10:48 , 14 ноября 2018

Александр Гольц: Как Холодная война 2.0 стала влиять на военные маневры

После крупнейших маневров ВС РФ на Дальнем Востоке НАТО провела небывалые по масштабу учения на Севере. Их сценарии все ближе к реальным сражениям

Сигнал участникам учений

Беспрецедентные по масштабам ноябрьские маневры стран НАТО получили большой политический резонанс: в Европе считают, что в них приняла участие Россия — не в роли вымышленного, как предполагалось по сценарию учений, а реального противника.

Началось с того, что Северный флот подгадал ракетные стрельбы своих кораблей в Норвежском море аккурат к тому времени, когда там же полным ходом шли учения флотов Североатлантического альянса. Натовцы устами своего генсека стоически ответили, что рассчитывают на разумность и профессионализм российских военных. Затем наш разведывательный самолет Ту-142 на низкой высоте пролетел над американским штабным кораблем Mount Whitney, откуда и осуществлялось руководство учениями. Позже в Минобороны России заявили, что Ту-142 выполнял «плановые полеты в воздушном пространстве над нейтральными водами Норвежского моря».

Наконец, на днях премьер-министр Финляндии Юха Сипиля заявил, что Хельсинки подозревает Россию в организации масштабных сбоев в работе системы спутниковой навигации GPS в Лапландии. Эта часть Финляндии примыкала к району учений и, очевидно, использовалась для пролета натовских военных самолетов. По его словам, этот сбой, произошедший как раз в ноябре во время учений Trident Juncture, был организован намеренно. Сипиля заявил, что за попытками создать помехи стояла Россия, которая таким образом «дала сигнал» всем участникам учений. «Это не шутки. Под угрозой оказалась воздушная безопасность обычных людей», — не скрыл возмущения финский премьер.

О сбоях в работе GPS сообщили и авиационные власти Норвегии. Уместно напомнить, что в день начала маневров российское военное ведомство распространило информацию о размещении новейших комплексов радиоэлектронной борьбы «Самарканд» в 13 регионах России, включая Мурманскую область. А один из экспертов, выступавших на ведомственном телеканале «Звезда», рассказал, что эти комплексы «способны полностью парализовать системы управления НАТО, для чего потребуются минимальные бюджетные затраты».

Так что следует констатировать: натовский генсек Йенс Столтенберг напрасно старался, когда в день начала маневров неоднократно повторил, что, проводя Trident Juncture, натовцы вовсе не имели в виду Россию в качестве военного противника. Как видим, Москва сама настойчиво предлагала себя на роль вымышленного государства «Муринус», которое, согласно сценарию учений, захватывало часть Норвегии. И, очевидно, неплохо сыграла эту роль, показав, что речь идет вовсе не об умозрительном сценарии. Натовским генералам, которые именно сейчас в ходе командно-штабных игр анализируют итоги военных учений, есть чем заняться.

Холодная война — уже реальность

Похоже, что Trident Juncture-2018 станут водоразделом с точки зрения военно-политической ситуации на Европейском континенте. Из сферы докладов аналитиков и политических заявлений новая холодная война стала определяющим фактором военного планирования. И эта данность, похоже, принята обеими сторонами конфликта.

Эти учения альянса стали самыми крупными с момента завершения предыдущего военного противостояния. В них участвовали свыше 50 тысяч военнослужащих, более 250 самолетов, 70 кораблей. Самый большой контингент — 14 тысяч солдат и офицеров — предоставили Соединенные Штаты. Для участия в учениях впервые за 30 лет американская корабельная группировка во главе с атомным авианосцем Harry Truman вошла в пределы Северного полярного круга.

Ведущие государства НАТО направили на учения уже не батальоны, как раньше, а полноценные бригады. «Северные», которые играли роль агрессора, были представлены норвежской, канадской и шведской бригадами. Им оказывала поддержку американская морская пехота. «Южные», которые сначала оборонялись, а потом перешли в победное наступление, были представлены частями объединенного немецко-голландского корпуса, а также бригадами Германии, Великобритании и Италии.

Так в «битве» за деревню Оппдал принимали участие около пяти тысяч военных — деревню, защищаемую испанцами, атаковали американские морпехи. Столько же военных из Норвегии, Великобритании, Германии, Дании, Польши, Франции, а также Финляндии и Швеции участвовали во встречном сражении с использованием артиллерии, танков и БМП. Тысяча норвежцев форсировали водную преграду под огнем британцев. В маневрах участвовали практически все натовские силы быстрого развертывания.

Таким образом, на севере Европы, в тысяче километров от наших границ ударные натовские бригады отрабатывают самую настоящую войну. Началась реализация принятой на июльском саммите НАТО концепции «4×30» — 30 механизированных батальонов, 30 авиаэскадрилий и 30 боевых кораблей должны быть развернуты в течение 30 дней. Приблизительно такое количество войск и было представлено на Trident Juncture.

Главное — мобильность

Последняя задача — развернуть войска в течение 30 дней, является, пожалуй, самой главной. 25 лет мира не прошли напрасно — количество военных в Европе кардинально уменьшилось. В условиях, когда ни Россия, ни НАТО не способны осуществить крупномасштабную военную операцию на континенте, Североатлантический альянс строит свои планы обороны на мобильности, на способности к экстренной переброске резервов.

Не случайно командовавший маневрами американский адмирал Джеймс Фогго справедливо отметил: одна из важнейших целей была достигнута еще до начала активной фазы Trident juncture. Пусть не за месяц, а пока что за два с половиной, но штабам НАТО удалось осуществить стратегическую переброску войск из-за океана в Норвегию. По морю и воздуху было перевезено полмиллиона тонн грузов — 250 морских транспортных средств доставили 2100 контейнеров.

Конечно, по масштабам это еще не те стратегические переброски, которые осуществлялись альянсом в годы предыдущей холодной войны, когда, напомню, стояла задача развернуть в Европе десять американских дивизий за десять дней. Тогда необходимость стратегической переброски объяснялась количественным превосходством Варшавского Договора над НАТО. Но факт, что теперь реализуется аналогичный сценарий — обеспечение срочного прибытия резервов из-за океана на театр военных действий.

И Россия ведет себя точно так же, как сорок лет назад вел себя СССР. Одновременно с натовскими маневрами проводятся учения, которые должны продемонстрировать тщету усилий атлантистов. Правда, сил хватает только на ракетные стрельбы, облет корабля управления, да, если обвинения финского премьера подтвердятся, попытки нарушить систему управления.

Все началось в 2014-м

Отечественная телепропаганда пытается представить Москву обороняющейся стороной. Мол, ни с того, ни с сего, вдруг дала о себе знать проклятая русофобия, которую атлантисты впитали с молоком матери. На самом деле можно точно указать на момент, когда Североатлантический альянс радикально поменял свои стратегические планы. Это случилось, когда Москва присоединила Крым и развязала «секретную войну» на востоке Украины.

Тогда перед НАТО встал вопрос: хватит ли у лидеров альянса политической воли привести в действие статью о коллективной самообороне в случае, если «зеленые человечки» появятся в странах Балтии. Ответом стали принятые в 2014 году решения о развертывании четырех многонациональных батальонных тактических групп в «прифронтовых государствах» — Литве, Латвии, Эстонии и Польше.

В свою очередь отечественное военное ведомство едва ли не еженедельно сообщало тогда о формировании новых дивизий. Таковых можно было насчитать не меньше двух десятков. Только вот согласно официальным данным, численность Вооруженных сил при этом выросла не больше, чем на 10 тысяч военнослужащих. Стало быть, все эти соединения обречены быть недоукомплектованными.

А натовцы медленно наращивают боевую мощь, о чем и свидетельствуют прошедшие маневры. Еще одна неприятная для Москвы новость заключается в том, что в Trident juncture участвовали свыше 600 военнослужащих из Финляндии и бригада из Швеции. То есть, свои войска направили страны, которые жестко и последовательно придерживались политики нейтралитета в годы первой холодной войны. А теперь они ищут безопасности под натовским зонтиком.

Пока шли маневры Trident Juncture, в России их неоднократно сравнивали с маневрами «Восток-2018». Опять-таки, чтобы подчеркнуть отечественную мощь. Казалось бы, такое сравнение вполне уместно. При том, что важнейшим элементом обоих учений была стратегическая переброска, по официальным данным в «Востоке» принимали участие около 300 тысяч военнослужащих. Получается в 6 раз больше, чем у НАТО.

Даже вполне лояльные властям обозреватели признавали: скорее всего, большая часть участников российских маневров вообще никуда не передислоцировались. В их число вписали все войска Восточного и Центрального военных округов. Не случайно организаторы пригласили иностранных атташе лишь на демонстрационный день, из чего невозможно составить представление о масштабах учений, проходивших на гигантском пространстве. Натовцы же, которые гордятся своей открытостью, предоставили нашим наблюдателям возможность присутствовать на всех этапах учений.

К сожалению, и сами Trident Juncture 2018, и российская реакция на них неопровержимо свидетельствуют, что военное противостояние в Европе будет только нарастать.



Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире