывается за продление договора. Однако при этом выдвигает вполне вздорные претензии к США относительно исполнения договора. Вашингтон перевел, мол, в одностороннем порядке около сотни носителей в разряд «неядерных», а у России нет возможности проверить статус этих носителей. При этом никто не объясняет, что, собственно, мешает задействовать механизм инспекций. Их за 9 лет проведено около трехсот. Если бы было желание, вполне можно было проверить, не обманывают ли США Россию.

Разумеется, эти обвинения укрепляют в Вашингтоне позиции тех, кто не хочет продления договора. Скорее всего, и в Москве вполне влиятельны обскурантисты, которые считают: никакого режима контроля не нужно вовсе. Так, год назад директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД Владимир Ермаков вполне всерьез утверждал, что «новые юридически обязывающие международные договоренности в области контроля над вооружениями в обозримом будущем вряд ли возможны». Он уверял, что «военно-технологический расклад кардинальным образом поменялся именно в пользу России».

И это притом, повторим, что СНВ чрезвычайно выгоден России. Ведь в случае, если договор не будет продлен, США смогут очень быстро нарастить свой потенциал, разместив максимальное количество боеголовок на ракетах «Трайдент» и «Минитмен», чьи конструкции это позволяют.
Китайская карта

Если учесть, что Договор СНВ прямо связан с практически умершим уже соглашением о ракетах средней и меньшей дальности, то вероятность, что он не будет продлен, весьма высока. Похоже, и Москва, и Вашингтон уже готовы списать договор. Просто сейчас идет поиск предлога. Если в России предполагают использовать надуманные обвинения в невыполнении Соединенными Штатами договора, то в Белом доме предполагают разыграть китайскую карту.

Разумеется, если бы удалось включить Китай в переговоры по ядерному разоружению, это стало бы важнейшим достижением в построении более безопасного мира. Только к этому нет абсолютно никаких предпосылок. В настоящее время Пекин считает вполне достаточными свои официальные заявления о неприменении ядерного оружия первым, а также о неприменении его против неядерных государств. Китай выдвигает два предварительных условия своего участия в любых переговорах по контролю над ядерным оружием: во-первых, отказ США и России от использования ядерного оружия первыми, а во-вторых, «существенное» сокращение ядерных арсеналов Москвы и Вашингтона.

При этом Пекин отказывается даже называть размеры своего ядерного арсенала. Известно, что в 80−90-х в Китае была реализована программа строительства так называемой «Подземной Великой стены», системы хранилищ ядерного оружия, сделанных в скальном грунте в центральной части страны. «Подземная Великая стена» надежно скрывает китайское ядерное оружие от национальных средств разведки других стран, как принято называть спутники-шпионы. Аналитики обречены вычислять количество ядерных боеприпасов исходя из объемов наработанных разделяющихся материалов. Из их расчетов следует, что у китайцев сегодня 600−900 боеприпасов, что, по крайней мере, сопоставимо с российским и американским арсеналами.

Китайская позиция представляется железобетонной. Ни у Вашингтона, ни у Москвы нет весомых аргументов, чтобы убедить Пекин в необходимости таких переговоров. В этой ситуации идея Трампа о трехстороннем глобальном соглашении выглядит не более, чем уловкой, чтобы оправдать ликвидацию системы контроля над вооружениями. А в результате вместо обещанного «глобального» соглашения о ядерном разоружении мир получит бесконтрольную гонку ядерных вооружений.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире