11:32 , 19 января 2019

Федор Крашенинников: Почему не отправляют в отставку непопулярное правительство Медведева

Правительство все больше похоже на старый, плохо работающий и безнадежно забитый грязью фильтр, который не меняют за неимением нового

Публикация данных социологических опросов, которые свидетельствуют о желании большинства граждан России сменить правительство, едва ли могут удивить. Правительство в России всегда было малопопулярно. Что касается последних лет, то временами негативные эмоции населения целенаправленно отвлекали на правительство и лично Дмитрия Медведвева, так что ничего удивительного в его низких рейтингах нет.

В чем же оригинальна нынешняя ситуация?

Оригинальность в неуправляемости происходящего. Правительство Медведева так очевидно непопулярно, что хорошо бы его уже сменить, и это ставит Владимира Путина в неловкое положение: уволить правительство — значит поддаться давлению, не увольнять — значит солидаризироваться с ним, усиливая тем самым недоверие и к себе лично. И то и другое неприятно и чревато проблемами в будущем. Тем не менее, пока Медведев сохраняет свой пост и, возможно, эта ситуация изменится еще не скоро.

Правительство Медведева

Правительство Медведева было непопулярно еще до президентских выборов и одно из ожиданий даже вполне лояльной части населения от них заключалось в смене правительства. Но по внутриаппаратным или личным причинам Путин решил оставить Медведева и после выборов, что, как кажется, и изменило всю ситуацию.

Несколько лет граждан России приучали к мысли, что все хорошее — от президента, а все плохое — от правительства, в котором «засели либералы». И вдруг после выборов Путин переназначает Медведева и почти весь кабинет, демонстрируя свое доверие к структуре и персоналиям, которые у населения не вызывают никакого доверия и не пользуются никакой популярностью.

Вполне возможно, что в Кремле даже и не задумались, насколько сильно это было «против шерсти», против общественных настроений. Впрочем, чему удивляться, если Силуанов публично признается, что не думал, насколько сложным окажется обсуждение «пенсионной реформы»? Похоже, за годы сверхпопулярности Путина и российской власти в его лице, чиновники окончательно перестали обращать внимание на такие мелочи, как общественные ожидания и запросы.

Повышение пенсионного возраста, называемое в официозных кругах «пенсионной реформой» — это важнейший этап в отношениях власти и общества за последние годы и его истинное значение мы поймем позже. Казалось бы, вот зачем Путину было нужно сохранять после своего переизбрания это непопулярное правительство: чтоб обвинить его в непопулярной реформе и наконец отправить в отставку, вызвав этим хоть какой-то подъем энтузиазма и добрых ожиданий у россиян. И вроде бы к этому дело и шло: всё лето партии думской оппозиции дружно ругали правительство и обещали избирателям, что президент не допустит повышения пенсионного возраста, разберется и накажет тех, кто осмелился так обидеть народ.

Но развязка была действительно неожиданной: второй раз меньше чем за год Путин вышел из-за кулис и фактически взял на себя ответственность за все происходящее, поддержав Белый дом. Естественно, единение с непопулярным кабинетом министров в итоге отразилось на рейтингах президента: популярный в среде радикальных критиков власти тезис о том, что разницы между президентом и правительством нет и это одна компания, стал распространяться в значительно более широких кругах, усиливаемый обидой за очевидное предательство — для того ли миллионы людей, добровольно ли или принудительно, пришли в марте на избирательные участки и поддержали Путина, чтоб он потом с ними так поступил?

Вынужденная несменяемость

Почему Путин не может просто взять и отправить в отставку правительство Медведева?

На самом деле, причин тому очень много, но все они лежат за пределами публичной политики.

Начать надо с того, что по понятиям нашей элиты ни Медведева ни других министров нельзя просто так взять и уволить. Это рядового человека в любой момент можно так или иначе, но выставить на мороз в чем мать родила и ничуть не беспокоиться, как он дальше будет жить. Не так с чиновниками: их всех надо пристроить, причем — на хорошие должности.

Особенно сложно пристроить куда-то заслуженного соратника и бывшего президента Медведева. Под него сначала надо сконструировать значимый и солидный пост и только потом убирать его с правительства. Министрам и вице-премьерам тоже надо что-то предложить, а все популярные «кормушки» уже распределены между нужными людьми и организовать хотя бы десять престижных и доходных синекур не так-то просто.

Но гораздо острее стоит другой вопрос: кого назначить вместо?

После отставки Касьянова и до премьерства самого Путина Россия знала только один тип премьеров — технический. После возвращения Путина, уже седьмой год, что, кстати, дольше чем все годы премьерства Фрадкова и Зубкова, Россия неизменно живет при непопулярном премьере Медведеве. То есть, меняя правительство, Путину надо создать совершенно новую конфигурацию власти.

Технический глава правительства сейчас Путину совершенно не выгоден — при незаметном премьере за все плохое отвечает президент и никто больше. Сейчас бы Путину пригодился авторитетный и широко известный политик, который бы воспринимался как самостоятельная фигура, из которого потом можно было бы сделать отличного «мальчика для битья». Но, во-первых, где? Относительно известны среди населения в правительстве только Сергей Лавров и Сергей Шойгу, но ни один из них не выглядит специалистом по экономике и социальным делам, да и популярность их локализована в среде ура-патриотической общественности.

Предположим, назначение премьером Шойгу или Лаврова даже и вызовет короткий всплеск энтузиазма и ожиданий перемен, но с учетом непростых социально-экономических условий можно ожидать скорого и глубокого падения популярности нового кабинета. В итоге последние популярные фигуры в окружении Путина исчезнут и он останется один на один со всеми проблемами внутренней и внешней политики.

Во-вторых, кто бы ни был новым премьер-министром, его назначение и формирование кабинета предполагает сложнейшую систему гармонизации интересов различных групп в окружении президента. С учетом сложных взаимоотношению между кланами во власти, этот процесс может оказаться не только длительным и тяжелым, но даже и разрушительным для всей властной вертикали.

В-третьих, премьер-министр с зачатками личной популярности может оказаться слишком амбициозным и в решающий момент предпочесть спасать свою репутацию и свои перспективы, а не подставлять плечо президенту. Это, как кажется, главные препятствия на пути Сергея Собянина к высокому посту. Кроме того, в его случае возникает вопрос, кому оставить Москву. Учитывая значение столицы в жизни России, от ответа на него слишком многое зависит, а с кандидатурами у власти плохо. Достаточно посмотреть, какого тусклого чиновника ведут на пост главы Санкт-Петербурга, чтоб оценить масштаб кадрового голода внутри системы.

Отложенная жертва

Самый простой способ для президента не множить проблемы — тянуть время и ничего не менять, что собственно и происходит. Несмотря на то, что разница между президентом и правительством все менее различима, правительство все-таки берет на себя некоторое количество негатива, который в иной ситуации обрушился бы прямо на президента. Правительство сегодня — это старый, плохо работающий и безнадежно забитый грязью фильтр, который не меняют потому, что нового нет, а наличие хоть такого фильтра лучше, чем его отсутствие.

Сейчас-то, задним числом, понятно, почему радикальные перемены в правительстве не последовали сразу после выборов: после повышения пенсионного возраста любой кабинет и любой премьер были бы столь же непопулярными, и к началу 2019 года запрос на перемены был бы таким же острым, какой он и есть сейчас.

Возможно, снова и снова оставляя Медведева на высокой должности, Путин просто имеет в виду, что впереди гораздо более серьезные испытания для населения и его отношения к власти. Повышение пенсионного возраста — это далеко не последний неприятный сюрприз. В таком случае логично тянуть время и воспользоваться услугами верного Медведева по полной программе — чтоб он взял на себя по максимуму и ушел в отставку тогда, когда ситуация будет совсем уж напряженной.

Крайний шаг

Отставка правительства в нынешней ситуации — это крайний шаг, который можно делать один раз за много лет. Это ранний Путин на фоне роста своего рейтинга мог позволить себе роскошь иметь технических премьеров и менять одного на другого по мере надобности. Теряющий популярность Путин вынужден относиться к смене правительства с преувеличенной осторожностью: если сделать всё не вовремя и не угадать с кадрами, то вместо передышки он может получить совсем иное — еще более сильное обрушение собственного рейтинга на фоне разочарования людей от нового правительства, и от премьера, и от самой ситуации кадровой чехарды.

Но даже если удастся угодить людям с новым премьером, трудно представить ситуацию, при которой экономика России вдруг пошла бы на поправку и людей охватил оптимизм. В условиях нарастания социально-экономических трудностей даже самый популярный деятель путинского окружения в считанные месяцы может оказаться еще более токсичным премьером, чем Медведев.

В отличие от первых президентских сроков, смена правительства сейчас или в обозримом будущем — это предвестие больших перемен на всех уровнях, даже если сделано все будет в попытке сохранить стабильность. За много лет фигурирования в верхних строчках табели о рангах Медведев все-таки стал одной из системообразующих фигур нынешнего режима. Поэтому его нельзя заменить безболезненно для президента, притом что и менять-то, как уже говорилось, особо не на кого: кроме бывших и действующих охранников и постаревших друзей молодости в резерве у Путина никого не осталось.

Федор Крашенинников, политолог, публицист

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире