15:44 , 29 января 2019

Александр Гольц: Нарушит ли российскую оборону передача Японии Курильских островов

Военные последствия договора об островах — не причина, а лишь повод для Москвы продолжать бесконечные переговоры без шанса достичь результата

Ожидаемый провал

Переговоры российского президента Владимира Путина и японского премьера Синдзо Абэ на прошлой неделе ожидаемо закончились ничем. Публичная дипломатия, которую накануне встречи резко активизировал Токио, стремившийся представить передачу как минимум двух из четырех спорных островов Малой Курильской гряды как дело почти решенное, не принесла результатов.

Японская дипломатия явно попыталась воспользоваться чрезвычайно скверной международной ситуацией, в которую сейчас загнала себя Москва. Все меньше иностранных лидеров желают общаться с Путиным. Дональд Трамп, как помним, отказался от встречи с российским лидером на саммите G-20 в Сингапуре в ноябре прошлого года.

Явно желая сгладить унижение от этого отказа и создать впечатление собственной востребованности, тогда же в Сингапуре, на переговорах с Абэ, Путин и пообещал активизировать российско-японские контакты о заключении мирного договора на основе Совместной декларации от 19 октября 1956 года. Этот документ предполагал передачу Японии островов Хабомаи и Шикотан. Впрочем, позже СССР дезавуировал это обещание, объяснив свои действия заключением американо-японского договора безопасности и сохранением военного присутствия США.

Путин нынче заинтересован вовсе не в том, чтобы прийти к какому-то соглашению. Его интерес в том, чтобы вести бесконечные переговоры с японскими премьерами, которые, в отличие от вечного хозяина Кремля, обречены менять друг друга. И каждый из них, в своей самурайской наивности, будет искать и находить надежду в очередных путинских намеках.

Показательно, что сразу же после того, как Путин подчеркнул, что для заключения договора необходимо добиться «одобрения общественностью обеих стран», по стране прошли митинги с требованиями не отдавать «наши Курилы».

Точно так же, после того как министр иностранных дел Сергей Лавров напомнил (весьма витиевато) о влиянии американо-японского договора безопасности на возможный исход переговоров, появились многочисленные статьи о военном значении Курил для России.

Военные расчеты
Если суммировать приводимые аргументы, то они сводятся к тому, что в случае передачи островов Японии, Охотское море перестанет быть «внутренним», российским. Пять лет назад ООН признала шельф Охотского моря частью российского континентального шельфа. А само Охотское море, таким образом, признано внутренними водами РФ, что позволяет российским атомным подводным лодкам находиться там в относительной безопасности. Они могут выпустить свои ракеты по территории США даже не выходя в Тихий океан.

Возвращение островов Японии, пугают военные эксперты, приведет к тому, что американские корабли получат доступ в Охотское море, где смогут выслеживать наши субмарины. Более того, на этих островах может быть развернута военная инфраструктура «потенциального противника»: радары, станции слежения, средства целеуказания. Наконец, этот самый «потенциальный противник» может в критический момент установить контроль над проливами, по которым российские подводные лодки, базирующиеся на Камчатке, могут выходить в Тихий океан.

Эти аргументы имели бы смысл, если бы Кремль хотя бы теоретически допускал возвращение всех четырех островов. Действительно, корабли российского ВМФ используют пролив Екатерины, расположенный между островами Итуруп и Кунашир, а также пролив Фриза между островами Итуруп и Уруп. Разумеется, перейди все четыре острова, которые входят в гряду, отделяющую Охотское море от Тихого океана, под контроль Японии, ее военные корабли, равно как и корабли США получили бы законное право постоянно находиться в водах, которые сейчас считаются внутренними российскими.

Однако максимум чего могут добиться японцы от Владимира Путина — это возвращение только острова Шикотан, и гряды Хабомаи. Неслучайно СССР был готов передать их еще в 1956 году. Достаточно посмотреть на карту, чтобы убедиться — они выдвинуты в сторону японского острова Хоккайдо и Тихого океана. Между ними и Охотским морем — другие Курильские острова. Таким образом, российские права на Охотское море, как были, так и сохранятся.

Проливы вокруг Хабомаи и Шикотана — мелководные, крупным кораблям там не пройти. Американцам нет большого смысла развертывать свои военные объекты на этих островах. Точно такие же объекты можно развернуть на японском острове Хоккайдо. Так что командующий войсками США в Японии генерал Джерри Мартинес, который заявил, что планов развертывания военных объектов на Курилах нет, не слишком грешил против истины.

Хотя, конечно, России следовало бы договориться с Японией о неиспользовании в военных целях островов, которые будут переданы. С военной точки зрения для России было бы идеальным отдать Хабомаи и Шикотан, и договориться при этом о сохранении российского суверенитета над Кунаширом и Итурупом. Что касается двух последних островов, то можно было бы условиться о некоей «совместной хозяйственной деятельности», чтобы «закрыть вопрос» навсегда и подписать мирный договор.

Без США нельзя

Впрочем, Москва, похоже, торопится сейчас создать новые препятствия к достижению договоренности. Официальный представитель внешнеполитического ведомства Мария Захарова вдруг заявила, что «требование Советского Союза о выводе военных баз США из Японии должно учитываться в ходе переговоров о мирном договоре между Москвой и Токио». Сразу же штатные пропагандисты федеральных завели речь о том, что Япония оккупирована США, и ее суверенитет вообще «ограничен».

Желание гарантировать, что ни японские, ни американские военные объекты не появятся на Хабомаи и Шикотане, представляется вполне разумным. И японцам такие гарантии будет нетрудно дать. Но требование вообще отказаться от американского военного присутствия в Японии надежно блокирует любые перспективы подписания мирного договора. Токио никогда на это не пойдет.

В настоящее время в Японии находится около 40 тысяч американских солдат и офицеров, больше, чем где бы то ни было в Азиатско-тихоокеанском регионе, ситуация в котором остается чрезвычайно сложной и труднопредсказуемой. С одной стороны, у Японии — территориальный спор с Китаем об островах в Южно-Китайском море. С другой — постоянно существующая опасность военного конфликта с применением ядерного оружия на Корейском полуострове.

При этом японские Силы самообороны обладают весьма скромными возможностями. Их численность ограничена 250 тысячами военнослужащих. На вооружении — около 300 боевых самолетов и около 60 боевых кораблей, в основном эсминцев. Этого мало, чтобы противостоять противнику, у которого под ружьем миллионы солдат.

И, главное, Китай и Северная Корея обладают ядерным оружием. Собственно говоря, подписанный Вашингтоном и Токио в 1960 году договор безопасности не только обеспечивал США непотопляемым авианосцем. Предоставляя Японии военную защиту, Вашингтон исключал возможность возрождения милитаризма в этой стране.

Точно так же присоединение к НАТО Германии, которое так возмущало советских руководителей, предупреждало возрождение немецкого милитаризма, давая ясный ответ на вопрос, как обеспечивать безопасность ФРГ без чрезмерных, пугающих соседей военных усилий.

То есть, не будь договора безопасности с США, Япония обладала бы сегодня огромной армией и ядерным оружием — уровень технологического развития позволяет создать ядерные боеприпасы и их носители довольно быстро. Требование отказаться от договора безопасности — это требование о превращении Страны восходящего солнца в мощную военную и ядерную державу.

Вряд ли такая перспектива порадует Кремль. Дело в другом — военные вопросы, на взгляд Москвы являются идеальным средством, чтобы до бесконечности продолжать переговоры без шанса прийти к согласию.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире