10:49 , 13 февраля 2019

Федор Крашенинников: Как Сурков проговорился о реальных намерениях политической элиты

Статья Владислава Суркова о «большой машине» Путина — ода милитаризму. Построено полицейское государство, и Сурков это приветствует

Вышедшая в понедельник в «Независимой газете» статья помощника президента Владислава Суркова является концентратом из всей той окрошки, которой уже много лет кормят российское общество под видом идеологии. Зачем она на самом деле написана и для кого — тема для сериала из придворной жизни, но так ли это важно? В практическом смысле вся статья — заявка на смету и какую-то новую роль для ее автора.

Интересны в тексте несколько мест, которые сообщают нам не столько о том, что хочет сказать автор, сколько о том, что на самом деле происходит в его голове. К несчастью, голова Суркова — это не только его личная голова, но и часть коллективного разума правящей группировки. И это требует некоего внимания к ее содержимому.

Тарахтение «политической машины»

Первая мысль в статье Суркова, которая лично меня действительно развеселила, звучит так: «Большая политическая машина Путина только набирает обороты и настраивается на долгую, трудную и интересную работу».

В переводе на русский язык, это надо понимать так: прошедшие 20 лет были только настройкой, поэтому они как бы не считаются, самое лучшее и интересное — в бесконечном завтра. Следовательно, ни о каком уходе Путина и речи идти не может — он же только начинает, только машину отладил, ну вы что?

Легко увидеть за этим спорным тезисом любимый и самый затертый козырь официозной пропаганды — каждый новый срок Путина подавать так, как будто он только что пришел к власти после долгого периода хаоса и анархии, поэтому надо немного потерпеть, дать время — и через пару-тройку лет все наладится, будет прорыв.

Зато понятно, почему тарахтение «большой политической машины Путина» в последнее время такое надсадное: возможно, за время сборки многие важные детали уже успели выйти из строя или вовсе украдены и проданы жуликоватым обслуживающим персоналом, поэтому топлива аппарат жрет все больше, а кроме шума и вони ничего не производит и никуда не движется.

Но сам образ, согласитесь, забавный: стоит такая большая-пребольшая машина в центре грязи и бардака, кряхтит, тарахтит, дымит, но никуда не едет — а вокруг расхаживает один из ее конструкторов с тросточкой и всех успокаивает: вы погодите, вот сейчас она уже как заведется, как начнет интересно работать! Дайте только срок! Ну да, и еще бюджет, конечно.

Отдельный вопрос — для кого интересна работа этой машины, кроме обслуживающего её персонала? Возможно, самому Суркову действительно интересно стоять в третьем ряду за спиной Путина и наблюдать за азартным геополитическом покером. Но почему это должно быть интересно тем, кто в силу жизненных обстоятельств находится не в вип-зоне глобального казино, а в каком-нибудь задыхающемся от ядовитого смога Сибае или ломает руку в центре заваленного снегом Санкт-Петербурге — автор статьи никак не поясняет.

Мир глазами телезрителя

Восхитительно, помимо прочего, то, с какой непосредственностью Сурков выдает источники своих представлений о мире западной политики — западные же игровые сериалы! Здесь сразу вспоминается слова бабушки из некогда знаменитого фильма «Курьер»: «Я каждый день смотрю телевизор и, уверяю вас, очень хорошо знаю нашу молодежь».

Сурков пишет: «В добрые намерения публичных политиков теперь никто не верит… Знаменитые политографические сериалы от «Босса» до «Карточного домика» соответственно рисуют натуралистические картины мутных будней истеблишмента».

Тезис этот не нов, и во времена, когда «Карточный домик» еще был действительно популярным, ходила байка, что его смотрит чуть ли не сам Путин и в Кремле все свято веруют, что вот так все оно и происходит. Значит, не байка это была: смотрели, верили, конспектировали и друг другу говорили — вот видишь, как у них там все на самом-то деле!

Сурков и все его единомышленники и сослуживцы, постигающие порочность западной демократии, глядя сериалы, выглядят ничуть не лучше охранника продуктового дискаунтера, рассуждающего о тонкостях европейской политики 18-го века по мотивам политографического сериала про гардемаринов. Разница лишь в том, что охранник разглагольствует в частном порядке, а сурковы с таким интеллектуальным багажом правят страной.

Нельзя не отметить вскользь, что окончательно лишает статью какого-либо содержательного смысла постоянное употребление автором обобщений: все понимают, никто не верит и т. д. Каким образом автор получил сведения о том, как думают все — остается загадкой. Наверное, из сериалов, ну или может из аналитических программ российского телевидения.

Гимн полицейщине

Но самый пронзительный абзац в тексте Суркова — это восторженный гимн полицейщине и милитаризму. Позволю себе процитировать его: «Высокое внутреннее напряжение, связанное с удержанием огромных неоднородных пространств, и постоянное пребывание в гуще геополитической борьбы делают военно-полицейские функции государства важнейшими и решающими. Их традиционно не прячут, а наоборот, демонстрируют, поскольку Россией никогда не правили купцы, считающие военное дело ниже торгового, и сопутствующие купцам либералы, учение которых строится на отрицании всего хоть сколько-нибудь «полицейского»… Имманентное свойство любого государства — быть орудием защиты и нападения».

Собственно, что еще надо узнать о том государстве, к созданию и воспеванию которого приложил руки и Сурков? Оно изначально не существует для людей и их удобства, оно — орудие защиты и нападения, существует для удержания огромных пространств. И главные люди в нем — защищающие и нападающие, а не какие-то то жалкие «купцы».

Что должен делать человек, если он не силовик и даже не купец-либерал, а просто обыватель — остается вне зоны интересов автора.

Жизнь и судьба простых людишек, не носящих погонов и не имеющих чинов на госслужбе, витающего в геополитических эмпиреях Суркова ничуть не интересует. И он даже не пытается это скрывать: гордитесь пространствами, молитесь за защитников и восхищайтесь нападениями — вот и весь рецепт для пресловутого «населения».

А за теми, кто не согласен, рано или поздно приедет большая полицейская машина. Собственно, если какую-то машину Путин 20 лет и настраивал — то только её.

Полицейское государство — это, по Суркову, не ругательство, а положительная характеристика. Полицейщина — это то, что надо не отрицать, как купец-либерал, а превозносить, как чиновник Сурков.

Вот, собственно, и все — что тут еще добавить? Государство — это орудие защиты и нападения, война — это мир, свобода — это рабство, незнание — сила, Сурков — интеллектуальный гений путинизма.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире